Франчайзинг и договор коммерческой концессии

Франчайзинг и договор коммерческой концессии

 

Сравнительно-правовое исследование договоров франчайзинга и коммерческой концессии позволило сделать ряд выводов, не только обладающих теоретической и практической значимостью с точки зрения обеспечения прав участников правоотношений, которые возникают из данных договоров, но и отражающих вклад в развитие российской науки гражданского права.

Полагаем, что достаточно часто вносимые изменения в ч. 2 ГК РФ, безусловно, способствуют развитию анализируемого в работе института как с правовой, так и с экономической точки зрения. Однако существует целый ряд проблем, не урегулированных, к сожалению, до сегодняшнего времени. Это касается названия гл. 54 ГК РФ и ее содержания, норм о регистрации предоставления прав по договору коммерческой концессии, норм об ответственности сторон. Также законодательно не установлен целый ряд понятий, связанных с договорами коммерческой концессии и франчайзинга, например не определено, что же является непосредственно коммерческой концессией и франчайзингом.

Историческая ретроспектива договора коммерческой концессии и франчайзинга дает нам понять, что это два разных договора, первый из которых возник гораздо раньше и регулирует более узкий круг правоотношений. Как было доказано в работе, в Российской Федерации коммерческая концессия попросту подменяет понятие франчайзинга.

Правообладатель передает свои исключительные права, средства индивидуализации пользователю с целью расширения своего товарооборота, то есть преследует экономические цели, например увеличивая эффективность своего бизнеса. При этом приобретает некоторые вполне оправданные с точки зрения стандартов качества товаров (работ, услуг), ожиданий потребителя, контрагентов обязательства. Однако не все из них способствуют достижению преследуемой им цели, даже в случае добросовестного и законного ведения предпринимательской деятельности.

Российская Федерация начала активно налаживать свою деятельность в сфере франчайзингового оборота в 20 веке. Россия, формируя законодательство в интересах предпринимателей и потребителей, вступая в международные организации и становясь участником международных соглашений, привлекает к себе внимание зарубежных партнеров, увидевших большие коммерческие возможности для себя. Иностранные франчайзеры предлагают раскрученные бренды на российский потребительский рынок с целью расширения своего влияния и привлечения прибыли. Российские организации получают преимущества, используя такую систему отношений - это возможность участия в крупной торговой сети, быстрое развитие своей деятельности за счет раскрученного товарного знака, отсутствие нужды в рекламе и более выгодное использование своего имущества.

Сравнение российского законодательства о договоре коммерческой концессии с нормами, закрепленными другими государствами или международными организациями, позволило сделать несколько выводов. Во-первых, в мировом масштабе данный институт урегулирован недостаточно досконально. Во-вторых, нормы, закрепленные в гл. 54 ГК РФ, по своему смыслу соответствуют нормам о договоре франчайзинга, что подтверждается учеными. В-третьих, очень большое внимание за рубежом уделяется регулированию преддоговорных или предфранчайзинговых отношений. В российской системе права данные отношения не урегулированы, хотя правовая регламентация договора коммерческой концессии считается одной из совершенных с точки зрения законодательных предписаний.

Понятие коммерческой концессии используется в разных странах, например во Франции, Бельгии, Швейцарии. Однако его предметом являются лишь права на реализацию товара на установленной договором территории. На сегодняшний день сложилась стабильная практика применения термина "франчайзинг" для отношений, подразумевающих не только право на реализацию товара на определенной территории за плату, но и передачу комплекса исключительных прав тому лицу, которое будет осуществлять реализацию товара.

Ученые и практики отмечают целый ряд проблем в правовом регулировании франчайзинговой модели в Российской Федерации: от несоответствия названия гл. 54 ГК РФ ее содержанию до предусмотренной ст. 1034 субсидиарной ответственности правообладателя по обязательствам пользователя. Явно прослеживается главное отличие российской модели от моделей мировых - закрытость франчайзинговых предложений. Если в Европе и США существует множество норм (несмотря на всю непроработанность правовой системы), регулирующих именно преддоговорный обмен информацией, то есть обязанность франчайзера (правообладателя) сообщить франчайзи (пользователю) всю достоверную информацию о своем бизнесе, о франчайзинговом опыте и т.д. (тем самым создаются некие дополнительные гарантии для пользователя), то в России их просто нет.

Полагаем необходимым сделать вывод о том, что мировая законодательная база, касающаяся договора франчайзинга, неоднородна. Правовое регулирование договора франчайзинга и коммерческой концессии в России создает определенные "правила игры" для контрагентов, однако проследить прямую тенденцию к развитию или торможению франчайзинговых отношений от предусмотренных норм права, касающихся договора коммерческой концессии, в той или иной стране на сегодняшний день представляется невозможным.

На примере договора коммерческой концессии можно увидеть, что, несмотря на достаточно прогрессивное законодательное регулирование данного договора, в силу специфичности самих договорных отношений, масштабов их распространения по всему миру, а также пробелов и коллизий законодательства, возникают проблемы при его применении, преодолеть которые возможно путем создания кодифицированных актов на международном уровне, которые бы регулировали трансграничные договоры коммерческой концессии, внесения изменений во внутригосударственные акты РФ, а также посредством непосредственного договорного регулирования.

Следует признать, что достаточно часто вносимые изменения на уровне ГК РФ в правовое регулирование франчайзинговых отношений в нашей стране имеют принципиальное значение для развития института коммерческой концессии в России и носят в целом прогрессивный характер. С уверенностью можно утверждать о правильности намеченной законодателями цели, а именно четкое закрепление правового положения обеих сторон договора коммерческой концессии, установление механизма защиты их прав, что, несомненно, должно привести к увеличению числа подобных договорных отношений, а вследствие этого - к экономическому росту и оздоровлению гражданско-правовых отношений в данной сфере предпринимательства. Несмотря на это, необходимо дальнейшее реформирование действующего законодательства, регулирующего договор коммерческой концессии, с целью приведения его в соответствие с требованиями международной практики.

Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на достаточно большой прогресс, достигнутый введением многих изменений в гл. 54 ГК РФ, и на комплексное регулирование отношений, возникающих из договора коммерческой концессии, на сегодняшний день остался целый ряд проблем, требующих незамедлительного решения. Каждый год все больше и больше организаций-франчайзеров входят на отечественный рынок, а при нестабильности экономических условий, кризисности российской экономики на современном этапе франчайзинг, на наш взгляд - это один из прогрессивных вариантов для начала ведения своего бизнеса, минимизируя свои риски, поэтому и число потенциальных и реально работающих франчайзи растет.

Также необходимо указать на два основных способа законодательного закрепления института франчайзинга. Либо принимается специальное законодательство, либо, как в российском гражданском законодательстве, институт франчайзинга закрепляется в других законодательных актах, в частности в ГК РФ.

Существенными условиями договора коммерческой концессии являются предмет и вознаграждение правообладателя. В соответствии с действующими гражданско-правовыми нормами договор коммерческой концессии может быть как срочным, так и бессрочным. Рассматриваемый договор, как указывалось в работе, логично заключать на определенный срок, так как его предметом являются специфические нематериальные права, срок действия которых, как правило, ограничен сроком действия выдаваемых на них охранных документов. Как следствие, истечение срока охранных документов ранее срока действия договора делает его сугубо декларативным, так как передающая сторона не будет иметь прав на комплекс передаваемых объектов, тем самым договор теряет юридический смысл. Таким образом, считаем вполне оправданным установить на законодательном уровне обязанность заключения договора на определенный срок, причем поставить в зависимость срок действия договора от срока действия прав на передаваемые по договору коммерческой концессии объекты исключительных прав.

Считаем необходимым создание правового механизма раскрытия информации о деятельности правообладателя на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений. Данный механизм представляется возможным реализовать путем создания перечня норм, касающихся содержания документа о предоставлении информации потенциальному пользователю, о сроке и содержании самого франчайзингового преддоговорного правоотношения, о режиме конфиденциальности для потенциального пользователя и ответственности за неисполнение императивной обязанности потенциального правообладателя о раскрытии полной информации о коммерческой деятельности.

В зарубежном законодательстве основное внимание уделено вопросам обязательного полного раскрытия информации франчайзеров о своем бизнесе для потенциальных франчайзи. Российским законодательством данная обязанность не предусматривается. В системе франчайзинга контроль качества товаров, производимых франчайзи, является правом франчайзера, но не его обязанностью, как это представлено в ст. 1031 ГК РФ. На практике при значительном количестве франшизных точек повсеместный контроль весьма затруднителен.

Вследствие перечисленных проблем иностранные франшизодатели не спешат заключать договоры с потенциальными отечественными франчайзи, что не способствует притоку иностранных инвестиций.

Видится целесообразным активное вмешательство государства в регулирование франчайзинговых отношений с целью устранения проблем, стоящих на пути развития российского бизнес-предпринимательства. Необходимо оказание государственной поддержки в данной сфере с целью активного внедрения в предпринимательскую среду.

В заключении еще раз хотелось бы отметить, что коммерческая концессия и франчайзинг уже сейчас занимают одно из ведущих мест в развитии предпринимательства по всему миру. Для того чтобы Россия достигла высоких социально-экономических показателей в разных сферах, в том числе в сфере малого и среднего предпринимательства (бизнеса), необходима четкая и доскональная правовая регламентация данного правового института. Причем именно в этом случае важнейшим критерием эффективности правовых изменений будет совпадение требований предпринимателей, будущих франчайзеров и франчайзи с нормами права. Безусловно, нельзя говорить о том, что законодатель должен "идти на поводу" у предпринимателей, лоббирующих свои интересы. Он должен соблюсти ту необходимую грань между законными притязаниями, интересами сторон договора, будущих покупателей (потребителей) тех или иных товаров, работ и услуг, учесть гарантии как общественные, так и государственные, как следствие, создать прогрессивный, гибкий правовой институт, способствующий развитию всех субъектов, чьи интересы он затрагивает.

Сравнительный анализ правовых моделей регулирования договора коммерческой концессии и договора франчайзинга стран, где франчайзинговые отношения развиты лучше, чем в Российской Федерации, позволил обозначить несколько проблемных моментов и неурегулированных вопросов в системе правового регулирования в нашей стране. Решение этих проблем, предложенное в настоящей работе, даст возможность для дальнейшего развития договора коммерческой концессии как одного из главных инструментов для развития рыночных, торговых, предпринимательских отношений в Российской Федерации.