Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

 

Нововведение Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ закреплено соответственно положениям статьи 9.1.10 "Уведомление должника" раздела 1 "Уступка прав" главы 9 Принципов УНИДРУА 2010 г.: до получения уведомления об уступке от цедента или цессионария обязательство должника прекращается платежом цеденту (пункт 1); после получения такого уведомления должником его обязательство прекращается только уплатой цессионарию (пункт 2). Как отмечено в комментариях к названным Принципам:

- поскольку уступка имеет силу между цедентом и цессионарием как следствие их соглашения, должник освобождается от своего обязательства совершением платежа цеденту, пока он не получит уведомление об уступке. Если должник осуществляет платеж цеденту, цессионарий может получить этот платеж от цедента. Только после того, как должник получит уведомление об уступке, она приобретает силу в отношении должника. Тогда должник будет считаться исполнившим свое обязательство совершением платежа цессионарию;

- до того как должник получит уведомление об уступке, он освобождается от своего обязательства платежом цеденту независимо от того, знал он или должен был знать о совершенной уступке. Цель этого состоит в том, чтобы возложить бремя информирования должника об уступке на стороны соглашения об уступке, т.е. на цедента и цессионария. Это решение считается оправданным в контексте международных коммерческих договоров. Однако это не обязательно должно включать в себя то, что в определенных обстоятельствах должник будет нести ответственность за убытки, если он действовал недобросовестно, когда он осуществил платеж цеденту;

- стороны иногда прибегают к так называемой молчаливой уступке, когда цедент и цессионарий соглашаются не информировать должника об уступке. Это соглашение имеет силу между сторонами, но, поскольку должник не получает уведомления, он будет освобожден от своего обязательства осуществлением платежа цеденту, как это предусмотрено в пункте 1 указанной статьи 9.1.10.

На основании пункта 1 статьи 385 ГК РФ уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

В.А. Белов указывает, что единственным субъектом, заинтересованным в уведомлении должника о совершенной цессии, является новый кредитор (цессионарий). Это суждение однозначно выводится из норм пункта 3 статьи 382, статей 386 и 412 ГК РФ и уже высказывалось в литературе. По этой причине следует признать в качестве общего правило о том, что бремя уведомления должника о совершении уступки лежит на новом кредиторе (цессионарии), должно осуществляться им самостоятельно и за свой счет, если иное не предусмотрено договором уступки требования. Уведомление может быть сделано как новым, так и старым кредитором (первым - в силу естественной заинтересованности, а вторым - по договорной обязанности или доброй воле).

Согласно пункту 2 статьи 385 ГК РФ, если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, он считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права.

По мнению В.А. Белова, пункт 1 статьи 385 ГК РФ в новой редакции узаконил два вывода, уже известные из арбитражной практики:

(а) о том, что "...уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено" (абзац 1), но в то же время

(б) уведомление, направленное новым кредитором, должно быть подкреплено доказательствами перехода к нему права, в то время как уведомление, полученное от первоначального кредитора, всегда обязательно для должника, в том числе и тогда, когда оно не сопровождается никакими особыми доказательствами уступки (абзац 2). Еще сильнее положение должника стесняется нормами статьи 385, которые, во-первых, возлагают на должника бремя оценки достоверности и достаточности представленных ему доказательств уступки (абзац 2 пункта 1), а во-вторых, бремя правильного установления последовательности нескольких переходов права (пункт 2 статьи 385): "...если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих [видимо, все-таки "последовательных"] переходах права, должник считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права".

Согласно пункту 3 статьи 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

Согласно статье 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Должник (за названными выше изъятиями, когда цессия невозможна) не вправе возражать против состоявшейся цессии, однако может не исполнять обязательство новому кредитору до представления доказательств перехода требования к данному лицу (его легитимации). В этих целях первоначальный кредитор должен представить новому кредитору документы, удостоверяющие переданное право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для реализации требования.

Как справедливо указывает Р.С. Бевзенко, уступленное право оказалось с "пороком", т.е. было обессилено различными возражениями - о зачете, о пропуске давности, о неисполнении встречного обязательства и т.п. 

Далее – 7. Уступка будущих прав