Соглашения в семейной сфере

Савельев Д.Б. Соглашения в семейной сфере: учебное пособие. – М.: Проспект, 2017

 

Соглашение об уплате алиментов может быть оспорено по общим основаниям, предусмотренным § 2 "Недействительность сделок" главы 9 ГК РФ, а также по специальным основаниям ст. 102 СК РФ, если алиментное соглашение существенно нарушает интересы несовершеннолетнего или недееспособного получателя алиментов, и п. 3 ст. 35 СК РФ, если для заключения соглашения об уплате алиментов отсутствует требуемое нотариально удостоверенное согласие супруга.

Одним из наиболее актуальных и часто применяемых в судебной практике является оспаривание алиментного соглашения по основанию ст. 170 ГК РФ как мнимой сделки, т.е. совершенной без намерения создать соответствующие правовые последствия. Нередко мнимые алиментные соглашения заключаются с целью избежать погашения долга перед другими кредиторами. Согласно п. 2 ст. 99 ФЗ "Об исполнительном производстве" при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов. Мнимое алиментное соглашение позволяет недобросовестному должнику производить первоочередные удержания из доходов в пользу получателя алиментов, а выплаты иным кредитором могут уже не попасть в пределы 50%-ного лимита удержаний.

В данной ситуации важно различать, имеет ли место действительно незаконная схема ухода от погашения долга или должник правомерно использует свое право содержать несовершеннолетнего или нетрудоспособного члена своей семьи.

В настоящее время в судебной практике не выработано достаточно объективных критериев отграничения мнимых алиментных соглашений. На наш взгляд, основными критериями мнимости будет являться отсутствие нуждаемости совершеннолетнего получателя в алиментах или необоснованно завышенный размер алиментов на содержание несовершеннолетнего.

Верховный Суд РФ в своем Обзоре судебной практики по делам, связанным с взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей приводит следующие примеры фиктивных алиментных соглашений: "Например, Альметьевским городским судом Республики Татарстан удовлетворен иск банка к З.Э., З.Р. о признании недействительным соглашения об уплате алиментов. Как установлено в ходе судебного разбирательства, решением этого же суда с ответчика З.Э. в пользу истца в возмещение ущерба взыскано более 56 млн руб., возбуждено исполнительное производство. После вынесения данного решения ответчики расторгли в судебном порядке брак, а также заключили соглашение об уплате алиментов на ребенка, по условиям которого З.Э. обязалась ежемесячно перечислять З.Р. алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка, оставшегося проживать с ним, в размере 70% ежемесячного дохода. Установив, что фактически ответчики и их несовершеннолетний ребенок проживают совместно, и принимая во внимание другие обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что соглашение об уплате алиментов является мнимой сделкой, совершенной с целью исключить возможность обращения взыскания на заработную плату, получаемую З.Э.

По другому делу Курчатовским районным судом г. Челябинска также признаны недействительными соглашения об уплате алиментов на трех детей. Данный вывод суда основан на том, что, несмотря на имеющийся долг по кредитному договору (более 600 млн руб.), ответчики заключили соглашение об уплате алиментов на детей в твердых денежных суммах в значительных размерах (на каждого из трех детей по 300 000 руб. ежемесячно). При этом, как установил суд, фактически эти соглашения не могли быть исполнены, поскольку общая сумма алиментов, подлежащая выплате по ним, превышала заработную плату плательщика алиментов. Суд пришел к выводу о том, что данные соглашения являются мнимыми и привели к нарушению прав истца - банка, так как с учетом приоритетного исполнения алиментных обязательств создали препятствия к исполнению решения суда о взыскании суммы долга по кредитному договору".

В указанных примерах фиктивность алиментных соглашений достаточно очевидна. Однако в ряде случаев суды излишне широко применяют ст. 170 ГК к оспариванию алиментных соглашений, без достаточных оснований.

А.В. Фиошин в своей статьеприводит следующую интересную подборку позиций судов, где выводы судов о фиктивности алиментных соглашений довольно сомнительны: "Так, Верховный Суд Республики Бурятия (дело № 33-1086) отметил, что о мнимости соглашения об уплате алиментов свидетельствует и то обстоятельство, что до вынесения судебного решения о взыскании с И. в пользу Ж. суммы долга какой-либо спор об алиментах на содержание дочери между ответчиками отсутствовал, а оспариваемое соглашение было заключено ими после вынесения указанного судебного решения и его обжалования в суд апелляционной инстанции, т.е. воля сторон при заключении соглашения фактически была направлена на уклонение от исполнения решения суда.

Верховный Суд Республики Татарстан (дело № 33-10844/2013), исследуя решение Альметьевского городского суда, обратил внимание на то, что в ходе судебного разбирательства доказательства выполнения супругом своих обязательств (расписки, банковские или бухгалтерские документы) представлены не были. Следовательно, сделала вывод апелляционная инстанция, суд правильно пришел к выводу о мнимости соглашения об уплате алиментов.

Суд Еврейской автономной области (дело № 33-408/2014), соглашаясь с признанием Биробиджанским районным судом соглашения об уплате алиментов мнимой сделкой, также указал, что оспариваемое соглашение об уплате алиментов заключено между З.Ю. и З.Е. и передано З.Ю. в бухгалтерию по месту работы после произведенных удержаний из его заработной платы по исполнительным листам о взыскании в пользу КПК "Первый Дальневосточный" задолженности по договорам займа. Кроме того, ранее выдан судебный приказ на взыскание алиментов с З.Ю. на содержание несовершеннолетней дочери в предусмотренном законом размере (1/4 части заработка). При этом размер алиментов по соглашению, в сумме с алиментами, взыскиваемыми по судебному приказу, составляет 50% заработной платы З.Ю.".

Статьей 102 СК РФ предусмотрено специальное основание недействительности алиментного соглашения. Согласно данной норме, если предусмотренные соглашением об уплате алиментов условия предоставления содержания несовершеннолетнему ребенку или совершеннолетнему недееспособному члену семьи существенно нарушают их интересы, в частности в случае несоблюдения требований п. 2 ст. 103 СК РФ, такое соглашение может быть признано недействительным в судебном порядке по требованию законного представителя несовершеннолетнего ребенка или совершеннолетнего недееспособного члена семьи, а также органа опеки и попечительства или прокурора.

По указанному основанию может быть признано недействительным только алиментное соглашение, заключенное в интересах несовершеннолетнего ребенка или недееспособного члена семьи, т.е. при нарушении законным представителем интересов представляемого. М.В. Карповобоснованно подвергает критике позицию Н.Ф. Звенигородской, которая полагает возможным оспаривания по данному основанию также алиментных соглашений, заключенных совершеннолетними нетрудоспособными членами семьи, в том числе дееспособными.

Материально-правовым основанием иска будет являться существенное нарушение интересов. Применительно к несовершеннолетнему ребенку такое нарушение будет выражаться в установлении размера алиментов ниже, чем он мог бы получить при взыскании алиментов в судебном порядке (п. 2 ст. 103 СК РФ). Кроме того, основанием к признанию недействительным алиментного соглашения могут быть иные условия, ухудшающие положение несовершеннолетнего или недееспособного по сравнению с законом, например устанавливающие дополнительные основания к прекращению алиментной обязанности, освобождения от ответственности плательщика в случае просрочки выплаты алиментов и т.д.

В тех случаях, когда алиментное соглашение перестало соответствовать интересам получателя ввиду того, что уже после заключения соглашения существенно изменилось его положение (например, возникла потребность в постоянном дорогостоящем медицинском лечении), то в этом случае надлежащим способом защиты законных интересов получателя будет являться требование об изменении условий алиментного соглашения или о взыскании дополнительных расходов в порядке ст. 86 и 88 СК РФ.

В случае признания алиментного соглашения недействительным выплаченные суммы алиментов не могут быть истребованы обратно за исключением случаев заключения алиментного соглашения под влиянием обмана, угроз или насилия со стороны получателя алиментов (п. 2 ст. 116 СК РФ). При этом если указанные виновные действия совершены законным представителем получателя алиментов, то уплаченные суммы подлежат взысканию с этого законного представителя (п. 3 ст. 116 СК РФ).

Следует отметить, что реституции не подлежат только денежные суммы, уплаченные в качестве алиментов, а также, очевидно, полученные услуги или стоимость потребленного имущества (продукты, лекарства и подобное). Если в качестве алиментов было передано непотребляемое имущество (например, в качестве алиментов был передан автомобиль или квартира), сохранившееся в натуре, то правило п. 2 ст. 116 СК РФ не препятствует истребованию этого имущества назад к плательщику.

Достаточно сложным является вопрос о возможности применения исковой давности к требованиям о признании алиментных соглашений недействительными. В силу общего правила ст. 9 СК РФ на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется. Однако согласно п. 1 ст. 101 СК РФ к признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ, регулирующие признание недействительными гражданско-правовых сделок. На наш взгляд, ст. 181 ГК РФ, устанавливающая трехлетний срок исковой давности для недействительных сделок и годичный срок для оспоримых сделок, подлежит применению к оспариванию алиментных соглашений по основаниям, предусмотренным ГК РФ. Для оспаривания соглашения об уплате алиментов по основанию п. 3 ст. 35 СК РФ по причине отсутствия нотариально удостоверенного согласия супруга на заключение соглашения годичный срок исковой давности предусмотрен в самой этой норме.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (абз. 2 п. 3 ст. 35 СК РФ).

Что же касается специального основания, предусмотренного ст. 102 СК РФ, то данное основание недействительности предусмотрено семейным, а не гражданским законодательством. Кроме того, в данном случае может иметь место недобросовестное поведение законного представителя несовершеннолетнего или недееспособного лица, заинтересованного в пропуске исковой давности, поэтому исходя из основных начал семейного законодательства, ставящих приоритет в защите прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи, к данным требованиям должна применяться ст. 9 СК РФ, а не ст. 181 ГК РФ.

Далее – 1. Правовое регулирование использования вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Суррогатное материнство