Компенсация морального вреда

Компенсация морального вреда

 

Трудно назвать проблему, которая вызывала бы более оживленную и острую дискуссию в цивилистической науке, нежели вопрос о конкретизации размера компенсации морального вреда.

Как справедливо подмечено в юридической литературе, все существующие подходы к решению проблемы определения размера денежной компенсации за причиненный моральный вред условно можно разделить на две группы:

  1. на основе судейского усмотрения;
  2. исходя из единого алгоритма подсчета.

Суть первого подхода состоит в невозможности предварительной денежной оценки размера компенсации за причиненный моральный вред ввиду высокой вариативности конкретных ситуативных данных, а отсюда и предложение отдать ее исключительно на усмотрение суда.

Что касается второго подхода, то его представителями были высказаны различные точки зрения относительно критериев оценки компенсации морального вреда и методик по их учету. Рассмотрим некоторые из них.

Так, С.С. Шипшин, А.Н. Калинина и Д.В. Бердников считают, что при определении размера компенсации за причиненный моральный вред необходимо учитывать ряд критериев:

  • длительность (устойчивость, обратимость), степень выраженности, глубину (интенсивность) страданий;
  • ситуацию причинения страданий;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя и страданиями пострадавшего;
  • индивидуально-психологические особенности пострадавшего.

М.Н. Малеина утверждает, что в качестве определения размера компенсации должна учитываться "общественная оценка фактического обстоятельства, вызвавшего дискомфорт, а не субъективное восприятие потерпевшего". Также в других случаях "размер компенсации должен возрастать с учетом количества осведомленных о происшествии".

По мнению А.Л. Южаниновой, "степень страданий должна оцениваться интенсивностью физических страданий (тяжелые, средней тяжести, легкие), их последствиями (функциональные, органические, хронические), а также интенсивностью переживаний в связи с физическими страданиями (сильные, умеренные, слабые)".

Методике оценки размера компенсации причиненного морального вреда посвящена концепция В.Я. Понарина, специализирующегося в сфере уголовного судопроизводства. Автором были предложены два метода оценки морального вреда: "поденный" и "посанкционный". При использовании первого из них предлагается принимать во внимание количество дней в году и учитывать долю ежемесячного заработка виновного, приходящегося на один день. Соответственно, если суд придет к выводу о необходимости взыскания с ответчика суммы денег, например, в размере семнадцатидневного дохода, то, зная его доход, приходящийся на один день, легко определить и общую сумму денег, подлежащую взысканию с виновного в качестве компенсации морального вреда.

Суть предлагаемого В.Я. Понариным "посанкционного" метода сводится к установлению денежной компенсации за причиненный моральный вред в зависимости от размера санкции, предусмотренной статьей Уголовного кодекса, применяемой к подсудимому. При этом предлагается за каждый месяц лишения свободы взыскивать с виновного один минимальный месячный размер оплаты труда.

Следует отметить, что оба предложенных метода не лишены своих недостатков. Воздерживаясь от детального анализа поденного метода, заметим лишь, что он представляется нам достаточно спорным. С одной стороны, отсутствует тесная связь с самим деянием, его правовой оценкой и вызванными им последствиями. С другой стороны, как определить размер компенсации морального вреда, если потерпевший не работает (ребенок, студент, безработный и т.д.)? Недостатком посанкционного метода является недопустимая зависимость компенсации морального вреда от точного размера наказания в виде лишения свободы.

По мнению Н.В. Вуколовой, размер компенсации морального вреда, его соразмерность нравственным и физическим страданиям должны быть закреплены конкретно для каждого вида преступлений, перечисленных в Особенной части УК РФ, непосредственно в статьях Кодекса наряду с назначаемым наказанием за совершенное деяние.

Слабой стороной данного подхода является то, что автор не предлагает общей концепции для определения размера компенсации морального вреда применительно к различным видам правонарушений, а ограничивается лишь преступлениями.

Отдельного внимания, на наш взгляд, заслуживают работы тех авторов, которые при расчете размера денежной компенсации за причиненный моральный вред предлагают использовать специальные универсальные формулы.

Так, Н.И. Толстиков предлагает следующую математическую формулу для определения размера компенсации морального вреда:

моральный вред = МН (в месяцах) × МРОТ × КВП × СНС, где

  • МН – максимальное наказание за совершенное подсудимым преступление;
  • МРОТ – минимальный размер оплаты труда;
  • КВП – коэффициент вины подсудимого (наказание, полученное подсудимым по приговору суда за совершенное им преступление и определяемое в виде какой-либо части от максимального размера наказания по данной статье и части УК РФ);
  • СНС – степень нравственных страданий потерпевшего, которая определяется по шкале на основе заключения судебно-психологической экспертизы:
    • 0 – отсутствие каких-либо страданий;
    • 1 – в рамках нормальных, естественных среднечеловеческих переживаний;
    • 2 – сильные страдания, переживания;
    • 3 – очень сильные переживания, страдания, вызванные в том числе наступлением тяжелых последствий совершенного преступления.

К недостаткам данной концепции, на наш взгляд, следует отнести тот факт, что данная методика, во-первых, ориентирована на определение размера компенсации морального вреда исключительно за уголовно наказуемые деяния; во-вторых, не позволяет учитывать индивидуальные особенности потерпевшего и другие, значимые для определения конечного размера компенсации, обстоятельства.

Во многом лишенной вышеуказанных недостатков видится методика определения размера компенсации морального вреда, предложенная специалистом в области гражданского права А.М. Эрделевским. Он предлагает использовать принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного морального вреда. Иными словами, за больший моральный вред – больший размер возмещения и наоборот. В основу этой методики, как и в посанкционном методе В.Я. Понарина, подходе Н.В. Вуколовой и В.И. Толстикова, закладывается соотношение размеров санкций различных статей Уголовного кодекса как наиболее объективно отражающих соотносительную значимость охраняемых этими статьями благ. При этом за единицу автор принимает некий базисный уровень размера компенсации морального вреда, определенный применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями. Этот уровень предлагается установить в размере 720 минимальных размеров оплаты труда (далее – МРОТ). Обосновывая данный размер, автор исходит из того, что 720 МРОТ – это заработок гражданина за десять лет при размере месячного заработка, равным МРОТ, и именно такой среднемесячный заработок в настоящее время в наибольшей степени стимулируется нашим налоговым законодательством. Применяя указанный базисный уровень и соотношение максимальных размеров санкций статей Уголовного кодекса, автор разрабатывает таблицу размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам посягательств на нематериальные блага личности. При этом, учитывая, что не все виды правонарушений влекут уголовную ответственность, размер компенсации презюмируемого морального вреда для не являющихся преступлениями правонарушений принимается равным размеру компенсации того же вреда для видов преступлений, влекущих, по мнению разработчика, сходную глубину страданий. Так, презюмируемый моральный вред при нарушении имущественных прав потребителей, а также причинение морального вреда незаконными действиями и решениями органов власти и управления приравнивается к презюмируемому моральному вреду при уголовно наказуемом обмане потребителей.

В соответствии с таблицей базисный уровень, например, за причинение средней тяжести вреда, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями, будет 360 МРОТ, а за похищение человека, повлекшее тяжкий или средней тяжести вред здоровью, – 1080 МРОТ.

Далее, руководствуясь критериями, предусмотренными гражданским законодательством, предлагается уже применительно к конкретному правонарушению определять размер компенсации действительного морального вреда. При этом, по мнению автора, действительный размер может превышать презюмируемый не более чем в четыре раза, однако без ограничений размера в сторону уменьшения.

Для облегчения учета критериев компенсации морального вреда А.М. Эрделевский рекомендует использовать разработанную им специальную формулу следующего вида:

D = d × fv × i × c × (1 – fs) × p, где

  • D – размер компенсации действительного морального вреда;
  • d – размер компенсации презюмируемого морального вреда;
  • fv – степень вины причинителя вреда, предлагаемая в пределах: 0 ≤ fv ≤ 1;
  • i – коэффициент индивидуальных особенностей потерпевшего, при этом 0 ≤ i ≤ 2;
  • c – коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств, при этом 0 ≤ c ≤ 2;
  • fs – степень вины потерпевшего, при этом 0 ≤ fs ≤ 1;
  • p – коэффициент имущественного положения причинителя вреда, который, по мнению составителя формулы, должен быть помещен в пределы от 0,5 до 1 включительно.

Для коэффициента, отражающего степень вины причинителя вреда, автор предлагает использовать следующие значения: 0,25 – при наличии простой неосторожности; 0,5 – при наличии грубой неосторожности; 0,75 – при наличии косвенного умысла и 1 – при наличии прямого умысла.

Для коэффициента, отражающего степень возможной вины потерпевшего, автор предлагает значение 0,5 при грубой неосторожности потерпевшего, а при наличии любого вида умысла – равным 1, что равносильно отказу в компенсации морального вреда в соответствии с п. 1 ст. 1083 ГК РФ.

Положительным моментом данной теории следует считать стремление автора выработать единый базисный уровень, придерживаясь которого любой судебный состав на всей территории Российской Федерации мог определить размер презюмируемого морального вреда для каждого конкретного правонарушения и далее с учетом остальных предусмотренных ГК РФ критериев определить размер действительного морального вреда.

Однако предложенная выше юридическая конструкция имеет и свои существенные недостатки. Во-первых, противоречивым представляется тот факт, что содержание термина "презюмируемый моральный вред" и методика его денежной оценки не совпадают между собой. Так, например, рассматривая "презюмируемый моральный вред" как среднюю глубину страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего, при определении его денежного эквивалента автор ограничился лишь установлением базисного уровня и определением его размера при нарушении различных видов прав. Индивидуальные особенности потерпевшего А.М. Эрделевский предполагает учитывать лишь для определения конечного (действительного) размера морального вреда.

Во-вторых, существенным недостатком изложенной концепции является подход автора к определению размера презюмируемого морального вреда для правонарушений, не являющихся преступлениями. Так, принимая размер компенсации презюмируемого морального вреда при сходных правонарушениях равным размеру презюмируемого морального вреда при преступлениях, автор фактически отождествляет их общественную опасность.

В-третьих, частным недостатком в работе, на наш взгляд, следует считать и то противоречие, что А.М. Эрделевский, считая причинение тяжкого вреда с особой жестокостью, издевательствами и мучениями одним из наиболее опасных и принимая его за единицу (720 МРОТ), допускает наличие в приведенной им таблице и более высоких значений. Так, например, за похищение человека, повлекшее тяжкий или средней тяжести вред здоровью, а также за изнасилование, повлекшее тяжкий вред здоровью или заражение ВИЧ-инфекцией, размер презюмируемого вреда равен 1,5 (1080 МРОТ). На наш взгляд, целесообразнее было бы принять за единицу при определении размера компенсации презюмируемого морального вреда именно эти правонарушения.

Погосова З.М., Сидоров В.Н. и Редчиц М.А. провели сравнительный анализ теоретических расчетов предполагаемого размера компенсации морального вреда по формулам А.М. Эрделевского и Н.И. Толстикова и пришли к выводу о необходимости внесения в обе формулы поправочных коэффициентов.

Сделав этот коэффициент единственным, зависящим от усмотрения судьи, по мнению авторов, можно будет облегчить подсчет компенсации морального вреда для всех заинтересованных участников судопроизводства.

Следует отметить, что идея о введении поправочных коэффициентов в цивилистической литературе далеко не нова. Так, еще В.И. Манукян утверждал, что любая формализованная методика расчета морального вреда должна строиться на некоем начальном параметре и различных поправочных коэффициентах.

Слабым звеном данной методики, на наш взгляд, является наличие большого количества поправочных коэффициентов, что в конечном итоге может привести к непрозрачности произведенных расчетов.

В этой связи заслуживает особого внимания точка зрения А.В. Верещагиной, которая считает, что разработка числовых выражений компенсации, основанных на обстоятельствах причинения вреда (тяжесть инкриминированного деяния, количество инкриминированных составов, длительность уголовного преследования, системы и виды примененных мер процессуального принуждения и т.п.), должна дополняться проведением специальных исследований, которые объективируют особенности индивида, степень и глубину его физических и нравственных страданий. С точки зрения действующего законодательства при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний, суд обязан назначать экспертизу. На это указывает формулировка ч. 1 ст. 79 ГПК РФ, в которой правомочие суда по поводу назначения экспертизы выражено словосочетанием "суд назначает экспертизу", а "не может назначить экспертизу". Только таким образом возможно преодоление "вкусового" определения взыскиваемых компенсаций морального вреда. Использование такого подхода, по мнению автора, предполагает, во-первых, разработку системы критериев и их стоимостную оценку, которые должны быть легализованы, во-вторых, изменение сложившегося стереотипа доказывания при разрешении этих исков, для которого не требуется никакого уточнения имеющегося гражданского процессуального законодательства.

Представляется, что такое многообразие точек зрения по указанной проблематике обусловлено стремлением авторов выработать единую методику определения размера денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Следует отметить, что в настоящее время и в развитых странах намечена тенденция к упорядочению при определении размера возмещения неимущественного вреда, что достигается путем введения таблиц для определения размера компенсации психического вреда, причиненного умышленным преступлением в Англии, и предписанием ориентироваться на ранее вынесенные судебные решения по делам, связанным с сопоставимыми правонарушениями в Германии.

Иная ситуация в отношении определения размера компенсации морального вреда складывается в российской правоприменительной практике.

В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины причинителя вреда; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; характер физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться совокупным применением ст. 151 и 1101 ГК РФ. Данное обстоятельство вызвало обоснованную критику в юридической литературе. Такое положение кажется нам не совсем удачным в силу того, что вряд ли для определения размера компенсации за претерпевание морального вреда целесообразно руководствоваться критериями, предусмотренными различными нормами. Более разумным было бы существование одной "специальной нормы", предусматривающей весь необходимый для определения размера компенсации морального вреда арсенал критериев. На наш взгляд, такой нормой может являться ст. 1101 ГК РФ, "определяющая способ и размер компенсации морального вреда", после внесения в нее соответствующих изменений и дополнений, в результате которых положения, предусмотренные п. 2 ст. 151 ГК РФ, утратят свое значение.

Одним из критериев является, как было указано выше, степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения морального вреда. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, предусмотрен ст. 1100 ГК РФ.

При разрешении вопроса о деликтной ответственности закон придает определенное значение и виновному поведению потерпевшего. Это так называемая смешанная вина (п. 1 ст. 404 ГК РФ), характерная в основном для гражданского права.

При смешанной вине ответственность характеризуется тем, что она возлагается как на причинителя вреда, так и на потерпевшего. Вопрос о возмещении вреда решает суд пропорционально степени вины причинителя и потерпевшего. Так, вина потерпевшего может либо повлечь полный отказ в возмещении причиненного ему вреда, либо уменьшить размер возмещения. Не возмещается вред, возникший вследствие умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1083 ГК РФ). Например, при самоубийстве гражданина, бросившегося под автомобиль, владелец вред не возмещает. Но если вред возник у потерпевшего вследствие его грубой неосторожности, то в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения уменьшается (п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Следует отметить, что в силу п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Из анализа ст. 1083 ГК РФ следует, что степень вины как причинителя вреда, так и потерпевшего является обязательным критерием оценки судом размера возмещения морального вреда, в то время как имущественное положение гражданина – причинителя вреда – это факультативный критерий, его применение является не обязанностью суда, а его правом проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащего к выплате возмещения.

Следующим критерием является степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (ч. 2 ст. 151 ГК РФ). Очевидно, что при определении степени физических и нравственных страданий законодатель делает упор на словосочетание "с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред", тем не менее ни действующий ныне ГК РФ, ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в ред. от 15.01.1998) не раскрыли содержание понятия индивидуальных особенностей потерпевшего.

Такая ситуация дает свободу толкования данного понятия. Так, А.М. Эрделевский считает, что индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК РФ – это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание для оценки действительной степени физических и нравственных страданий и определения соответствующего размера компенсации. На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что индивидуальные особенности – это конкретные обстоятельства, свойственные конкретному лицу, которые подлежат доказыванию в каждом конкретном случае.

Определив, что сам факт проявления морального вреда в виде неблагоприятных изменений в психической сфере человека – явление сугубо индивидуальное и иногда не поддающееся проявлению вовне, мы сталкиваемся с неразрешимой проблемой доказывания индивидуальных особенностей потерпевшего в каждом конкретном случае. Для единообразного толкования индивидуальных особенностей потерпевшего, на наш взгляд, целесообразно использовать обстоятельства, присущие всем физическим лицам, исключая их персонификацию. В качестве таких обстоятельств следует учитывать пол, возраст потерпевшего и продолжительность периода, в течение которого потерпевший до своей смерти переносил психические страдания.

Следует заметить, что сложившаяся российская судебная практика уже давно учитывает данные обстоятельства для определения размера возмещения. По такому пути идут и развитые государства Европы. Так, в Германии при определении размера возмещения суды берут во внимание продолжительность периода, в течение которого потерпевший переносил боль и страдания. Как правило, чем короче этот период, тем ниже установленный размер выплат. Возраст, в частности пожилой, обычно влияет на размер возмещения в сторону его снижения, и наоборот, сокращение предстоящей жизни, влекущее за собой психические страдания, обычно является основанием для увеличения размера выплаты. Кроме того, при определении размера возмещения во внимание принимается пол потерпевшего. Считается, что вредное воздействие на девушек и молодых женщин оказывается сильнее, чем на мужчин того же возраста. В Англии для определения размера возмещения психического вреда используется Тарифная схема 1994 г., определяющая зависимость размера компенсации от временных рамок претерпевания психического вреда (например, минимальный предел – психический вред, продолжающийся от 6 до 16 недель, оценивается в 1 тыс. фунтов стерлингов, максимальный, выразившийся в постоянной утрате жизненной активности, оценивается в 20 тыс. фунтов стерлингов).

Определив обстоятельства, необходимые для учета индивидуальных особенностей потерпевшего, перейдем к характеристике непосредственно зависимой от них степени физических и нравственных страданий. Под степенью страданий следует понимать весь объем негативных психических реакций, происходящих в организме человека, в связи с умалением его материальных или нематериальных благ. В свою очередь, данный объем негативных психических реакций имеет зависимость от:

  • вида того или иного блага, которому причинен вред;
  • остроты и продолжительности психогенного фактора.

Для определения степени физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего, на наш взгляд, целесообразно использовать следующую формулу:

T = (Amax – At) × 12МЗП × K, где

  • T – степень физических и нравственных страданий;
  • Amax – ожидаемая продолжительность жизни при рождении;
  • At – возраст потерпевшего, в котором он претерпел моральный вред;
  • K – коэффициент пропорциональности.

Примечание. Автор предпочитает, в соответствии с общепринятой практикой, при выборе символов и букв исходить из англоязычного варианта применяемых терминов:

  • A – age (возраст);
  • D – damage (ущерб, опасность);
  • K – coefficient (коэффициент);
  • M – maximum (максимум);
  • T – test (подвергать испытанию, претерпевать, страдать).

Перейдем к характеристике величин, приведенных в формуле для определения денежного размера степени физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего. Автор рассматривает степень физических и нравственных страданий как совокупность составляющих ее элементов, т.е. длительности страданий, пола, возраста и степени умаления того блага, которому причинен вред.

Первой составляющей величиной является длительность страданий. Что значит в нашем случае длительность страданий и каковы их временные рамки? Для того чтобы правильно ответить на этот актуальный вопрос, необходимо определить начальную и конечную точки претерпевания морального вреда. Начальной точкой претерпевания морального вреда (At) следует считать возраст потерпевшего непосредственно в период совершения в отношении его противоправного деяния.

Рассматривая психику человека как устойчивую систему, способную сопротивляться внешним факторам и возвращаться в первоначальное состояние, следует отметить, что в случаях воздействия на нее сильных психогенных факторов (смерть близкого родственника, угроза жизни и т.д.) она теряет присущие ей восстановительные свойства. Причем осознание остроты происходящего зависит от индивидуальных особенностей потерпевшего. Так, один и тот же психогенный фактор, например смерть близкого родственника, может вызвать у нескольких лиц разные психические реакции (один спустя некоторый промежуток времени вернулся к повседневной жизни, однако при наличии психогенного фактора (смерти другого лица при аналогичных или сходных обстоятельствах) вспоминал о случившемся, другой же, наоборот, навсегда утратил жизненную активность). Поэтому при определении степени физических и нравственных страданий следует учитывать не только те страдания, которые испытал потерпевший в момент совершения в отношении его противоправных действий, но и те страдания, которые он будет претерпевать в будущем под воздействием психогенных факторов. Таким образом, конечной точкой страданий (A), по мнению автора, целесообразнее считать момент наступления смерти потерпевшего. Следует заметить, что по такому же пути определения конечных временных рамок претерпевания морального вреда идет и российская судебная практика. В качестве примера приведем выдержки из некоторых судебных решений.

"Х. обратилась в суд с иском о солидарном взыскании с ответчиков П. и Н. в связи с совместным причинением ими смерти кормильцу Х. суммы ежемесячной денежной компенсации на содержание несовершеннолетних детей умершего до дня их совершеннолетия и о взыскании суммы денежной компенсации морального вреда.

В обоснование иска истица Х. указала, что в результате совместных преступных действий П. и Н. ей и ее несовершеннолетним детям был причинен моральный вред, выражающийся в нравственных страданиях, поскольку она лишилась мужа и отца своих детей, который помогал ей в их воспитании и содержании.

Истица просила суд взыскать в ее пользу с П. и Н. солидарно сумму денежной компенсации на содержание несовершеннолетних детей <...> в размере <...> ежемесячно до совершеннолетия детей, компенсацию морального вреда в размере <...>, судебные расходы в размере <...>.

При рассмотрении дела судом было установлено, что приговором Саянского городского суда Иркутской области от <...> П. и Н. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного Ч. <...>, с назначением каждому осужденному наказания с применением <...>. Этим же приговором с П. и Н. в пользу потерпевшего Д. – брата погибшего Х. – солидарно была взыскана компенсация морального вреда в размере <...>.

То обстоятельство, что гибелью супруга и отца истице <...> и их несовершеннолетним детям причинены нравственные страдания, судебная коллегия посчитала не нуждающимся в доказывании.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд, в соответствии с положениями ст. 151 и 1099 ГК РФ, принял во внимание характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, что истцам причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны Х. Учитывая фактические обстоятельства дела и наступившие последствия, индивидуальные особенности истцов, с учетом установленных обстоятельств дела, суд обоснованно определил размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истцов, в размере <...>, что соответствует требованиям разумности и справедливости как в отношении истцов, так и в отношении ответчиков".

По другому делу "С. в интересах несовершеннолетних детей – С.А., <...> г. рождения, С.Д., <...> г. рождения, обратилась в суд с требованием к М. о взыскании компенсации морального вреда, в обоснование указав, что приговором Боготольского районного суда от 6 сентября 2011 г. М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 6 месяцев без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Вследствие совершенного М. преступления погиб ее муж и отец детей С.Е. Решением Боготольского районного суда от 10 ноября 2011 г. с М. в ее пользу в качестве компенсации морального вреда взыскано 500 000 рублей. Вследствие смерти отца дети испытали сильные нравственные страдания, прервалась тесная связь с малолетними детьми, один из которых является инвалидом детства, требующим повышенного родительского внимания, постоянного ухода, лечения. Второй ребенок получил психологическую травму от произошедшего, так как убийство отца произошло на его глазах. Истец просил суд взыскать с М. в пользу С.А., <...> г. рождения, и С.Д., <...> г. рождения, компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей каждому.

Решением Боготольского районного суда от 10 ноября 2011 г. с М. в пользу С. в качестве компенсации морального вреда, причиненного смертью мужа – С.Е., взыскано 500 000 рублей.

То обстоятельство, что гибелью отца несовершеннолетним детям причинены нравственные страдания, Судебная коллегия посчитала не нуждающимся в доказывании.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции, в соответствии с положениями ст. 151 и 1099 ГК РФ, принял во внимание характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, что истцам причинено горе, от последствий которого они никогда не оправятся, будучи до конца жизни лишены душевного тепла и поддержки со стороны С.Е.В., фактические обстоятельства дела и наступившие последствия, индивидуальные особенности несовершеннолетних и с учетом установленных обстоятельств дела, и обоснованно определил размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу каждого ребенка в размере 250 000 рублей, что, по мнению Судебной коллегии, соответствует требованиям разумности и справедливости как в отношении истцов, так и в отношении ответчика".

Используемая автором величина А (ожидаемая продолжительность жизни при рождении, т.е. число лет, которое в среднем предстояло бы прожить человеку из поколения родившихся при условии, что на протяжении всей жизни этого поколения возрастная смертность останется на уровне того года, для которого вписан показатель) позволяет наиболее точным образом учесть влияние основных факторов (экономические потрясения, уровень социального обеспечения и т.д.) на продолжительность жизни человека. Показатель рассчитывается по субъектам Российской Федерации на основе половозрастного состава населения и числа умерших, распределенных по однолетним возрастам на основании Методики, изложенной в приложении 1, утвержденной Приказом Росстата от 5 июля 2013 г. № 261 "Об утверждении Методик расчета показателей для оперативной оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации". В таблице приводятся данные ожидаемой продолжительности жизни при рождении как мужского, так и женского населения.

Таблица

Период

Мужчины и женщины

Мужчины

Женщины

1926 – 1927 гг. (по европейской части РСФСР)

43

42

46

1958 – 1959

68

63

71

1961 – 1962

69

64

72

1965 – 1966

70

64

73

1970 – 1971

69

63

74

1975 – 1976

68

62

73

1980 – 1981

68

62

73

1985 – 1986

69

64

74

1986 – 1987

70

65

75

1988

70

65

74

1989

70

64

74

1990

69

64

74

1991

69

63

74

1992

68

62

74

1993

65

59

72

1994

64

58

71

1995

65

58

72

1996

66

60

72

1997

66

60

72

1998

67

61

73

1999

66

60

72

2000

65

59

72

2001

65

59

72

2002

65

59

72

2003

65

58

72

2004

65

59

72

2005

65

59

72

2006

67

60

73

2007

68

61

74

2008

68

62

74

2009

69

63

75

2010

69

63

75

2011

70

64

75

2012

70

64

75

2013

71

65

76

2014

71

65

76

2015

71

65

76

Разность между ожидаемой продолжительностью жизни при рождении и возрастом, в котором потерпевший претерпел моральный вред, позволяет нам судить о времени, на протяжении которого потерпевший будет испытывать душевный дискомфорт, поэтому, на наш взгляд, именно этот временной отрезок подлежит денежной оценке и возмещению.

Для денежной оценки размера возмещения причиненного морального вреда целесообразно было бы использовать принцип эквивалентности, т.е. за определенный промежуток времени претерпевания морального вреда подлежит возмещению определенная сумма, выраженная в минимальных размерах заработной платы. Например, один месяц претерпевания морального вреда равен размеру одной минимальной заработной платы. Исходя из такого принципа, умножая 12 МЗП (компенсация за претерпевание годичных страданий) на разность между величинами A и At, мы получаем размер компенсации, равный единице.

Как было сказано выше, объем страданий зависит от вида охраняемого законом блага и степени его умаления. Наиболее жесткой мерой ответственности, применяемой государством за совершение правонарушения, является уголовное наказание, поэтому можно предположить, что соотношение максимальных санкций норм Уголовного кодекса, предусматривающих ответственность за преступные посягательства на права человека, наиболее объективно отражает соотносительную значимость охраняемых этими нормами благ. Поэтому представляется целесообразным использовать эти соотношения для определения соразмерности объема психических страданий при нарушениях соответствующих видов прав.

Применение методики соотношения максимальных санкций норм Уголовного кодекса позволило автору разработать таблицу коэффициента пропорциональности применительно к УК РФ. Заявленный подход позволяет также определить коэффициент пропорциональности и в других случаях, поскольку не все виды правонарушений влекут уголовную ответственность (например, для административных, гражданских правонарушений). Следует отметить, что чем выше общественная опасность правонарушения, тем выше коэффициент пропорциональности и, следовательно, больше объем причиненных страданий. Также следует иметь в виду, что минимальный коэффициент пропорциональности при правонарушениях, влекущих за собой уголовную ответственность, должен быть выше, чем максимальный коэффициент пропорциональности для правонарушений, не влекущих уголовной ответственности.

Перейдем к анализу критерия "характер физических и нравственных страданий". Вряд ли под характером страданий можно понимать что-либо иное, чем их ви. Для оценки размера возмещения за причиненный моральный вред законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические. Исходя из смысла ст. 1101 ГК РФ, оценивая при определении размера возмещения за причиненный моральный вред характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намерен поставить размер компенсации в зависимость от вида как физических, так и нравственных страданий. Под физическими страданиями можно понимать боль, головокружение, стресс, зуд, тошноту. Под нравственными страданиями – горе, беспокойство, страх, стыд и другие негативные эмоции. Характер страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель был в состоянии установить определенную количественную соотносительность между их разновидностями. Однако ни теоретически, ни практически не представляется возможным установить какое-либо соотношение между болью и горем, головокружением и беспокойством и т.д. По нашему мнению, учитывать характер физических и нравственных страданий можно лишь с принятием во внимание тех благ, которые могут быть с ними сопряжены (например, страх может сочетаться с нарушением прав на жизнь, боль – с нарушением права на личную неприкосновенность и т.д.). Поэтому, на наш взгляд, для определения размера денежного возмещения за причиненный моральный вред следует учитывать не характер физических и нравственных страданий, а характер и значимость тех благ, которым причинен вред (что ранее и делает автор при определении степени физических и нравственных страданий), поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

В силу ст. 1101 ГК РФ характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Следует отметить, что положение данной статьи не вносит чего-либо нового по сравнению со ст. 151 ГК РФ, поскольку фактически дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Таким образом, можно сделать вывод об избыточности данного критерия в ст. 1101 ГК РФ.

Для облегчения учета вышеперечисленных критериев компенсации морального вреда можно рекомендовать применение формулы, объединяющей их для целей определения размера возмещения действительного морального вреда.

D = t × fv × (1 – fs) × Kc × 1 / Kp, где

  • D – damage (ущерб, опасность);
  • T – test (испытывать, страдать);
  • F – fault (вина);
  • V – violator (нарушитель, причинитель вреда);
  • S – survivor (потерпевший); C – circumstances (обстоятельства);
  • P – property (имущество);
  • K – coefficient (коэффициент);
  • D – размер возмещения действительного морального вреда;
  • t – степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • fv – степень вины причинителя вреда;
  • fs – степень вины потерпевшего;
  • Kc – коэффициент учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств, при этом 0 < c ≤ 2;
  • Kp – коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, при этом 1 ≤ p ≤ 2.

Следует отметить, что значение коэффициента степени вины причинителя вреда должно находиться в пределах 0 ≤ fv ≤ 1. Во всех случаях, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ, степень вины причинителя вреда fv следует считать равной 1.

Поскольку вина потерпевшего учитывается в целях снижения размера возмещения, то по общему правилу значение коэффициента fs должно находиться в пределах 0 ≤ fs ≤ 1. Однако в случаях причинения вреда жизни и здоровью, когда отказ в возмещении вреда не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК РФ), значение данного коэффициента должно находиться в следующих пределах 0 ≤ fs < 1.

В юридической литературе установлена зависимость юридических обстоятельств от фактических данных по делу (доказательств), оценка которых в силу ст. 67 ГПК РФ отнесена к компетенции суда. Из сказанного следует, что и определение коэффициентов степени вины причинителя вреда, степени вины потерпевшего, а также коэффициента учета заслуживающих внимания фактических обстоятельств по делу следует отдать на усмотрение правоприменителя, ограничившись лишь установлением их крайних пределов. На наш взгляд, это будет способствовать более полному и всестороннему рассмотрению всех юридически значимых обстоятельств дела.

В свою очередь, определение коэффициента учета имущественного положения причинителя вреда целесообразно связать с учетом дифференциации населения в зависимости от денежных доходов на душу населения. Так, согласно положениям Приказа Росстата от 2 июля 2014 г. № 465 "Об утверждении Методологических положений по расчету показателей денежных доходов и расходов населения", денежные доходы населения определяются как сумма всех денежных поступлений населения, которые доступны для текущего потребления и не уменьшают сбережений населения за счет расходования финансовых и нефинансовых активов или увеличения обязательств. Из определения денежных доходов населения исключаются поступления за счет продажи нефинансовых активов, изъятия денежных сбережений, полученные кредиты и ссуды. Денежные доходы определяются на основе суммы следующих основных компонентов:

  • трудовые доходы;
  • социальные выплаты;
  • доходы от собственности;
  • прочие денежные поступления.

Согласно уровню денежных доходов на душу населения, население Российской Федерации принято делить на пять групп: первую – представляющую население с наименьшими денежными доходами, вторую, третью, четвертую и пятую, представляющие категорию лиц с доходами на душу населения выше прожиточного минимума. Коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда, относящегося ко второй и последующим группам, а также в случае умышленного причинения вреда, на наш взгляд, целесообразно принять за условную единицу. За единицу следует принимать коэффициент учета имущественного положения причинителя вреда и в случаях причинения вреда субъектами, предусмотренными ст. 1068 – 1070 ГК РФ. В данных случаях причинитель вреда полностью возмещает причиненный им моральный вред. Определение коэффициента учета имущественного положения причинителя вреда, относящегося к первой группе, целесообразнее предоставить на усмотрение суда в каждом конкретном случае ввиду того, что, указав конкретный коэффициент, можно лишить человека последних средств к существованию, что явно не будет соответствовать устоям правового государства.

Как видим, в эту формулу не включены какие-либо критерии, отражающие учет требований разумности и справедливости, так как само существование методики оценки и определения размера действительного морального вреда делает их наличие избыточным.

Такой подход представляется нам оправданным, так как он устанавливает ориентиры и пределы для правоприменителя, оставляя вместе с тем свободу для судебного усмотрения и учета особенностей конкретного дела.

Проведенный анализ данного раздела работы позволяет сформулировать некоторые предложения по совершенствованию норм ГК РФ, регулирующих определение размера возмещения за причиненный моральный вред: ч. 2 ст. 151 ГК РФ исключить; ст. 1101 ГК РФ изложить в следующей редакции:

"Статья 1101. Способ и размер возмещения за причиненный психический вред

1. Возмещение психического вреда осуществляется в денежной форме, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

2. Размер возмещения психического вреда определяется судом в зависимости от степени психических страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, степени вины причинителя вреда, а также с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен психический вред".

Далее – ЗАКЛЮЧЕНИЕ