Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (в ред. от 03.07.2016) "О несостоятельности (банкротстве)" (Закона о банкротстве) в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

Согласно Постановлению Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.06.2016 № Ф08-3513/2016 по делу № А32-1382/2014 требование о взыскании с бывшего руководителя должника убытков в виде премий и заработной платы руководителя и работников удовлетворено, поскольку при убыточности деятельности должника, наличии задолженности перед иными кредиторами бывший руководитель производил спорные выплаты, не являющиеся заработной платой или премией, не передал документацию должника по спорным выплатам и не предоставил объяснения по ним.

В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве, если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

- причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 Федерального закона о банкротстве;

- документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;

- требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают на дату закрытия реестра требований кредиторов пятьдесят процентов общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов.

Указанные положения применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника. Положения настоящего пункта применяются в отношении лица, являвшегося единоличным исполнительным органом должника в период совершения должником или его единоличным исполнительным органом соответствующего правонарушения.

Например, Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.08.2016 № Ф04-3530/2016 по делу № А45-22336/2013 требование о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и взыскании с него в пользу должника денежных средств удовлетворено, поскольку бывший руководитель располагал бухгалтерской и иной документацией должника и не исполнил предусмотренную законом обязанность по ее передаче конкурсному управляющему, что не позволило последнему проверить достоверность сведений, отраженных в бухгалтерском балансе, проанализировать совершенные должником сделки, воспрепятствовало формированию конкурсной массы и привело к невозможности удовлетворения требований кредиторов.

Например, Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2014 № 17АП-2829/2014-ГК по делу № А60-52142/2012 требование о привлечении директора должника к субсидиарной ответственности удовлетворено судом правомерно, поскольку в результате непредставления директором должника документов первичного бухгалтерского учета у конкурсного управляющего отсутствовала возможность полноценного формирования конкурсной массы, что повлекло для кредиторов должника неблагоприятные последствия.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 21.04.2016 по делу № 302-ЭС14-1472:

1. Если при рассмотрении иска о привлечении контролирующего общество лица к субсидиарной ответственности истец представил доказательства, которые вызывают объективные сомнения в том, что контролирующее лицо руководствовалось интересами дочернего общества, бремя доказывания того, что соответствующие действия совершались в рамках обычного хозяйственного оборота и не были вызваны использованием участником общества его возможностей во вред кредиторам должника, переносится на ответчика.

2. Субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, т.е. лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить свои обязанности вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица. В связи с этим судам следовало проверить доводы уполномоченного органа о том, что на фоне недостаточности денежных средств у дочернего общества (появления первых признаков неплатежеспособности) действия участника общества по изъятию выручки и имущества, используемого в производственных целях, усугубили и без того затруднительное финансовое состояние должника, что привело к банкротству, которое в такой ситуации стало неизбежным.

1. В абзаце втором пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действовавшей в спорный период) и пункте 3 статьи 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в редакции, действовавшей как в спорный период, так и в настоящее время) содержится общая норма о субсидиарной ответственности по обязательствам общества с ограниченной ответственностью его участника, который имеет право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеет возможность определять действия организации в ситуации, когда несостоятельность (банкротство) хозяйственного общества вызвана таким участником и имущества юридического лица недостаточно для проведения расчетов с кредиторами.

Аналогичное правило закреплено в настоящее время в абзаце первом пункта 4 статьи 10 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее - Закон о банкротстве) и согласуется с правовой позицией Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 22 совместного Постановления от 01.07.1996 № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

По смыслу названных положений Закона необходимым условием возложения субсидиарной ответственности на участника является наличие причинно-следственной связи между использованием им своих прав и (или) возможностей в отношении контролируемого хозяйствующего субъекта и совокупностью юридически значимых действий, совершенных подконтрольной организацией, результатом которых стала ее несостоятельность (банкротство).

Как установлено судами, в спорный период единственным участником ООО "Моя Столица" являлось ООО "Концерн РИАЛ", что определяет его как контролирующее должника лицо.

Поскольку в рассматриваемый период не действовали закрепленные в абзацах втором - пятом пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве презумпции, касающиеся наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц и банкротством контролируемой организации, соответствующие обстоятельства подлежали доказыванию по общим правилам, установленным процессуальным законодательством.

В данном случае, настаивая на привлечении к субсидиарной ответственности участника должника, уполномоченный орган в том числе ссылался на материалы налоговой проверки ООО "Моя столица", из которых следует, что в период с 01.01.2008 по 30.09.2010 денежные средства, поступавшие должнику от реализации продукции, перечислялись по цепочке расчетных счетов третьих лиц с указанием на предоставление и возврат средств по договорам займа, поставку зерна, других товаров и материалов, в счет взаиморасчетов, и в итоге спустя непродолжительное время аккумулировались на расчетных счетах ООО "Концерн РИАЛ". Это подтверждается представленными в материалы дела отчетами о движении денежных средств и банковскими выписками.

Также уполномоченный орган обращал внимание на последующее изъятие ООО "Концерн РИАЛ" у ООО "Моя столица" имущества производственного назначения, что повлекло за собой невозможность осуществления последним основной хозяйственной деятельности.

Упомянутые действия, касающиеся перечисления выручки и отчуждения производственных объектов, вызывают объективные сомнения в том, что ООО "Концерн РИАЛ" руководствовался интересами дочернего общества.

При названных обстоятельствах в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ именно на ООО "Концерн РИАЛ" перешло бремя доказывания того, что возникновение у него права собственности по оспариваемым уполномоченным органом операциям явилось следствием обычного хозяйственного оборота, а не вызвано использованием участником его возможностей, касающихся определения действий ООО "Моя столица", во вред кредиторам должника.

Суды не дали оценку поведению ООО "Концерн РИАЛ" и в нарушение требований части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса РФ возложили на кредиторов негативные последствия несовершения контролирующим лицом процессуальных действий по представлению доказательств.

2. Разрешая вопрос о том, явилось ли банкротство ООО "Моя столица" следствием поведения его участника, суды не учли положения статьи 2 Закона о банкротстве, ошибочно отождествив понятия "неплатежеспособность" и "банкротство".

Согласно абзацу второму названной статьи банкротство - это неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по гражданским обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, признанная арбитражным судом. Тогда как неплатежеспособность - это лишь прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств (абзац тридцать седьмой статьи 2 Закона о банкротстве). Таким образом, сам по себе момент возникновения признаков неплатежеспособности хозяйствующего субъекта может не совпадать с моментом его фактической несостоятельности (банкротства).

Субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, т.е. лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица.

В связи с этим судам следовало проверить доводы уполномоченного органа о том, что на фоне недостаточности денежных средств у ООО "Моя столица" (появления первых признаков неплатежеспособности) действия ООО "Концерн РИАЛ" по изъятию выручки и имущества, используемого в производственных целях, усугубили и без того затруднительное финансовое состояние должника, что привело к банкротству, которое в такой ситуации стало неизбежным.

В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 04.07.2016 № 303-ЭС16-1164(1, 2) в случае, когда должнику в рамках дела о банкротстве причинен вред в виде необоснованного перечисления исполнительным директором денежных средств третьему лицу при виновном попустительстве конкурсного управляющего, к солидарной ответственности могут быть привлечены исполнительный директор, конкурсный управляющий и третье лицо, необоснованно получившее данные средства.

Как следует из материалов дела и установлено судами, приказом от 24.07.2013 конкурсный управляющий должником Чечель В.М. закрепила за исполнительным директором должника Слободенюком М.С. электронный носитель с цифровой подписью. По платежным поручениям от 24.07.2013 № 195-208, подписанным электронной подписью, владельцем сертификата ключа которой являлась Чечель В.М., должник перечислил ООО "Брамс-Ойл" (далее - общество) 7 802 000 руб. при отсутствии каких-либо обязательственных отношений. Решение суда о возврате этих средств обществом в качестве неосновательного обогащения исполнено не было по причине отсутствия у общества денежных средств и имущества, в связи с чем исполнительное производство было окончено. Гражданский иск в рамках уголовного дела против директора Слободенюка М.С. также не привел к получению должником возмещения убытков на эту сумму. В связи с этим конкурсный кредитор обратился с иском о привлечении к ответственности конкурсного управляющего, поскольку тот не проявил должную осмотрительность и заботливость при осуществлении своих полномочий.

Арбитражный суд округа отказал в иске со ссылкой на то, что в рамках уголовного дела, возбужденного против исполнительного директора должника Слободенюка М.С., вина конкурсного управляющего не была установлена.

В то же время вступившим в законную силу определением суда от 06.08.2014 по настоящему делу установлено ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим должником Чечель В.М. своих обязанностей, выразившееся в утрате контроля за сохранностью имущества должника и приведшее к необоснованному перечислению с расчетного счета последнего 7 802 000 руб. Отстраняя Чечель В.М. от исполнения обязанностей, суд констатировал, что при должной степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от нее, наступивших негативных последствий можно было избежать.

С учетом обстоятельств, установленных указанным судебным актом, в настоящем обособленном споре, по сути, подлежал разрешению вопрос о наличии причинной связи между возникновением у должника убытков и незаконными действиями Чечель В.М., а также их размере.

Присуждение к взысканию с общества и Слободенюка М.С. в пользу должника неосновательного обогащения и материального ущерба в рамках других дел не препятствует привлечению Чечель В.М. к самостоятельной гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков в настоящем деле, учитывая ненадлежащее исполнение ею обязанностей арбитражного управляющего, создавшее условия для совершения преступления.

Вывод окружного суда о том, что вынесенный в особом порядке приговор в отношении директора должника имеет преюдициальное значение для разрешения настоящего обособленного спора, ошибочен, поскольку в рамках рассмотренного судом общей юрисдикции дела вина Чечель В.М., проходившей по нему в качестве свидетеля, не устанавливалась.

Таким образом, в данном случае должник вправе предъявлять соответствующие требования к каждому из виновных в причинении ущерба лиц до полного возмещения своих имущественных потерь.

Лежащее в основе всех требований незаконное перечисление денежных средств обусловлено совокупностью последовательных действий Чечель В.М., Слободенюка М.С. и общества, что позволяет применить к названным лицам правила о солидарной ответственности, принимая во внимание, что фактическое исполнение ими обязанности по возмещению ущерба (компенсации неосновательного обогащения) не может превышать его установленный размер.

В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Например, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.05.2016 № Ф03-1173/2016 по делу № А73-8118/2014. Требование о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, о взыскании средств в конкурсную массу. Решение: в удовлетворении требования отказано, так как причинная связь между сделками должника, неисполнением обязательств по поставке техники, запчастей, перечислением средств на счета третьих лиц и банкротством не установлена; негативные последствия сделок связаны с риском предпринимательской деятельности; затруднение проведения процедур банкротства, невозможность формирования конкурсной массы ввиду непредставления конкурсному управляющему бухгалтерских документов должника не доказаны.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.09.2015 № Ф06-10325/2011, Ф06-62/2015, Ф06-573/2015, Ф06-122/2015 по делу № А12-10998/2010. Обстоятельства: определением удовлетворено заявление о взыскании денежных средств с бывших руководителей должника в порядке субсидиарной ответственности в связи с невыполнением ими обязанности по передаче конкурсному управляющему бухгалтерской документации и материальных ценностей. Решение: определение отменено. Заявление конкурсного управляющего удовлетворено частично, поскольку доказательства, подтверждающие отсутствие вины бывших руководителей, и доказательства принятия ими каких-либо мер, направленных на получение бухгалтерской документации у предшествующих руководителей, либо мер по восстановлению такой документации не представлены, размер взыскиваемых денежных средств скорректирован.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника.

Например, в соответствии с Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2016 № 15АП-6862/2016 по делу № А53-13609/2011 согласно абзацу восьмому пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в действующей редакции размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника (по основаниям, установленным пунктом 1 статьи 10 Закона). Данная норма подлежит применению после вступления в силу Закона № 134-ФЗ от 28.06.2013 независимо от даты, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к ответственности, или было возбуждено производство по делу о банкротстве.

Как следует из материалов дела, в реестр требований кредиторов включены требования кредиторов на общую сумму 16 543 388,39 руб., в том числе 16 156 202,19 руб. - сумма основного долга, 387 186,20 руб. - штрафные санкции; требования, признанные судом обоснованными и заявленными после закрытия реестра, составляют 1 959 673,75 руб.

Таким образом, размер субсидиарной ответственности, который подлежит взысканию с Жандарова Ю.М. в конкурсную массу ООО "СтройТех", составляет 18 503 062,14 руб.

Поскольку на основании бухгалтерской отчетности размер активов должника превышает кредиторскую задолженность, заявление обоснованно удовлетворено судом первой инстанции в полном объеме.

Вместе с тем, поскольку конкурсным управляющим и кредитором заявлен размер субсидиарной ответственности в сумме 18 115 875,94 руб., суд не вправе был выходить за пределы требований.

Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13.02.2015 № Ф08-163/2015 по делу № А15-586/2013. Требование: 1) о привлечении к ответственности бывшего руководителя должника; 2) о взыскании по обязательствам должника денежных средств и расходов. Решение: 1) требование удовлетворено, поскольку в действиях руководителя должника имеются виновные действия, он не передал конкурсному управляющему бухгалтерские документы и иную документацию, касающуюся деятельности должника; 2) в удовлетворении требования отказано, так как действующее законодательство о банкротстве не предусматривает взыскание расходов по делу о банкротстве с руководителей должника.

Размер ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого лица.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве заявление о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, а также заявление о возмещении должнику убытков, причиненных ему его учредителями (участниками) или его органами управления (членами его органов управления), по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве, также может быть подано конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником, бывшим работником должника или уполномоченным органом.

Заявление о возмещении должнику убытков, причиненных ему его учредителями (участниками) или его органами управления (членами его органов управления), может быть подано в ходе конкурсного производства, внешнего управления конкурсным управляющим, внешним управляющим, учредителем (участником) должника, а в ходе конкурсного производства также конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

Например, согласно Постановлению Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.07.2016 № Ф01-2539/2016 по делу № А11-4962/2011 требование о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности по обязательствам последнего и о взыскании с них в субсидиарном порядке причиненного ему ущерба удовлетворено, поскольку тот факт, что противоправные действия бывших руководителей должника привели к его банкротству, подтвержден, срок их привлечения к субсидиарной ответственности не пропущен, так как действовавшая в спорный период редакция статьи 10 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" срок на подачу соответствующего заявления не ограничивала.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства.

Например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.07.2016 № Ф05-9605/2016 по делу № А40-8112/2015. Обстоятельства: определением завершено конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника. Решение: определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку завершение конкурсного производства при наличии нерассмотренных, направленных на пополнение конкурсной массы заявлений конкурсного кредитора о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц нарушает права конкурсного кредитора - как исключающее возможность реализации его прав, предусмотренных Законом о банкротстве.

Если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве настоящей статьи, невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.10.2015 по делу № А56-67786/2010. Обстоятельства: определением отказано в удовлетворении заявления о возобновлении производства по требованию конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника, поскольку заявители не представили доказательств устранения обстоятельств, послуживших причиной приостановления производства (конкурсная масса должника не сформирована, погашение требований кредиторов не производилось, определить размер субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц невозможно).

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованиям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. В случае прекращения процессуальных действий по делу о банкротстве арбитражный суд по своей инициативе может приостановить производство по делу о банкротстве до вынесения определения по требованиям о привлечении указанных лиц к ответственности. Арбитражному управляющему не выплачивается фиксированная сумма вознаграждения за счет средств должника за период, в течение которого дело о банкротстве приостановлено в соответствии со статьей 10 Закона о банкротстве.

На основании Определения Верховного Суда РФ от 29.02.2016 № 306-ЭС14-7672 прекращение производства по делу о банкротстве не препятствует рассмотрению апелляционной или кассационной жалобы на определение о привлечении лица к субсидиарной ответственности в порядке статьи 10 Закона о банкротстве.

Прекращая производство по кассационной жалобе, суд округа, выводы которого были поддержаны коллегией, рассматривающей жалобу на определение, исходил из того, что в силу положений пункта 2 статьи 127 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) с прекращением производства по делу о банкротстве должника прекращаются и полномочия конкурсного управляющего должником, что исключает процессуальную возможность проверки по существу законности и обоснованности судебных актов, принятых по результатам рассмотрения заявления о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности.

Между тем судом округа не учтено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту, Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой это право предполагает и конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости (Постановление от 16.03.1998 № 9-П); отсутствие же возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает данное право (Постановление от 03.02.1998 № 5-П). Эта правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, как имеющая общий характер, распространяется на все виды судопроизводства; право на судебную защиту предполагает охрану прав и законных интересов, в том числе от ошибочных решений суда. При этом эффективной гарантией такой защиты является и сама возможность пересмотра дела вышестоящим судом, которая в тех или иных формах (с учетом особенностей каждого вида судопроизводства) должна быть обеспечена государством (Постановление от 28.05.1999 № 9-П).

Кроме того, судом округа не были учтены разъяснения Пленума высшей судебной инстанции относительно порядка применения норм процессуального права в схожей ситуации.

Как разъяснено в пункте 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2012 № 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", прекращение производства по делу о банкротстве не препятствует рассмотрению апелляционной или кассационной жалобы на определение о привлечении лица к субсидиарной ответственности в порядке статьи 10 Закона о банкротстве. Если в таком случае суд вышестоящей инстанции отменит ранее принятое определение, то названные заявления подлежат оставлению этим вышестоящим судом без рассмотрения применительно к пункту 4 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

По объективным причинам производство по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности бывших контролирующих лиц может быть приостановлено.

Например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.02.2016 № Ф05-795/2015 по делу № А40-588/2014. Обстоятельства: определением производство по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего генерального директора должника и ликвидатора приостановлено до окончания расчетов с кредиторами, поскольку на момент рассмотрения данного заявления общий размер требований кредиторов, включенных в реестр, не определен, а конкурсный управляющий не исчерпал в полной мере возможности привлечения денежных средств и имущества в конкурсную массу.

В соответствии с пунктом 6 статьи 10 Закона о банкротстве лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с настоящим Федеральным законом, а также к ответственности в виде возмещения причиненных должнику убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве.

На основании пункта 6 статьи 10 Закона о банкротстве по результатам рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или заявления о привлечении контролирующих должника лиц, а также лиц, указанных в пункте 1 статьи 10 Закона о банкротстве, к ответственности в виде возмещения убытков выносится определение, которое может быть обжаловано. В определении о привлечении указанных лиц к субсидиарной ответственности указывается размер их ответственности, в определении о взыскании причиненных должнику убытков - размер взыскиваемых убытков. На основании определения о привлечении таких лиц к субсидиарной ответственности (о взыскании убытков) выдается исполнительный лист.

Например, согласно Постановлению Арбитражного суда Уральского округа от 26.04.2016 № Ф09-3027/16 по делу № А60-57363/2011 требование о привлечении генерального директора к субсидиарной ответственности по обязательствам должника-банкрота удовлетворено в части, поскольку руководителем должника не исполнены предусмотренные законом обязанности, с руководителя взыскана задолженность перед кредиторами, возникшая после неисполнения им обязанности по обращению с заявлением о банкротстве, а также разница между размером дебиторской задолженности по бухгалтерскому балансу и размером оформленных требований к дебиторам, возникшая в связи с непередачей документации конкурсному управляющему должника.

Согласно пункту 8 статьи 10 Закона о банкротстве денежные средства, взысканные с контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, а также взысканные убытки включаются в конкурсную массу. Требование о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после вступления определения в законную силу подлежит реализации по правилам статьи 140 Федерального закона о банкротстве.

На основании Определения Верховного Суда РФ от 07.12.2015 № 307-ЭС15-5270 субсидиарная ответственность руководителя по долгам возглавляемой им организации возникает вследствие причинения вреда кредиторам. При этом завершение конкурсного производства само по себе не влечет материальных последствий в виде освобождения руководителя от ответственности, поскольку в силу закона требование к нему подлежит продаже на торгах. Вопреки доводам представителя руководителя должника, ссылавшегося на отсутствие какого-либо механизма исполнения судебного акта в случае удовлетворения требования кредитора после завершения конкурсного производства, законодательство о банкротстве не ограничивает возможности кредиторов по удовлетворению своих требований и после завершения конкурсного производства (пункт 11 статьи 142 Закона о банкротстве). Кроме того, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ.

Существенная и явная диспропорция между обязательствами и активами по сути несостоятельного должника и неосведомленность об этом кредиторов нарушают права последних. В связи с этим для защиты имущественных интересов кредиторов должника введено правовое регулирование своевременного информирования руководителем юридического лица его кредиторов о неплатежеспособности (недостаточности имущества) должника.

Так, при наступлении обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств. Нарушение руководителем этой обязанности является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим после истечения указанного срока (пункт 2 статьи 10 Закона о банкротстве).

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по этому основанию может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным кредитором (пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве).

Денежные средства, взысканные с контролирующих должника лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, включаются в конкурсную массу. Требование о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после вступления определения в законную силу подлежит реализации по правилам статьи 140 Закона о банкротстве (пункт 8 статьи 10 Закона о банкротстве).

Таким образом, невыполнение руководителем требований закона об обращении в арбитражный суд с заявлением должника влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов и, как следствие, убытки для них. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Субсидиарная ответственность руководителя по долгам возглавляемой им организации возникает вследствие причинения вреда кредиторам. При этом завершение конкурсного производства само по себе не влечет материальных последствий в виде освобождения руководителя от ответственности, поскольку в силу закона требование к нему подлежит продаже на торгах.

Из пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ следует, что прекращение производства по делу возможно в случаях объективной невозможности его рассмотрения (в частности, в связи с ликвидацией ответчика как стороны спора). Разъяснения, данные в пункте 48 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", также исходят из того, что рассматривать какие-либо требования к должнику как к стороне спора после его ликвидации невозможно ввиду отсутствия одной из сторон спора. В то же время после ликвидации должника истец и ответчик по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника продолжают существовать. Следовательно, пункт 5 части 1 статьи 150 АПК РФ не препятствует арбитражному суду апелляционной инстанции рассмотреть по существу и вынести решение по жалобе кредитора на определение арбитражного суда первой инстанции, которым конкурсному кредитору отказано в удовлетворении его требований.

Вопреки доводам представителя руководителя должника, ссылавшегося на отсутствие какого-либо механизма исполнения судебного акта в случае удовлетворения требования кредитора после завершения конкурсного производства, законодательство о банкротстве не ограничивает возможности кредиторов по удовлетворению своих требований и после завершения конкурсного производства (пункт 11 статьи 142 Закона о банкротстве). Кроме того, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ.

На основании пункта 9 статьи 10 Закона о банкротстве привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих должника лиц не препятствует предъявлению требований учредителями (участниками) должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и принятыми в соответствии с ним федеральными законами, в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности.

Согласно пункту 10 статьи 10 Закона о банкротстве сведения о подаче заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности или заявления о привлечении контролирующих должника лиц, а также лиц, указанных в пункте 1 статьи 10 Закона о банкротстве, к ответственности в виде возмещения убытков, о судебных актах, вынесенных по таким заявлениям, и судебных актах об их пересмотре подлежат включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

В сообщениях, подлежащих включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в соответствии с настоящим пунктом, должны быть указаны:

  • наименование (фамилия, имя и, в случае если имеется, отчество) контролирующего должника лица, в отношении которого подано заявление (для иностранных лиц указывается с использованием кириллических и латинских букв);
  • гражданство контролирующего лица (страна регистрации);
  • идентифицирующие контролирующее лицо данные (индивидуальный номер налогоплательщика, основной государственный регистрационный номер - для юридических лиц, страховой номер индивидуального лицевого счета застрахованного лица в системе обязательного пенсионного страхования - для физических лиц), а для иностранных лиц - их аналоги в соответствии со страной гражданства (регистрации);
  • размер ответственности в соответствии с заявлением (кроме случаев невозможности определения размера ответственности на дату подачи заявления) или судебным актом.

Далее – Глава 6. Особенности защиты прав залоговых кредиторов по уплате неустойки в процедуре несостоятельности (банкротства)