Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

 

Согласно пункту 1 статьи 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

По мнению Л.А. Новоселовой, договор поручительства является двусторонней сделкой, связывающей кредитора по основному обязательству и поручителя; должник не является стороной этого договора. Договор поручительства является консенсуальным (права и обязанности сторон возникают в момент заключения договора), односторонним (кредитор по этому договору имеет только права требовать исполнения договора от поручителя, а поручитель имеет только обязанность отвечать за должника), безвозмездным (кредитор не несет никаких встречных обязательств в отношении поручителя).

Согласно пункту 3 статьи 361 ГК РФ условия поручительства, относящиеся к основному обязательству, считаются согласованными, если в договоре поручительства имеется отсылка к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство. В договоре поручительства, поручителем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть указано, что поручительство обеспечивает все существующие и (или) будущие обязательства должника перед кредитором в пределах определенной суммы.

Поручитель не исполняет обязательство за должника, а лишь возмещает в денежной форме неисполненное. В силу этого поручительство может обеспечивать обязательства, которые могут быть исполнены только лично должником обязательства, деятельность по исполнению которых требует специального разрешения, а также состоящие в воздержании от совершения действия.

Профессор Д.Д. Гримм указывает, что в римском праве поручитель отвечает перед кредитором по общему правилу (т.е. если не было условлено ничего иного) в том же объеме, как и главный должник. Он поэтому отвечает и за приращения, и за изменение содержания долга, являющееся результатом вины или просрочки со стороны главного должника. Он отвечает далее и в том случае, если главный долг существует только obligatio naturalis. Равным образом допускается поручительство в обеспечение будущего долга. Но, конечно, поручительство как акцессорное отношение не может быть установлено в обеспечение недействительного долга.

В соответствии со статьей 362 ГК РФ договор поручительства должен быть совершен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора поручительства.

На основании пункта 1 статьи 364 ГК РФ поручитель вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поручитель не теряет право на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг. Ограничение права поручителя на выдвижение возражений, которые мог бы представить должник, не допускается. Соглашение об ином ничтожно.

Согласно пункту 2 статьи 364 ГК РФ поручитель вправе не исполнять свое обязательство, пока кредитор имеет возможность получить удовлетворение своего требования путем его зачета против требования должника.

На основании пункта 3 статьи 364 ГК РФ в случае смерти должника поручитель по этому обязательству не может ссылаться на ограниченную ответственность наследников должника по долгам наследодателя (пункт 1 статьи 1175).

ГГУ (§ 771) предоставляет поручителю право отказать кредитору в удовлетворении, пока кредитор не осуществит в отношении основного должника попытку принудительного исполнения (возражение против иска кредитора), не давшую результата. Возражение против иска кредитора исключается, если: 1) поручитель откажется от возражения, в частности, в случае его поручительства как самостоятельного должника; 2) осуществление права в отношении основного должника значительно осложнилось вследствие изменения места жительства, места нахождения предприятия либо места пребывания основного должника, наступившего после принятия поручительства; 3) в отношении имущества основного должника возбуждено производство по делу о несостоятельности; 4) следует полагать, что обращение взыскания на имущество должника не приведет к удовлетворению кредитора.

Согласно пункту 3 статьи 364 ГК РФ поручитель, который приобрел права созалогодержателя или права по иному обеспечению основного обязательства, не вправе осуществлять их во вред кредитору, в том числе не имеет права на удовлетворение своего требования к должнику из стоимости заложенного имущества до полного удовлетворения требований кредитора по основному обязательству.

На основании пункта 1 статьи 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

Согласно пункту 2 статьи 365 ГК РФ по исполнении поручителем обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование. Правила, установленные статьей 365 ГК РФ, применяются, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними.

На основании Определения Верховного Суда РФ от 14.06.2016 № 50-КГ16-1 поручителю, исполнившему обязательство, переходят все права кредитора, в том числе требования, обеспечивающие основное обязательство (в частности, требования к другим поручителям должника), поскольку поручитель, исполнивший обязательство, не может находиться в худшем положении, чем первоначальный кредитор.

Истец обратился в суд с исковыми требованиями к соответчикам о взыскании денежных средств, просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке 3 000 000 руб., указав, что между банком и одним из соответчиков заключен кредитный договор, поручителями по которому являлись он (истец) и два других соответчика. По требованию банка истец выплатил 3 000 000 руб., в связи с чем к нему перешли права кредитора по исполненному обязательству в размере уплаченной банку суммы.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что, поскольку истцом в связи с полученным требованием банка о погашении основного долга произведена его полная оплата, к истцу перешли права кредитора по взысканию задолженности в сумме, уплаченной банку, в том числе с поручителей.

Суд апелляционной инстанции с данным выводом суда первой инстанции не согласился, указав, что после исполнения истцом кредитного обязательства перед банком к нему перешло право требовать возврата уплаченной им суммы задолженности от должника, но не от иных поручителей. Давая поручительство по кредитному договору, поручители заключили с банком самостоятельные договоры поручительства. Каждый из поручителей от своего имени и независимо друг от друга обязался нести солидарную с должником ответственность перед кредитором за неисполнение кредитного обязательства, в связи с чем они не являются лицами, совместно давшими поручительство, и между ними отсутствует солидарная ответственность.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что судом апелляционной инстанции нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

Поручителю, исполнившему обязательство, переходят все права кредитора, в том числе требования, обеспечивающие основное обязательство, поскольку поручитель, исполнивший обязательство, не может находиться в худшем положении, чем первоначальный кредитор.

Истец исполнил кредитное обязательство, что не отрицалось сторонами, в связи с чем к нему перешло право требовать возврата уплаченной им суммы задолженности в том же объеме, что и у первоначального кредитора, а это судом апелляционной инстанции учтено не было.

В соответствии с пунктом 1 статьи 366 ГК РФ должник, извещенный поручителем о предъявленном к нему кредитором требовании или привлеченный поручителем к участию в деле, обязан сообщить поручителю обо всех имеющихся у него возражениях против этого требования и представить имеющиеся у него в подтверждение этих требований доказательства. В противном случае должник лишается права выдвигать возражения, которые могли быть заявлены против требования кредитора, против требования поручителя (пункт 1 статьи 365), если иное не предусмотрено соглашением между поручителем и должником.

Например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.03.2016 № 09АП-7012/2016 по делу № А40-193495/1. Иск о взыскании задолженности, пеней по договору поставки и договору поручительства удовлетворен правомерно, поскольку факт ненадлежащего исполнения ответчиками обязательств по оплате поставленного товара документально подтвержден, размер пеней доказан, доказательств наличия оснований для их уменьшения ответчиками не представлено. В соответствии с пунктом 1 статьи 366 ГК РФ должник, извещенный поручителем о предъявленном к нему кредитором требовании или привлеченный поручителем к участию в деле, обязан сообщить поручителю обо всех имеющихся у него возражениях против этого требования и представить имеющиеся у него в подтверждение этих требований доказательства.

Согласно пункту 2 статьи 366 ГК РФ должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, обязан известить об этом поручителя немедленно. В противном случае поручитель, в свою очередь исполнивший свое обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное или предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное.

1. На основании Определения Верховного Суда РФ от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475 согласно сложившейся судебной практике наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и должником объясняет мотивы совершения обеспечительных сделок. По смыслу указанной позиции отношения, обусловливающие наличие соответствующих мотивов, могут быть как юридически формализованными, так и фактическими. Даже неучастие должника в одной группе лиц с заемщиком еще не могло свидетельствовать о безосновательности поручительства (и залога), поскольку банк был не лишен возможности доказывать наличие фактической аффилированности между заемщиком и гарантирующим лицом любыми не запрещенными процессуальным законом средствами.

2. В условиях недоказанной недобросовестности действия банка по выдаче кредита и одновременному получению обеспечения от аффилированного с должником лица, находящегося в неустойчивом финансовом положении, сами по себе не могут рассматриваться как направленные на причинение вреда кредиторам лица, предоставляющего обеспечение. При ином подходе следовало бы признать принципиальную недопустимость кредитования банками предприятий, функционирующих в кризисной ситуации.

1. Согласно сложившейся судебной практике наличие корпоративных либо иных связей между поручителем (залогодателем) и должником объясняет мотивы совершения обеспечительных сделок (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.02.2014 № 14510/13).

По смыслу указанной позиции отношения, обусловливающие наличие соответствующих мотивов, могут быть как юридически формализованными, так и фактическими.

Ссылаясь на существование между заемщиком (ООО "ДонАгроСоюз") и предоставившим обеспечение лицом (ООО "Роговское ХПП") первого вида таких отношений, банк указывал, что обе названные организации в силу статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и части 1 статьи 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ "О защите конкуренции" являются аффилированными лицами, поскольку контролируются Чернозубовым С.В. и входят в одну группу компаний "ДонАгроСоюз" вместе с ООО "Астарта".

Полагая данные обстоятельства недостаточными для объяснения целесообразности выдачи должником поручительства (и передачи имущества в залог), суд округа отметил, что группа компаний "ДонАгроСоюз" не является оформленной организационно, каждое предприятие ведет самостоятельный баланс, консолидированная отчетность отсутствует.

Вместе с тем понятие юридической аффилированности не требует доказывания того, что участники одной группы формализовали свою деятельность как осуществляемую от имени "единого хозяйствующего субъекта" (создание холдинга, подписание соглашения о сотрудничестве, ведение консолидированной финансовой отчетности, использование всеми членами группы одного товарного знака и т.д.), в связи с чем у судов первой инстанции и округа не было оснований для вывода об отсутствии экономической целесообразности принятия на себя должником обеспечительных обязательств по этим основаниям.

При этом даже неучастие должника в одной группе лиц с заемщиком еще не могло свидетельствовать о безосновательности поручительства (и залога), поскольку банк не был лишен возможности доказывать наличие фактической аффилированности между заемщиком и гарантирующим лицом любыми не запрещенными процессуальным законом средствами.

Так, судом апелляционной инстанции установлено, что ООО "ДонАгроСоюз" и ООО "Роговское ХПП" имеют в числе дебиторов одних и тех же лиц, у данных предприятий пересекаются основные виды деятельности (хранение и реализация зерна), полученные кредитные средства расходовались и на обеспечение нужд поручителя (в том числе путем получения от заемщика и его учредителя беспроцентных займов), принадлежащая заемщику продукция отгружалась со складов поручителя; ООО "ДонАгроСоюз" и ООО "Роговское ХПП" выступали взаимными кредиторами и дебиторами друг друга; заявления о банкротстве обеих компаний по упрощенной процедуре были поданы в один день.

По мнению судебной коллегии, совокупность указанных обстоятельств, подтверждающих фактическую аффилированность организаций, также объясняет мотивы совершения спорных сделок.

2. Конкурсным управляющим не была опровергнута презумпция добросовестного осуществления банком своих гражданских прав (статья 10 Гражданского кодекса РФ), на что справедливо обратил внимание суд апелляционной инстанции.

В условиях недоказанной недобросовестности действия банка по выдаче кредита и одновременному получению обеспечения от аффилированного с должником лица, находящегося в неустойчивом финансовом положении, сами по себе не могут рассматриваться как направленные на причинение вреда кредиторам лица, предоставляющего обеспечение. При ином подходе следовало бы признать принципиальную недопустимость кредитования банками предприятий, функционирующих в кризисной ситуации.

Сделки поручительства и залога обычно не предусматривают встречного исполнения со стороны кредитора в пользу гарантирующего лица (поручителя или залогодателя). Поэтому не имелось повода ожидать, что банк должен был заботиться о выгодности спорных сделок для поручителя (залогодателя). В любом случае указанные обстоятельства не могли быть положены в обоснование вывода о применении в отношении банка положений статей 10 и 168 Гражданского кодекса РФ.

Ошибочным является и вывод судов первой инстанции и округа о применении специальных оснований для оспаривания обеспечительных сделок. Как указали суды, в целях установления факта причинения вреда имущественным правам кредиторов ООО "Роговское ХПП" необходимо сопоставлять стоимость принятых на себя должником обязательств с балансовой (а не рыночной) стоимостью принадлежащего ему имущества. При этом суды сослались на абзац 3 пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Вместе с тем указанный абзац закрепляет элемент одной из презумпций, необходимой для обоснования цели причинения вреда имущественным правам кредиторов должника (второй элемент - неплатежеспособность или недостаточность имущества должника). Как таковое понятие вреда в данной норме не раскрывается, оно закреплено в абзаце 35 статьи 2 Закона о банкротстве, согласно которому под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Поскольку по общему правилу удовлетворение требований кредиторов осуществляется из рыночной стоимости принадлежащего должнику имущества (в частности, ввиду того, что имущество должника подлежит реализации на торгах, которые предполагают формирование рыночной цены), постольку следует, что для целей определения вреда в первую очередь необходимо исходить из рыночной, а не балансовой стоимости имущества должника, что и было сделано судом апелляционной инстанции.

Например, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.09.2015 № Ф06-16840/2013, Ф06-597/2015 по делу № А12-30367/2013. Требование: о признании недействительным договора поручительства. Обстоятельства: конкурсный управляющий кредитора ссылался на то, что предоставление должником поручительства по обязательствам другого лица не было связано с его хозяйственной деятельностью и не повлекло за собой получение должником имущественной или иной выгоды, а привело к увеличению обязательств должника. Решение: требование удовлетворено, поскольку, заключая спорный договор поручительства, его стороны злоупотребили своими гражданскими правами, действовали согласованно с целью создания дополнительных неисполнимых обязательств должника и уменьшения размера удовлетворения требований кредиторов.

На основании пункта 1 статьи 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

При солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (статья 323 ГК РФ). Предъявление иска к основному должнику не является, таким образом, условием предъявления требования к поручителю, несущему солидарную ответственность за исполнение обязательства, и поручитель не вправе ссылаться на несоблюдение этих требований.

Например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.04.2016 № Ф05-1588/2016 по делу № А40-101132/2015. Требование: О солидарном взыскании долга, процентов и неустойки по кредитному договору. Обстоятельства: заемщиком и поручителями не исполнены обязательства по возврату суммы займа. Встречное требование: о расторжении договора поручительства. Решение: 1) основное требование удовлетворено, поскольку заемщиком и поручителями не доказан факт исполнения обязательства в полном объеме по возврату суммы кредита и уплате процентов по кредитному соглашению; 2) в удовлетворении встречного требования отказано, поскольку не доказаны обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований для расторжения договора поручительства в судебном порядке.

Договором поручительства может быть предусмотрено, что поручитель несет субсидиарную ответственность за исполнение основного обязательства. В соответствии со статьей 399 ГК РФ до предъявления требования к лицу, которое в соответствии с условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником, кредитор должен предъявить требование к основному должнику.

На основании пункта 2 статьи 363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

На основании пункта 3 статьи 363 ГК РФ лица, совместно давшие поручительство (сопоручители), отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства. Если из соглашения между сопоручителями и кредитором не следует иное, сопоручители, ограничившие свою ответственность перед кредитором, считаются обеспечившими основное обязательство каждый в своей части. Сопоручитель, исполнивший обязательство, имеет право потребовать от других лиц, предоставивших обеспечение основного обязательства совместно с ним, возмещения уплаченного пропорционально их участию в обеспечении основного обязательства.

Например, Постановление ФАС Московского округа от 17.04.2014 № Ф05-1765/14 по делу № А40-108539/2011. Требование: о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника. Решение: требование удовлетворено, поскольку поручительство юридических лиц, в том числе заявителя и должника, в обеспечение основного кредитного обязательства не является совместным, заявитель, исполнивший кредитное обязательство, имеет в соответствии со статьями 323, 387 ГК РФ регрессные требования ко всем поручителям в полном объеме исполненного обязательства.

На основании пункта 4 статьи 363 ГК РФ при утрате существовавшего на момент возникновения поручительства обеспечения основного обязательства или ухудшении условий его обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения (статья 365) за счет утраченного обеспечения, если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение. Соглашение с поручителем-гражданином, устанавливающее иные последствия утраты обеспечения, является ничтожным.

Согласно статье 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника, после того как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство.

Если основное обязательство обеспечено поручительством в части, частичное исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части.

Если между должником и кредитором существует несколько обязательств, только одно из которых обеспечено поручительством, и должник не указал, какое из обязательств он исполняет, считается, что им исполнено необеспеченное обязательство.

В случае если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно предусматривать пределы, в которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника.

Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга не согласился отвечать за нового должника.

Согласие поручителя отвечать за нового должника должно быть явно выраженным и должно позволять установить круг лиц, при переводе долга на которых поручительство сохраняет силу.

Смерть должника, реорганизация юридического лица-должника не прекращают поручительство.

Согласно пункту 5 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 03.11.2015 № 77-КГ15-9 прекращение одного из нескольких договоров поручительства, заключенных банком в обеспечение обязательств заемщика, не является основанием для прекращения других договоров поручительства.

Банк-истец обратился в суд с исковыми требованиями к ответчику о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору в размере <...> руб., указав, что в обеспечение обязательств заемщика с ответчиком заключен договор поручительства, по условиям которого ответчик обязался отвечать перед Банком по обязательствам заемщика. Свои обязательства заемщик исполнял ненадлежащим образом, что привело к образованию задолженности перед Банком, которая может быть взыскана с поручителя.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении иска Банка о взыскании задолженности по кредитному договору, а также удовлетворяя встречный иск ответчика о прекращении договора поручительства, суд первой инстанции исходил из того, что количество поручителей по кредитному договору изменилось, это повлекло за собой увеличение объема ответственности ответчика и, соответственно, неблагоприятные для него последствия.

С этим выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции, дополнительно указав, что изменение условий кредитного договора в части количественного состава поручителей имело место без согласия ответчика.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Судом установлено, что в соответствии с договором № <...> об открытии невозобновляемой кредитной линии (со свободным режимом выборки) (далее - кредитный договор) Банк обязался открыть заемщику невозобновляемую кредитную линию с лимитом <...> руб. Выдача кредита производится перечислением сумм кредита на расчетный счет заемщика в <...> отделении № <...> Банка на основании распоряжения заемщика.

Во исполнение обязательств заемщика по кредитному договору Банк заключил договоры поручительства с К. (№ <...>), К. (№ <...>), К. (№ <...>), Р. (№ <...>), а также договор залога с заемщиком.

Из текста дополнительного соглашения к кредитному договору следует, что обязательства заемщика по кредитному договору обеспечиваются поручительством К. (договор от 31 января 2012 г. № <...>), К. (договор от 31 января 2012 г. № <...>), Н. (договор от 24 сентября 2013 г. № <...>), а также залогом имущества заемщика.

Заемщиком обязательства по кредитному договору выполнялись ненадлежащим образом.

Судом установлено также, что апелляционным определением суда апелляционной инстанции признаны прекращенными договоры поручительства, заключенные между К. и К. с Банком.

Основания прекращения поручительства установлены статьей 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 367 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Как следует из содержания указанной нормы, к прекращению поручительства может вести изменение только обеспеченного поручительством обязательства при условии, что такое изменение повлекло за собой увеличение ответственности поручителя, на которое согласия поручителя получено не было.

Изменение количества поручителей, в том числе вследствие признания договора поручительства в отношении одного или нескольких поручителей прекращенным, не изменяет обеспечиваемое обязательство (кредитный договор) и не относится к тем обстоятельствам, с которыми положения статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации связывают возможность прекращения поручительства, поскольку уменьшение численности поручителей не изменяет обеспечиваемое (кредитное) обязательство, т.е. размер полученных денежных средств (кредита), процентов, подлежащих уплате, а также срок возврата кредита (статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ссылка суда на то, что ответчик, давая согласие нести с основным должником солидарную ответственность по кредитному договору, учитывал первоначальное количество и состав поручителей по кредитному договору, не может быть принята во внимание, поскольку договор поручительства, заключенный с ответчиком, не содержал в себе условий о невозможности изменения состава и численности поручителей без его согласия.

Судами первой и апелляционной инстанций не было учтено и то, что ответчик принял на себя солидарную ответственность перед Банком по обязательствам заемщика по самостоятельному договору поручительства, т.е. поручительство К. и Н. не являлось совместным, в связи с чем правовые основания для освобождения поручителя ответчика от ответственности перед Банком по обязательствам заемщика по кредитному договору отсутствовали.

Например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.09.2015 № Ф09-5486/15 по делу № А76-21071/2014. Требование: о взыскании с поручителя задолженности по кредитным договорам. Обстоятельства: обязательства по возврату кредитов не исполнены. Решение: в удовлетворении требования в отношении одного из договоров отказано, поскольку срок поручительства сторонами не согласован, поручительство прекратилось по истечении установленного законом срока со дня наступления срока исполнения кредитных обязательств, при этом последний определен без учета его продления, не согласованного с поручителем. В части второго договора требование удовлетворено, поскольку наличие задолженности подтверждено, на момент предъявления иска поручительство не прекратилось.

Согласно Определению Верховного Суда РФ от 14.06.2016 № 308-ЭС16-1443 утверждение судом мирового соглашения в деле о банкротстве, предусматривающего уменьшение размера долга должника, не должно влечь прекращение обеспечений (поручительства, залога) в отношении тех кредиторов, которые голосовали против утверждения мирового соглашения.

В рамках настоящего обособленного спора на разрешение судов фактически передан вопрос о том, какой эффект в отношении обеспечительных обязательств имеет утверждение мирового соглашения в деле о банкротстве заемщика, если таким соглашением уменьшается объем основного обязательства с учетом того, что согласно положениям подпункта 1 пункта 1 статьи 352 и пункта 1 статьи 367 Гражданского кодекса РФ поручительство и залог прекращаются с прекращением основного обязательства.

Особенность правового регулирования банкротных отношений состоит в том, что само по себе заключение мирового соглашения при отсутствии воли всех кредиторов не противоречит действующему законодательству, устанавливающему в качестве критерия для принятия соответствующего решения необходимость получения большинства голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов (пункт 2 статьи 150 Закона о банкротстве).

Указанное означает, что меньшая часть кредиторов, возражающих против заключения соглашения, может оказаться принужденной оставшимся большинством к уменьшению объема своих прав в отношении должника в целях восстановления платежеспособности последнего (пункт 18 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.12.2005 № 97 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)").

Однако такое принуждение не должно затрагивать и изменять права и обязанности возражающего против утверждения мирового соглашения кредитора в его отношениях с иными лицами, в том числе когда такие отношения обеспечивают требование кредитора к должнику.

Иной подход означал бы, что кредиторы, голосовавшие за утверждение мирового соглашения, имели бы возможность в одностороннем порядке, вторгаясь в имущественную сферу кредитора, оставшегося в меньшинстве, произвольно изменять соотношение его юридических прав и обязанностей с третьими лицами, что недопустимо (пункт 1 статьи 310 и пункт 1 статьи 450 Гражданского кодекса РФ).

Природа обеспечительных обязательств состоит в том, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Поэтому, выдавая обеспечение, поручитель (или залогодатель) принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с банкротством последнего. В число указанных рисков входит и возможность принуждения кредитора в рамках процесса о несостоятельности к заключению мирового соглашения, с которым такой кредитор не согласен.

С целью оградить себя от невозможности исполнения должником возложенных на него обязательств кредитор использует различные правовые механизмы. Одним из таких механизмов является заключение с третьими лицами обеспечительных сделок, страхующих кредитора от риска неоплатности должника. Поэтому освобождение в подобной ситуации поручителя (залогодателя) от ответственности противоречило бы самому смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случаи невозврата полученного блага.

В связи с этим для применения положений подпункта 1 пункта 1 статьи 352 и пункта 1 статьи 367 Гражданского кодекса РФ предусмотренные данными нормами случаи прекращения основного обязательства должны по общему правилу охватываться волей действующего добросовестно и разумно кредитора (например, надлежащее исполнение, новация, получение отступного, зачет и т.д.).

Отсутствие воли кредитора на изменение (или прекращение) основного обязательства ведет к ослаблению свойства акцессорности поручительства и залога (имущества третьего лица), обеспечение должно считаться сохранившимся.

Именно на данном подходе основаны разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенные в пункте 21 Постановления от 12.07.2012 № 42 "О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством", согласно которым прекращение основного обязательства вследствие ликвидации должника по основному обязательству не прекращает поручительство, если кредитор до исключения должника из названного реестра реализовал свое право в отношении поручителя посредством предъявления иска.

Таким образом, не уплаченная заемщиком (ООО "Карвен") сумма кредитной задолженности продолжает быть обеспеченной поручительством и залогом имущества должника по настоящему делу (ООО "РАЛ-2000"), в связи с чем у конкурсного управляющего Аминовой А.Р. не было оснований для погашения в реестре требований кредиторов ООО "РАЛ-2000" записи о требованиях общества, за исключением той суммы, которая действительно была выплачена ООО "Карвен" по условиям мирового соглашения (81 498,38 руб.). Остальная же сумма подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности.

Согласно пункту 6 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Позиция ВС РФ: сумма кредитной задолженности, не уплаченная заемщиком в связи с заключением мирового соглашения в деле о его банкротстве, остается обеспеченной поручительством, если кредитор не был согласен с заключением этого мирового соглашения.

Природа обеспечительных обязательств такова, что кредитор, должник и гарантирующее лицо заранее осознают возможность неисполнения должником основного обязательства. Следовательно, выдавая обеспечение, поручитель принимает на себя все риски неисправности должника, в том числе связанные с его банкротством. К указанным рискам относится и возможность того, что в рамках процесса о несостоятельности кредитор будет вынужден заключить мировое соглашение, с которым не согласен. Отсутствие воли кредитора на изменение (или прекращение) основного обязательства ведет к ослаблению свойства акцессорности поручительства, обеспечение должно считаться сохранившимся.

Поскольку сумма кредитной задолженности, не уплаченная заемщиком (банкротом 1), продолжает быть обеспеченной поручительством, у конкурсного управляющего не было оснований погашать в реестре требований кредиторов поручителя (банкрота 2) запись о требованиях общества к поручителю, за исключением той суммы, которая действительно была выплачена заемщику по условиям мирового соглашения. Остальная сумма подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности.

Согласно пункту 6 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

На основании Определения Верховного Суда РФ от 07.06.2016 № 5-КГ16-74 годичный срок на предъявление требований кредитора к поручителю следует считать не с момента истечения срока действия кредитного договора, а с момента, когда должник впал в просрочку. Если договором кредита предусмотрено помесячное погашение долга, течение годичного срока на предъявление требования к поручителю о взыскании задолженности начинается со дня невнесения заемщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

В связи с неисполнением кредитных договоров заемщиком истцом в адрес поручителей были направлены требования о погашении образовавшейся задолженности.

Поскольку заявленные требования ответчиками исполнены не были, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии законных оснований для удовлетворения требований истца в полном объеме.

При этом суд исходил из того, что срок предъявления к поручителям требования о погашении задолженности за заемщика начинает течь с 24 января 2015 г. - даты окончания срока действия кредитных договоров, а не с даты, когда должник в одностороннем порядке перестал исполнять свои обязательства.

Как указал суд, поручители обеспечивали исполнение всего обязательства по кредитному договору в целом, а не в отдельной его части, в связи с чем даты погашения очередных платежей, предусмотренные графиком погашения основного долга и нарушенные заемщиком, не являлись по смыслу части 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации сроком исполнения обеспеченного поручительством обязательства, с началом которого начинает течь годичный срок прекращения договора поручительства. По мнению суда, договоры поручительства нельзя считать прекращенными в части периодических платежей, срок уплаты которых истек более одного года назад.

С этим выводом согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Согласно пункту 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Как следует из заключенных между Банком и одним из соответчиков договоров поручительства, они прекращают свое действие в момент полного погашения задолженности заемщиком, а также при выполнении поручителем своих обязательств по договору и в иных случаях, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации (пункт 3.2).

Кредитор вправе предъявлять поручителю требования о погашении задолженности в течение одного года с момента наступления сроков исполнения соответствующих обязательств по кредитному договору (пункт 3.3).

Условиями заключенных кредитных договоров между Банком и заемщиком предусмотрено, что погашение кредитов осуществляется заемщиком поэтапно в соответствии с графиком погашения основного долга (т. 1, л.д. 20, 30).

Таким образом, поскольку указанными кредитными договорами предусмотрено исполнение обязательств по частям (статья 311 Гражданского кодекса Российской Федерации), следовательно, постольку течение срока давности по требованию о взыскании задолженности по обеспеченному поручительством кредитному договору начинается со дня невнесения заемщиком очередного платежа и исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Из материалов дела следует, что заемщик перестал исполнять обязательства по уплате основного долга 31 января 2013 г. (т. 1, л.д. 32), в силу чего право предъявления к поручителям требований о взыскании денежных средств возникло у истца после указанной даты.

Между тем Банк обратился в суд с иском лишь 12 января 2015 г., т.е. с пропуском годичного срока, установленного договорами поручительства и пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, для предъявления иска к поручителю в части возврата денежных средств за период с 31 января 2013 г. по 12 января 2014 г.

Это не было учтено судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, что привело к неправильному разрешению дела в суде апелляционной инстанции.

Ссылка конкурсного управляющего Банком на то, что годичный срок для предъявления требования к поручителю исчисляется со дня, когда кредитор предъявил к должнику требование о досрочном исполнении обязательства, не может быть принята во внимание, поскольку основана на неправильном толковании норм права.

Согласно Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 июня 2015 г., срок для предъявления требования к поручителю, когда срок действия поручительства не установлен и кредитор по обеспеченному поручительством обязательству предъявил должнику требование о досрочном исполнении обязательства на основании пункта 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, исчисляется со дня, когда кредитор предъявил к должнику требование о досрочном исполнении обязательства, если только иной срок или порядок его определения не установлен договором поручительства.

Данное разъяснение, направленное на защиту интересов поручителя, дано применительно к тем ситуациям, когда кредитор изначально предъявляет требование о досрочном исполнении обязательства только к должнику, а требование к поручителю, вытекающее из договора поручительства с неустановленным сроком действия, по тем или иным причинам предъявляется не одновременно с требованием к должнику, а позднее, в том числе по истечении года.

Например, согласно предшествовавшей редакции пункта 4 статьи 367 ГК РФ, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 03.07.2015 № Ф08-4354/2015 по делу № А32-18644/2014. Требование: о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности по договору поручительства. Решение: в удовлетворении требования отказано, поскольку на момент обращения с настоящим требованием срок действия договора поручительства истек, основания для наступления ответственности поручителя отсутствуют. Согласно пункту 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано.

Например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 02.02.2016 № Ф09-11051/15 по делу № А60-19267/2015. Требование: о признании прекращенным поручительства перед банком, признании отсутствующим в договорах поручительства условия об объеме основного обязательства. Обстоятельства: по мнению поручителя, банком пропущен срок для обращения в суд по договорам поручительства. Решение: в удовлетворении требования отказано, поскольку срок для предъявления требований к поручителю исчисляется не с момента первой просрочки в исполнении основного обязательства, а с момента предъявления кредитором к должнику требования о досрочном возврате кредита, условия о процентах за пользование кредитом, порядке их определения согласованы истцом и ответчиком в договорах поручительства, ответственность поручителя не является предположительной. Согласно пункту 6 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) поручительство прекращается по истечении указанного в договоре срока, на который оно дано.

Далее – Глава 5. Субсидиарная ответственность контролирующих лиц организации в процедуре несостоятельности (банкротства)