Компенсация морального вреда

Компенсация морального вреда

 

Приступая к рассмотрению понятия "моральный вред", необходимо отметить, что в цивилистической литературе под вредом понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным.

Имущественный вред, согласно ст. 15 ГК РФ, выражается в возникновении у потерпевшего реального ущерба и в лишении его возможности получить запланированные доходы (упущенная выгода). Главной особенностью имущественного вреда является то, что вред причиняется имущественной сфере потерпевшего и он всегда может быть выражен конкретной денежной суммой. По-иному обстоят дела с вредом моральным, не имеющим материального содержания. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. разъяснил, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), или нарушающими имущественные права гражданина. В частности, согласно указанному Постановлению моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причинением увечья, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Нетрудно заметить, что в данном Постановлении раскрывается содержание преимущественно одного из элементов морального вреда – нравственных страданий. Явный приоритет, отдаваемый при расшифровке понятия "моральный вред" нравственным страданиям над физическими, можно наблюдать и во взглядах ряда ученых, занимающихся исследованиями в области компенсации морального вреда. Так, например, по мнению Е.А. Михно, моральный вред есть отрицательные последствия нарушения имущественных или неимущественных благ, выразившиеся в душевных страданиях и переживаниях. Иными словами, основанием для денежной компенсации морального вреда является правонарушение, в результате которого лицо претерпело эмоциональный урон. Физические страдания как правовая категория в понятие морального вреда, по мнению автора, не могут быть включены. Они приобретают юридическую значимость для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда лишь постольку, поскольку вызывают нравственные страдания. Аналогичной точки зрения придерживается и А.В. Шичанин.

Тенденция приоритета нравственных страданий над физическими нашла свое закрепление и в работах ученых, занимающихся исследованиями в области уголовно-процессуального права. Так, В.М. Савицкий и И.И. Потеружа считают, что "моральный вред состоит в нарушении объективных прав гражданина, которое оскорбляет его честь, роняет его достоинство в глазах других людей, дискредитирует его и в связи с этим причиняет нравственные страдания". В своей работе авторы отмечают, что когда у человека похищают имущество или наносят ему побои, то это, конечно, связано с определенными переживаниями, и в этом смысле моральный вред является как бы органичной частью всякого вреда, причиняемого гражданину преступлением. Его даже теоретически невозможно отделить от вреда физического или имущественного. Однако далее все-таки уточняется, что такое широкое понимание морального вреда имеет скорее бытовое, нежели юридическое значение. Ученые, стоящие на такой позиции, фактически считали, что моральный вред имеет самостоятельное значение лишь в случаях, когда цель преступника сводилась именно к причинению гражданину морального вреда в результате совершения преступления (например, при клевете).

Правоведы, придерживающиеся более широкого подхода к данной проблеме, полагают, что под моральным вредом, причиненным преступлением, нельзя понимать лишь умаление чести и достоинства граждан, он может также заключаться в причинении лицу и иных нравственных страданий, например, при совершении половых преступлений, хулиганстве, краже.

Несомненный интерес представляет точка зрения В.А. Дубривного, который под моральным вредом понимал "нарушение нормального психического состояния человека, вызванное преступным посягательством на охраняемые законом его субъективные права и интересы, а также иные блага, в результате чего этому лицу причиняются нравственные страдания".

В свою очередь, А.А. Власов считает, что под моральным вредом следует понимать "причиненный физическому лицу – независимо от умысла (вины) – нравственный ущерб", который выражается в унижении его чувств, состоит в создании у потерпевшего негативных ощущений и эмоций (нравственных переживаний, страданий) и влечет негативные последствия для его психики, носит нематериальный характер, опосредованно (через сознание) причиняет также и физический вред. При этом, по мнению ученого, выделяются (условно): нравственный вред, не связанный с физическим страданием (когда физическое страдание не соотносится с нравственным переживанием); нравственный вред, связанный с физическим страданием (когда физическое страдание соотносится с нравственным переживанием).

Считаю, что акцент на нравственные страдания может привести к неоднозначному пониманию как самой категории "моральный вред", так и существа института компенсации морального вреда, поскольку такие страдания являются только одной из двух составляющих морального вреда. Согласно ст. 151 ГК РФ термин "моральный вред" предполагает наличие факта претерпевания как нравственных, так и физических страданий. Таким образом, приведенную выше "позицию" вряд ли можно считать удачной в силу одностороннего отражения правовой природы морального вреда.

Наряду с вышеизложенными в юридической литературе существуют и иные взгляды относительно юридического понятия "моральный вред". Так, М.Н. Малеина отмечает, что "...иногда понятия "неимущественный" и "моральный" считают тождественными и используют в качестве синонимов". Но, по мнению автора, это не совсем удачно, ибо "неимущественный вред выражается в причинении нравственных переживаний (собственно моральный вред) и физических страданий.

Моральный вред может заключаться в страхе, унижении, беспомощности, стыде, в переживании иного дискомфортного состояния в связи с утратой родных, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением сведений, не соответствующих действительности, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физический вред выражается в причинении физической боли. Часто нарушение права сопровождается и моральным, и физическим вредом. В связи с этим предлагается не противопоставлять их, а последовать примеру стран, где "...компенсируются оба вида неимущественного вреда".

В своих последующих работах М.Н. Малеина отмечает, что термин "моральный вред" раскрывается в законе как физические или нравственные страдания, а "поскольку "нравственный" и "моральный" выступают как синонимы, то более удачно было бы использовать в законодательстве термин "неимущественный вред". Кроме того, неимущественный вред может сочетать физические и нравственные страдания. Поэтому правильно рассматривать неимущественный вред как физические и (или) нравственные переживания, а не как исключающую их альтернативу".

Неимущественный вред, по мнению Р.П. Тимешова, представляет собой физические, нравственные и психические страдания, переживания, эмоции, вызванные отрицательным воздействием на внутренний духовный и физический мир человека, на его неимущественные блага. Необходимость включения в общее родовое понятие "неимущественный вред" нравственных (наряду с психическими) страданий, по мнению ученого, вызвана важностью защиты нравственных ценностей человека, его внутреннего духовного (нравственного) мира, адекватной оценки его нравственных качеств всем обществом в целом.

О необходимости закрепления понятия "неимущественный вред" говорит и Н.В. Кузнецова, полагая, что "термин "моральный вред", исходя из его буквального толкования, не совсем удачен. Вместе с тем выделение в качестве самостоятельных таких правовых категорий, как "вред физический", "вред психический" и так далее, не приветствуется, поскольку принципы возмещения психических переживаний и физических страданий одинаковы... Подчеркнув в законодательстве неимущественный характер физических страданий в нынешнем понимании морального вреда, легче было бы избежать смешения понятий "компенсация" и "возмещение" дополнительных расходов имущественного характера, что имеет место в судебной практике".

Г.Г. Горшенков, возражая против введения понятия "неимущественный (нематериальный) вред", утверждал, что данный термин не полностью отражает характер причиненного неимущественным правонарушением вреда и исключает присутствие в нем экономического признака. В этой связи ученый считает целесообразным заменить понятие "моральный вред" термином "субъективные потери", которым охватываются признаки как неимущественного (нематериального), так и материального характера вреда, причиненного правонарушением.

К.И. Голубев и С.В. Нарижний, полагая, что все болезненные ощущения будут отражаться в сознании пострадавшего и вызывать самые различные психические переживания: страх, озабоченность за свою жизнь, здоровье, беспокойство за исход лечения, горе из-за утраты какого-либо органа, чувство ущербности и социальной неполноценности, полагают, что физические страдания "живут своей самостоятельной жизнью" и тем самым не подпадают под категорию психических страданий, предлагают ввести термин "нематериальный вред", которым можно охватить и физические, и психические страдания.

Отдельного внимания заслуживает и предложение С.М. Воробьева о введении нового термина "моральный дискриминационный вред". Ученый считает, что данный вид вреда представляет собой дискомфортное состояние потерпевшего, обусловленное совокупностью неблагоприятных психофизических последствий для человека, вызванных причинением ему нравственных или физических страданий в результате совершения в отношении этого лица акта дискриминации.

Особенность морального вреда, по мнению С.М. Воробьева, причиненного в результате дискриминации, заключается в следующем: во-первых, моральный вред как преступное последствие от дискриминации является обязательным признаком преступного деяния; во-вторых, моральный вред наличествует при причинении другого вида вреда, он сопряжен с любым вредом и одновременно самостоятелен в причинении; в-третьих, моральный (опосредованный) вред от дискриминации может причиняться обществу опосредованно через причинение вреда потерпевшему; в-четвертых, моральный вред ставит под угрозу разрыва системы общественных отношений посредством нарушения персонифицированных отношений, т.е. ограничения быть участником этих отношений (инвалидность, обострение заболевания, потеря работы, общественного статуса); в-пятых, моральный вред не может проявляться как внешнее физическое изменение в организме человека, он связан с его внутренней стороной, с душевным или психическим расстройством человека; в-шестых, каждый человек испытывает моральный вред от преступления по-разному, поэтому такой вред имеет персонифицированный характер.

В российской цивилистической литературе существует и другое предложение относительно введения нового термина, который обозначил бы то, что на данный момент понимается под моральным вредом. "Поскольку моральный вред находит выражение в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы использовать понятие "психический вред".

Соглашаясь с предложением о введении нового термина "психический вред", мы склонны считать, что он должен иметь другое содержание, нежели предложенное А.М. Эрделевским.

Исходя из смысла ст. 151 ГК РФ моральный вред определяется как "физические или нравственные страдания". Очевидно, что законодатель рассматривает слово "страдания" как приоритетное в определении морального вреда. На наш взгляд, это не совсем обоснованно. Термин "страдания" предопределяет, что неправомерные действия причинителя вреда обязательно должны вызвать определенную психическую реакцию. Однако для того, чтобы отреагировать на психогенное воздействие, человек должен прежде всего осознать смысл происходящего события, понять его возможные последствия. Следует отметить, что сам процесс отражения субъектом объективного мира в специальной литературе трактуется как нормальное психическое состояние. Осознание приходящей извне информации о неправомерном умалении того или иного его блага препятствует нормальному биологическому функционированию человека и вызывает у него психический дискомфорт. Таким образом, рассматриваемое выше состояние – это психическая реакция человека на совершение в отношении его противоправного деяния.

В целом следует говорить о двух аспектах проявления психических реакций на умаление того или иного блага. Прежде всего, это инстинктивная реакция, проявляющаяся в виде эмоций. Без эмоций не может протекать нормальная психическая деятельность, и, соответственно, отсутствие или неадекватность их свидетельствуют о болезненном ее изменении. Эмоции – это всегда и пассивный, и активный процесс. Пассивность эмоций определяется зависимостью их характера от внутреннего состояния организма и внешнего воздействия на него, а активность – способностью их побуждать к какой-либо деятельности. В целях идентификации восприятия человеком определенных событий можно воспользоваться классификацией основных эмоций: радость, гнев, удивление, отвращение, страх, грусть. Прочие эмоции можно представить как производные от базовых.

Неспособность человека овладеть процессом, адаптироваться к изменившейся ситуации вызывает более глубокие последствия на психическом уровне, которые проявляются в виде неврозов и невротических реакций. А указанные последствия представляют собой расстройство психической деятельности, что само по себе и является психическим вредом, а возникшие в связи с этим страдания от углубления ощущений социальной и физической неполноценности являются лишь следствием причинения психического вреда.

Поскольку, как было отмечено выше, моральный вред находит выражение в негативных изменениях психической деятельности человека, правильнее было бы использовать понятие "психический вред".

В подтверждение данного аргумента можно привести существование аналогичного института психического вреда в странах англосаксонской (прецедентной) системы права. В наибольшей степени это относится к Англии, США и ряду других государств (в основном – бывших английских колоний). Вариации определения психического вреда в праве Англии и США многочисленны: psychological injury (психический вред), psychiatric injury (психиатрический вред), nervous shock (нервный шок, нервное потрясение). Это обилие применяемой терминологии отражает не столько различные доктринальные подходы к институту компенсации психического вреда, сколько большой практический опыт применения аналогичных правовых институтов на протяжении многих лет.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Термин "компенсация" предопределяет невозможность приведения нарушенного блага в первоначальное положение. Данная точка зрения высказывалась и ранее известным российским цивилистом С.А. Беляцкиным: "Если под возмещением вреда понимать исключительно приведение нарушенного блага в то состояние, в котором оно находилось до нарушения (реституцию), то, строго говоря, моральный вред невозместим. Присуждение денежного эквивалента, способное устранить имущественный ущерб, не в состоянии погасить вред моральный. Орган человеческого тела – отрубленный, душевное спокойствие – отнятое, не покупаются и не продаются. Но невозможность реституировать для потерпевшего, уничтожить для него причиненный моральный вред еще не означает, что немыслимо возмещение в ином смысле, немыслимо такое удовлетворение, которое могло бы и с точки зрения субъективной потерпевшего и с точки зрения объективной считаться более или менее достаточным возмездием за причиненные страдания. Служащие общим критерием и мерилом ценностей и прав деньги должны и в данном случае явиться средством удовлетворения потерпевшего. Если денежное вознаграждение не будет здесь реституцией, то оно будет по крайней мере компенсацией".

Позиция автора процитированных строк не совсем обоснованна. По нашему мнению, нецелесообразно отождествлять физический вред и моральный вред. Физический вред выражается в ограничении возможности лица свободно передвигаться из-за ампутации ног, видеть или слышать при потере зрения или слуха. Проявление же морального вреда находит выражение в негативных изменениях психической деятельности человека по поводу того, что он осознает себя неполноценным членом общества из-за наличия указанных ограничений.

Ведущий специалист в области психиатрии Р.Р. Лидеман, рассматривая психическую деятельность человека в качестве очень сложной динамической системы, определил, что характерным свойством таких систем является устойчивость – способность сопротивляться внешним воздействиям и самопроизвольно возвращаться в первоначальное состояние спустя некоторый промежуток времени после того, как какая-либо причина выведет их из равновесия. Определив, что психике человека свойственно восстанавливаться, можно сделать вывод о возможности приведения ее в первоначальное положение. Следовательно, применение законодателем термина "компенсация морального вреда", на наш взгляд, не совсем обоснованно, правильнее было бы использовать термин "возмещение психического вреда".

Проведенный анализ данного раздела работы позволяет сформулировать некоторые предложения по совершенствованию норм ГК РФ, регулирующих отношения, возникающие в связи с компенсацией морального вреда:

  • термин "моральный вред" подлежит замене термином "психический вред" по всему тексту ГК РФ;
  • в ст. 12 ГК РФ "Способы защиты гражданских прав" слова "компенсации морального вреда" следует заменить словами "возмещения психического вреда";
  • статью 151 ГК РФ изложить в предложенной ниже редакции:

"Статья 151. Возмещение психического вреда

Если гражданину причинен психический вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежного возмещения указанного вреда.

При определении размера возмещения суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень психических страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего".

В п. 5 ст. 152 ГК РФ после слов "возмещение убытков и" ввести словосочетание "возмещение психического вреда";

статью 1099 ГК РФ изложить в следующей редакции:

"Статья 1099. Общие положения

Основания и размер возмещения за причиненный психический вред определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст. 151 настоящего Кодекса.

Психический вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежат возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Возмещение психического вреда осуществляется независимо от подлежащих возмещению иных видов вреда";

статью 1100 ГК РФ изложить в следующей редакции:

"Статья 1100. Основания возмещения психического вреда

Возмещение психического вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

  • вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  • вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;
  • в иных случаях, предусмотренных законом".

Далее – Правовые проблемы определения размера денежной компенсации за причиненный моральный вред