Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

 

Согласно пункту 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Согласно части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 32 Закона о банкротстве дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Порядок распределения денежных средств, поступивших от реализации предмета залога, определен в статье 138 Закона о банкротстве.

Согласно части 2 статьи 138 Закона о банкротстве в случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, восемьдесят процентов направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов.

Согласно Постановлению Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2015 № 07АП-8302/2011, 07АП-8302/11(8) по делу № А45-1640/2011 пунктом 8 Постановления ВАС РФ № 88 от 06.12.2013 указано, что мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов. Поскольку у мораторных процентов, входящих в состав процентов по требованию именно залогового кредитора, имеется особый статус, как и у самого залогового требования: они погашаются, как правомерно указано судом первой инстанции, в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов, конкурсным управляющим их уплата произведена правомерно. На основании изложенного вывод суда первой инстанции о том, что действия конкурсного управляющего по выплате мораторных процентов залоговому кредитору АКБ "Абсолют банк" отвечают принципам разумности и добросовестности, соответствуют Закону о банкротстве, является обоснованным.

На основании Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 № 13АП-6036/2015 по делу № А56-41436/2011ход.3 в соответствии с пунктом 2 статьи 138 Закона о банкротстве, в случае если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, восемьдесят процентов направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов.

Оставшиеся двадцать процентов вносятся на специальный банковский счет должника, в том числе 15% - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения этих требований; 5% - для погашения судебных расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Согласно пункту 2.1 статьи 138 Закона денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете должника после полного погашения таких требований, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в связи с удержанием части стоимости для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в соответствии с пунктами 1 и 2 данной статьи.

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве на сумму требований кредитора, уполномоченного органа в размере, установленном в соответствии со статьей 4 данного Федерального закона, начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату открытия конкурсного производства. Такие проценты начисляются с даты открытия конкурсного производства до даты погашения указанных требований должником. Уплата начисленных процентов осуществляется одновременно с погашением требований кредиторов по денежным обязательствам и требований к должнику об уплате обязательных платежей в порядке очередности, установленной статьей 134 названного Федерального закона.

27.06.2014 конкурсным управляющим банку были перечислены денежные средства в размере 180 706 559,10 руб. (95%), а 07.07.2014 - оставшиеся денежные средства в размере 9 510 871,53 руб. (5%) в счет погашения совокупной задолженности по основному долгу и просроченным процентам по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии № 2006-103009 от 26.05.2009, включенным в реестр требований кредиторов должника.

Как установлено судом первой инстанции, ПАО "Сбербанк России" на основании пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве на сумму реестрового требования начислены мораторные проценты, размер которых составил 42 906 792,72 руб.

Конкурсный управляющий в свою очередь указывал, что начисление и уплата мораторных процентов в пользу единственного кредитора - ПАО "Сбербанк России" - не отвечает целям и задачам конкурсного производства и влечет неблагоприятные последствия для других кредиторов ООО "Лаверна", поскольку данные проценты не обеспечены залогом имущества должника и, следовательно, не могут быть погашены за счет средств, полученных от реализации заложенного имущества должника.

Согласно разъяснениям пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" мораторные проценты, начисляемые в ходе процедур банкротства, уплачиваются в ходе расчетов с кредиторами одновременно с погашением основного требования до расчетов по санкциям.

При этом, согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 8 этого Постановления, мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

В силу изложенных разъяснений суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о преимущественном погашении мораторных процентов в составе основного долга и, проверив расчет суммы мораторных процентов, подлежащих перечислению ПАО "Сбербанк России" одновременно с погашением его требований, обеспеченных залогом, признал его обоснованным.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявление ПАО "Сбербанк России" и обязал конкурсного управляющего ООО "Лаверна" Елисоветского О.И. перечислить на счет ПАО "Сбербанк России" денежные средства в размере 42 906 792,72 руб., полученные от реализации имущества должника, находящегося в залоге у ПАО "Сбербанк России".

Согласно Постановлению Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2014 по делу № А56-50686/2012 указывается, что в то же время апелляционный суд признает ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что у Общества отсутствует преимущественное право на получение мораторных процентов в размере 7 834 398,81 руб.

Апелляционным судом установлено, что Обществом на основании пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве на сумму реестрового требования начислены мораторные проценты, размер которых составил 7 834 398,81 руб. Конкурсный управляющий с расчетом мораторных процентов, произведенным Обществом, согласен, между сторонами 30.07.2014 подписан акт сверки расчетов (л.д. 118 - 119). Возражения иных лиц также отсутствуют.

Согласно разъяснениям пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" мораторные проценты, начисляемые в ходе процедур банкротства, уплачиваются в ходе расчетов с кредиторами одновременно с погашением основного требования до расчетов по санкциям. При этом, согласно разъяснениям пункта 8 этого Постановления, мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Суд первой инстанции, придя к верному выводу о преимущественном погашении мораторных процентов в составе основного долга, вместе с тем, вопреки собственным выводам, ошибочно не включил их сумму в состав требования Общества, подлежащего удовлетворению за счет выручки от продажи залогового имущества.

При таких обстоятельствах обжалуемое определение в данной части подлежит изменению, мораторные проценты - удовлетворению в составе основного долга Общества, обеспеченного залогом имущества должника, из 80% от выручки, полученной от реализации предмета залога.

Оставшаяся после удовлетворения залогового требования Общества и мораторных процентов денежная сумма в размере 18 539 792,14 руб., в соответствии с разъяснениями пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58, подлежит направлению на удовлетворение требования кредитора, чьи требования обеспечены последующим залогом, - ПАО "Сбербанк России".

Согласно Постановлению Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2015 № 17АП-4600/2013-ГК по делу № А50-23159/2012 ссылка заявителя жалобы на возможность выплаты мораторных процентов залоговому кредитору преимущественно перед требованиями остальных кредиторов, предусмотренную пунктом 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" и Определением Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2015 № 305-ЭС15-2427, подлежит отклонению. В рассматриваемой ситуации требования Волкова И.П. не являлись требованиями, обеспеченными залогом имущества должника, поэтому разъяснения пункта 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве", а равно и Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2015 № 305-ЭС15-2427 к данной ситуации неприменимы, погашение требований залогового кредитора осуществляется по специальным правилам статьи 138 Закона о банкротстве.

Согласно Постановлению Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2012 № 15АП-2794/2012 по делу № А32-24821/2008 в абзаце 2 пункта 38 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что проценты, предусмотренные пунктом 2.1 статьи 126 Закона, начисляются непосредственно арбитражным управляющим при расчетах с кредиторами, в связи с чем судебный акт об их начислении не выносится и в реестр требований кредиторов эти проценты не включаются. С учетом изложенного суд первой инстанции правильно указал, что отсутствуют правовые основания начисления процентов на сумму требований конкурсного кредитора, погашенных третьим лицом. В рамках данного дела установлено, что расчеты с кредиторами должника не производятся, поскольку не сформирована конкурсная масса. Кроме того, требования заявителя, на которые начислены проценты, были погашены третьим лицом ЗАО "Щелково Агрохим".

Согласно Постановлению Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.02.2016 № Ф08-59/2016 по делу № А53-6647/2010, отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды обоснованно руководствовались следующим.

В соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве в конкурсном производстве установление размера требований кредиторов осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 100 названного Закона.

Согласно пункту 2 статьи 95 Закона о банкротстве на сумму требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа в размере, установленном в соответствии со статьей 4 названного Закона на дату введения внешнего управления, начисляются проценты в порядке и в размере, которые предусмотрены этой статьей.

Проценты на сумму требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа, выраженных в валюте Российской Федерации, начисляются в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату введения внешнего управления. Соглашением внешнего управляющего с конкурсным кредитором может быть предусмотрен меньший размер подлежащих уплате процентов или более короткий срок начисления процентов по сравнению с предусмотренными настоящей статьей такими размером или сроком. Подлежащие начислению и уплате в соответствии с указанной статьей проценты начисляются на сумму требований кредиторов каждой очереди с даты введения внешнего управления и до даты вынесения арбитражным судом определения о начале расчетов с кредиторами по требованиям кредиторов каждой очереди, либо до момента удовлетворения указанных требований должником или третьим лицом в ходе внешнего управления, либо до момента принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Начисленные в соответствии с названной статьей проценты не учитываются при определении количества голосов, принадлежащих конкурсному кредитору, уполномоченному органу на собраниях кредиторов.

Уплата начисленных в соответствии с настоящей статьей процентов осуществляется одновременно с удовлетворением требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей в порядке, установленном статьей 121 Закона о банкротстве. Если такое удовлетворение не произошло до даты принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, уплата начисленных процентов осуществляется одновременно с удовлетворением требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей в порядке очередности, установленной статьей 134 Закона о банкротстве.

Согласно разъяснениям пункта 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" (далее - Постановление № 88) мораторные проценты, начисляемые в ходе процедур банкротства, уплачиваются в ходе расчетов с кредиторами одновременно с погашением основного требования до расчетов по санкциям. При этом из разъяснений пункта 8 Постановления № 88 следует, что мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Исходя из анализа вышеизложенных положений Закона о банкротстве и разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации суды пришли к выводу о том, что Закон о банкротстве не предусматривает ведения какого-либо публичного учета конкурсным управляющим мораторных процентов, а также направления в адрес залогового кредитора по его заявлению подтверждающего письма о признании денежного требования по текущим платежам банка к должнику в размере 2 518 481 руб. 88 коп. процентов за пользование заемными денежными средствами обоснованным и требования погасить его преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом. Следовательно, конкурсный управляющий правомерно разъяснил банку, что мораторные проценты начисляются при расчетах с кредиторами непосредственно арбитражным управляющим, судебный акт об их начислении не выносится и в реестр требований кредиторов они не включаются.

Из пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве и пункта 7 Постановления № 88 следует, что проценты уплачиваются при погашении требований кредиторов, т.е. при наличии денежных средств и в момент полного погашения требований.

Суды установили, что имущество должника на момент рассмотрения заявления банка в суде не реализовано, в связи с чем погашение задолженности не производилось ввиду отсутствия денежных средств. При этом банк не представил доказательств, подтверждающих нецелевое расходование конкурсным управляющим денежных средств, а также наличие возможности погашения требований кредиторов и иных доказательств, дающих основание полагать, что при расчете с кредиторами конкурсным управляющим не учтены положения пункта 8 Постановления № 88.

При указанных обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об отсутствии каких-либо разногласий между конкурсным управляющим должника и банком, в связи с чем обоснованно отказал в удовлетворении заявления банка.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 27.06.2016 № 310-ЭС15-17681(2) по делу № А48-3129/2011 суды первой и апелляционной инстанций установили, что по итогам реализации заложенного имущества вся вырученная сумма была направлена на погашение требований залогового кредитора, в том числе как по основному долгу, так и по мораторным процентам. Будучи кредитором третьей очереди, уполномоченный орган счел, что 15% и 5% не могли быть направлены на удовлетворение требований по мораторным процентам, в связи с чем обратился в суд с настоящей жалобой.

Отказывая в жалобе уполномоченному органу, суды руководствовались положениями пункта 2.1 статьи 126, статьями 134, 137 и 138 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 15 - 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 58 от 23.07.2009 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя", и исходили из того, что в рассматриваемом случае в реестре не содержались требования кредиторов первой и второй очереди, кроме того, у должника отсутствовала непогашенная текущая задолженность перед иными кредиторами.

При таких обстоятельствах суды указали, что 15% и 5%, вырученные от реализации заложенного имущества, подлежали направлению на погашение требований кредиторов третьей очереди, причем требований залогового кредитора - в приоритетном порядке.

С указанными выводами согласился суд округа.

Изложенные уполномоченным органом в кассационной жалобе доводы о том, что мораторные проценты, начисляемые на требования залогового кредитора, не могут быть удовлетворены преимущественно перед основными требованиями ординарных кредиторов третьей очереди, получили надлежащую правовую оценку со стороны нижестоящих инстанций и отклонены ими со ссылкой на пункт 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве".

В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 22.12.2014 № Ф05-14900/2014 по делу № А40-77653/2010 указано, что кредитор 27.02.2014 направил конкурсному управляющему требование о немедленном перечислении мораторных процентов в полной сумме, мотивируя требование ссылкой на разъяснения, содержащиеся в пункте 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве".

Разрешая возникшие между конкурсным управляющим и кредитором разногласия по сумме мораторных процентов, суд первой инстанции исходил из того, что в расчете конкурсного управляющего период определен верно, с учетом даты введения внешнего и конкурсного производства и даты погашения долга, количество дней за указанный период рассчитано верно, применена методика расчета исходя из разъяснений Пленума ВАС РФ.

С данным выводом согласился и суд апелляционной инстанции.

Оснований для иной оценки обстоятельств дела у суда кассационной инстанции не имеется.

Согласно пункту 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве на сумму требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа в размере, установленном в соответствии со статьей 4 настоящего Федерального закона, начисляются проценты в порядке и в размере, которые предусмотрены настоящей статьей.

Подлежащие начислению и уплате в соответствии с настоящей статьей проценты начисляются на сумму требований кредиторов каждой очереди с даты открытия конкурсного производства до даты погашения указанных требований должником.

Уплата начисленных в соответствии с настоящей статьей процентов осуществляется одновременно с погашением требований кредиторов по денежным обязательствам и требований к должнику об уплате обязательных платежей в порядке очередности, установленной статьей 134 настоящего Федерального закона.

Проверяя расчет суммы процентов, произведенный кредитором, на сумму требования 1 187 502 635 руб. 88 коп. (сумма основного долга) за период с 22.10.2011 по 31.03.2013 с момента введения внешнего управления до погашения требований в конкурсном производстве с применением ставки рефинансирования ЦБ РФ 8,25%, действующей на дату открытия конкурсного производства, суд обоснованно применил методику расчета исходя из разъяснений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 2 совместного Постановления от 08.10.1998 № 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", в соответствии с которой при расчете подлежащих уплате годовых процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации число дней в году (месяце) принимается равным соответственно 360 и 30 дням, если иное не установлено соглашением сторон, обязательными для сторон правилами, а также обычаями делового оборота.

Также согласно разъяснениям пункта 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" мораторные проценты, начисляемые в ходе процедур банкротства, уплачиваются в ходе расчетов с кредиторами одновременно с погашением основного требования до расчетов по санкциям. При этом, согласно разъяснениям пункта 8 этого Постановления, мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Между тем реализация предмета залога, обеспечивающего требования ООО "Фаворитъ", произошла 22.03.2013.

Перечисление вырученных от продажи на торгах денежных средств произведено конкурсным управляющим на счет залогового кредитора 01.04.2013 и 04.04.2013.

Конкурсный управляющий должника производил начисление мораторных процентов в размере 141 510 730 руб. 78 коп. обществу "Фаворитъ" на сумму его требований за период внешнего управления и конкурсного производства 22.04.2013, также до принятия указанных разъяснений Пленума и их публикации, следовательно, не мог их учитывать.

Согласно Постановлению Шестого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2016 № 06АП-1103/2016 по делу № А73-16701/2015 пункт 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве" предоставляет кредитору право предъявить должнику требование о взыскании оставшихся мораторных процентов после прекращения производства по делу о банкротстве (в том числе в связи с погашением долга). Между тем такое право не освобождает от доказывания обоснованности соответствующего требования, кредитору следует подтвердить факт невыплаты процентов полностью или в части.

В Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2016 № 07АП-8443/2013, 07АП-8443/2013(7) по делу № А45-6240/2013 указывается, что конкурсный управляющий должника Бочарова С.Д. обратилась в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о признании недействительными сделок, выразившихся в перечислении денежных средств в погашение требований АО "Россельхозбанк", Государственного учреждения Новосибирского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (Филиал № 4), ООО "ПромАгроСнаб", и применении последствия недействительности сделок в виде взыскания денежных средств в пользу должника (в порядке уточнения).

Определением от 15 февраля 2016 г. признана недействительной сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требований АО "Россельхозбанк" в размере 868 248,64 руб. Применены последствия недействительности сделки, взыскано с АО "Россельхозбанк" в пользу должника 868 248,64 руб. Взыскана с АО "Россельхозбанк" в доход федерального бюджета государственная пошлина в размере 2 000 руб.

Признана недействительной сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требований ООО "ПромАгроСнаб" в размере 2 217 500,34 руб. Применены последствия недействительности сделки, взыскано с ООО "ПромАгроСнаб" в пользу должника 2 217 500,34 руб. Взыскана с ООО "ПромАгроСнаб" в доход федерального бюджета государственная пошлина в размере 2 000 руб.

Признана недействительной сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требований ГУ Новосибирского регионального отделения Фонда социального страхования РФ (Филиал № 4) в размере 102 403,83 руб. Применены последствия недействительности сделки, взыскано с ГУ Новосибирского регионального отделения Фонда социального страхования РФ (Филиал № 4) в пользу должника 102 403,83 руб. Взыскана с ГУ Новосибирского регионального отделения Фонда социального страхования РФ (Филиал № 4) в доход федерального бюджета государственная пошлина в размере 2 000 руб.

АО "Россельхозбанк" обратилось с апелляционной жалобой, просит определение отменить и отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника Бочаровой С.Д. о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки.

Апеллянт считает, что законодательством не предусмотрена возможность погашения процентов, начисляемых за период процедур, применяемых при банкротстве, вместе с основным долгом и процентами за пользование кредитом за счет средств, полученных от продажи предмета залога. Данные проценты погашаются в порядке общей очередности, конкурсный управляющий не вправе осуществлять их выплату в порядке статьи 138 Закона о банкротстве. Требование кредитора ПАО "Сбербанк России" о погашении процентов, начисленных в порядке пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве, за счет средств, вырученных от продажи предмета залога, не вытекает ни из норм Закона о банкротстве, регулирующих порядок распределения денежных средств, полученных от реализации предмета залога, ни из судебного акта, которым требования кредитора признаны обеспеченными залогом. Произведенная реализация заложенного имущества должника ранее реализации остального имущества должника является частным случаем и не дает приоритетного права залоговому кредитору на получение в полном объеме начисленных процентов в порядке пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве до погашения требований кредиторов третьей очереди должника и определение суммы для погашения процентов в порядке пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве из оставшихся денежных средств. Действия конкурсного управляющего должника Бочаровой С.Д., выраженные в нарушении очередности удовлетворения требований кредиторов должника, предусмотренные статьей 134 и пунктом 2.1 статьи 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", не могли быть оспорены по правилам главы III.1 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" как сделка должника в банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Заявление об оспаривании сделки должника подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника и в силу пункта 1 статьи 61.8, статьи 61.9 Закона о банкротстве может быть подано лишь внешним или конкурсным управляющим.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

В связи с этим по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться: действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).

В силу положений абзаца 5 пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности, если сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с абзацем 2 пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другим кредитором, для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из условий, указанных в абзацах втором - пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Согласно пункту 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка с предпочтением может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

В пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснил, что если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Из материалов дела следует, и судом первой инстанции установлено, что спорные сделки, а именно действия по перечислению денежных средств в счет погашения требований кредиторов третьей очереди пропорционально размеру их требований, включенных в реестр требований кредиторов должника, совершены в период конкурсного производства, в качестве оплаты реестровой задолженности.

При этом на дату совершения оспариваемых действий у должника имелась непогашенная задолженность перед залоговым кредитором ПАО "Сбербанк России" по мораторным процентам, начисляемым в порядке пункта 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве, которая подлежала погашению в первоочередном порядке перед реестровыми кредиторами.

Согласно пункту 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве на сумму требований конкурсного кредитора в размере, установленном в соответствии со статьей 4 настоящего Федерального закона, с даты открытия конкурсного производства и до даты погашения указанных требований должником начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком РФ на дату открытия конкурсного производства. Уплата начисленных в соответствии с настоящей статьей процентов осуществляется одновременно с погашением требований кредиторов по денежным обязательствам и требований к должнику об уплате обязательных платежей в порядке очередности, установленной статьей 134 настоящего Федерального закона.

Указанные проценты, как и проценты, начисляемые на основании пункта 2 статьи 81 и пункта 2 статьи 95 Закона, не являются текущими платежами и в силу прямого указания Закона удовлетворяются в специальном порядке, установленном приведенными нормами Закона.

Поскольку эти проценты начисляются при расчетах с кредиторами непосредственно арбитражным управляющим, судебный акт об их начислении не выносится, и в реестр требований кредиторов они не включаются (пункт 38 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. № 60 (в ред. от 6 июня 2014 г.)).

Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 г. № 88 "О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве", следует, что мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Суд первой инстанции, учитывая, что требования залогового кредитора из вырученной от реализации залогового имущества стоимости были погашены в полном объеме, обоснованно пришел к выводу о том, что мораторные проценты, которые входят в состав процентов как основная сумма долга, должны были быть погашены из оставшихся денежных средств в первоочередном порядке в соответствии с пунктом 2 статьи 138, статьей 134 Закона о банкротстве.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции правомерно установил, что сделки, выраженные в частичном погашении требований кредиторов должника путем уплаты денежных средств на расчетные счета кредиторов, совершенные должником 21 августа 2015 г., отвечают признакам недействительной сделки по основаниям, установленным статьей 61.3 Закона о банкротстве, в части суммы 3 188 152,81 руб., равной размеру процентов, подлежащих уплате ПАО "Сбербанк России" преимущественно перед остальными кредиторами третьей очереди, и что денежные средства, которые остались от реализации предмета залога, подлежали бы распределению между кредиторами третьей очереди пропорционально их требованиям и после уплаты мораторных процентов залоговому кредитору, только в суммах, пропорционально уменьшенных.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что сделки по перечислению денежных средств в пользу кредиторов третьей очереди в нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов являются недействительными в части, пропорциональной размеру требований кредиторов (расчет требований прилагается к заявлению), в связи с чем отвечают признакам недействительности:

  • сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требования АО "Россельхозбанк", является недействительной в части 868 248,64 руб.;
  • сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требования ФСС РФ (Филиал № 4), является недействительной в части 102 403,83 руб.;
  • сделка, выразившаяся в перечислении денежных средств в погашение требования ООО "ПромАгроСнаб", является недействительной в части 2 217 500,34 руб.

Как правильно указал суд первой инстанции, данные денежные средства получены кредиторами в нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, установленной статьей 134 Закона о банкротстве.

Согласно материалам дела конкурсный управляющий направлял в адрес ответчиков письма о возврате денежных средств в вышеуказанном размере, выплаченных кредиторам с нарушением очередности погашения требований кредиторов, однако денежные средства ответчиками возвращены не были.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации по недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке или возместить его стоимость.

С учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 25 Постановления № 63 от 23 декабря 2010 г., последствия недействительности сделок, предусмотренные статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, распространяются также и на случаи признания незаконными действий по основаниям, установленным главой III.1 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.

Следовательно, при применении последствий недействительности действий должника сторона, получившая удовлетворение своих требований в нарушение порядка и очередности, установленных Законом о банкротстве, обязана возвратить полученные средства в конкурсную массу должника.

В Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.10.2015 № Ф03-4571/2015 по делу № А24-4244/2010 указывается, что, принимая во внимание вышеназванные положения Закона, с учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, перечисление конкурсным управляющим в адрес банка как залогового кредитора должника мораторных процентов, начисленных на суммы основного долга за период внешнего управления и следующего за ним конкурсного производства (до даты погашения основного долга), из средств, вырученных от реализации заложенного имущества, является правомерным. При этом, поскольку погашение данных процентов в силу вышеназванных норм осуществляется одновременно с погашением требований залогового кредитора по основному долгу в порядке, установленном статьей 138 Закона о банкротстве (т.е. преимущественно перед требованиями остальных кредиторов), оснований для признания сделки в данной части недействительной по указанной заявителем причине (преимущественное удовлетворение требований Банка перед требованиями самого заявителя), не имеется.

Указанное соответствует разъяснениям, приведенным в пункте 8 Постановления № 88, согласно которым мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" преимущественно перед требованиями остальных кредиторов. Данные разъяснения, учитывая дату размещения Постановления № 88 на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - 27.12.2013, и пункт 12 названного Постановления, в соответствии с абзацем вторым пункта 61.9 Регламента арбитражных судов, утв. Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.06.1996 № 7, подлежат применению при рассмотрении настоящего обособленного спора.

Доводы кассационной жалобы о неправомерности начисления мораторных процентов на сумму требований залоговых кредиторов, обеспеченных имуществом должника по денежным обязательствам третьих лиц, судом округа отклоняются как противоречащие вышеуказанным положениям Закона о банкротстве, разъяснениям ВАС РФ, а также как основанные на ошибочном толковании норм Закона о банкротстве. Как верно указали арбитражные суды, Закон о банкротстве не содержит исключений для начисления мораторных процентов по требованиям залоговых кредиторов, перед которыми должник отвечает по обязательствам третьих лиц, а условия договоров ипотеки, на основании которых требования Банка включены в реестр требований должника, возлагают на Общество обязательства обеспечивать не только возврат основного долга третьих лиц, но и всех процентов и неустоек и т.д. Кроме того, должник как залогодатель несет и самостоятельную ответственность за ненадлежащее (несвоевременное) исполнение своих обязательств перед залогодержателем в виде начисления мораторных процентов на сумму долга, включенного в реестр.

Ссылка заявителя жалобы на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2015 по делу № А40-77653/2010 во внимание кассационным судом не принимается, поскольку обстоятельства данного дела не являются схожими с рассматриваемым обособленным спором.

Вместе с тем доводы заявителя жалобы о неправомерном начислении мораторных процентов на суммы основного долга за период наблюдения (включающий в себя и период первого конкурсного производства, решение об открытии которого впоследствии отменено постановлением апелляционного суда) являются обоснованными.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, отклоняя приведенный заявителем довод, сослались на разъяснения, изложенные в пункте 7 Постановления № 88, и исходили из того, что Банку за весь период банкротства какие-либо проценты не начислялись, в реестр требований кредиторов не включались и не выплачивались.

Между тем положения Закона о банкротстве в редакции, действующей на момент введения наблюдения в отношении должника (14.01.2011), не предусматривали такого последствия введения этой процедуры банкротства, как прекращение начисления подлежащих уплате по условиям обязательства процентов, санкций и начисления вместо них на сумму основного требования мораторных процентов.

Соответствующие изменения в статью 63 Закона о банкротстве (касающиеся запрета на начисление неустойки (штрафа, пени) и иных финансовых санкций с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения и начислении мораторных процентов с даты введения наблюдения до даты введения следующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве, вне зависимости от момента включения требования конкурсного кредитора в реестр) введены Федеральным законом от 29.12.2014 № 482-ФЗ, вступившим в силу с 29.01.2015. С учетом пункта 7 статьи 4 данного Федерального закона его положения к рассматриваемым правоотношениям не применяются.

Приведенные в пункте 4 Постановления № 88 разъяснения о возможности применения вышеназванного порядка по аналогии с абзацем десятым пункта 1 статьи 81, абзацем третьим пункта 2 статьи 95 и абзацем третьим пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве, в силу прямого указания, данного в пункте 12 названного Постановления, также не могли быть приняты во внимание при начислении мораторных процентов на требования банка за период наблюдения, так как эти разъяснения применяются при рассмотрении судами дел о банкротстве, по которым первая процедура банкротства введена после опубликования настоящего Постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (27.12.2013), в то время как первая процедура банкротства в отношении Общества введена еще 14.01.2011.

При таких обстоятельствах, учитывая также то, что требования банка, обеспеченные залогом имущества должника, включены в реестр требований кредиторов Общества лишь в процедуре внешнего управления (т.е. в процедуре наблюдения эти требования в реестре отсутствовали), правовых оснований для начисления конкурсным управляющим банку и дальнейшему перечислению последнему мораторных процентов, начисленных за период наблюдения, не имелось.

Принятое арбитражными судами во внимание обстоятельство - банку за весь период банкротства какие-либо проценты не начислялись, в реестр требований кредиторов не включались и не выплачивались - само по себе не предусмотрено действовавшей в спорный период редакцией Закона о банкротстве и разъяснениями к нему ВАС РФ в качестве основания для начисления мораторных процентов в процедуре наблюдения.

Указанные арбитражными судами разъяснения, приведенные в пункте 7 Постановления № 88, не подлежат применению при решении вопроса о правомерности (неправомерности) начисления спорных мораторных процентов, поскольку данные разъяснения касаются лишь порядка погашения мораторных процентов, а не их начисления в процедуре наблюдения.

Также не может быть признана состоятельной ссылка судов на то, что конкурсные кредиторы, заявившие свои требования в процедуре наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, исходя из разъяснений пункта 4 Постановления № 63, утрачивали право на включение в реестр требований кредиторов процентов на основной долг, начисленных за период с даты введения соответствующей процедуры до даты открытия конкурсного производства, и данные кредиторы имели право лишь на начисление мораторных процентов за соответствующий период, которые в реестр требований не включались и при голосовании не учитывались. В данном случае суды не обосновали ссылками на действующие в спорный период нормы материального права возможность начисления мораторных процентов за период наблюдения на суммы основного долга залогового кредитора, включенные в реестр требований в процедуре внешнего управления. Вместе с тем, исходя из разъяснений, изложенных в пункте 4 Постановления № 63, и положений Закона о банкротстве в редакциях, подлежащих применению к требованиям банка (абзацы первый - третий Постановления № 63 в его первоначальной редакции, статьи 4, 63 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ), у последнего остается право предъявить должнику требование по санкциям за период до введения внешнего управления.

На этом же основании не может быть признана правомерной позиция конкурсного управляющего, выраженная в отзыве на кассационную жалобу, о возможности применения к спорным правоотношениям аналогии установленного для процедуры внешнего управления правила о начислении мораторных процентов.

С учетом изложенного принятый арбитражными судами расчет мораторных процентов, представленный конкурсным управляющим должником, не может быть признан верным. Вместе с тем, поскольку лицами, участвующими в деле, его правильность с точки зрения учтенных в нем сумм, процентов и сроков процедур не оспорена, суд округа считает возможным признать верным приведенный в кассационной жалобе расчет мораторных процентов, подлежащих начислению на суммы основного долга за периоды внешнего управления (с 07.02.2012 по 22.09.2013) и конкурсного производства (с 23.09.2013 по 02.12.2014). Общая сумма мораторных процентов, правомерно начисленных и перечисленных банку за вышеназванный период, составила 12 359 565,56 руб. (при этом имеющиеся в приведенной в кассационной жалобе таблице описки в суммах не привели к неправильному итоговому результату).

Таким образом, банку из поступивших от реализации залогового имущества средств следовало перечислить 70 363 747,70 руб., в том числе: в счет погашения основного долга 58 004 182,14 руб. и в счет погашения мораторных процентов 12 359 565,56 руб. Учитывая фактический размер перечисления - 76 444 046,18 руб., излишне перечисленная конкурсным управляющим банку денежная сумма составила 6 080 298,48 руб.

Действия по перечислению конкурсным управляющим излишне начисленных банку денежных средств оспорены конкурсным кредитором должника - Компанией на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве как сделка с предпочтением.

Последствием недействительности платежа в сумме 6 080 298,48 руб., осуществленного 28.11.2014, является восстановление положения, существовавшего до его совершения. В этой связи, учитывая отсутствие у банка правовых оснований для получения указанной суммы мораторных процентов, последствием недействительности данной сделки является обязание банка возвратить в конкурсную массу должника указанные денежные средства.