Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

Гражданско-правовые формы защиты прав кредитора

 

Основная проблема кредиторов - должник, который успел "обескровить" свой бизнес. Недобросовестные компании часто таким образом стремятся уйти от долгов. Когда их владельцы понимают, что исполнить обязательства не получится, они начинают выводить имущество. Если все активы удается распродать за три года до банкротства, управляющий не найдет имущество, за счет которого можно погасить требования кредиторов. Однако рассчитать трехгодичный срок у недобросовестных должников получается не всегда. Если компания становится банкротом раньше, распроданное имущество можно получить обратно, главное действовать быстро и правильно. Это позволит вернуть часть средств и заставить банкрота расплатиться по долгам. Поэтому нужно искать сделки, которые он совершил в период подозрительности, и оспаривать их. Очень часто это единственный способ найти имущество, за счет которого можно вернуть свои средства.

Способ № 1: оспорить уступку прав по договору цессии

Верховный Суд определил основания, по которым договор на уступку прав должнику-банкроту признается недействительной сделкой. Нужно доказать, что должник заключил спорное соглашение во вред имущественным интересам кредиторов, договор цессии причинил такой вред, должник-банкрот мог и должен был знать о негативных последствиях этой сделки (Определение ВС РФ от 28.04.2016 по делу № 306-ЭС15-20034). Если не получится доказать хотя бы одно из этих обстоятельств, оспорить сделку и платеж по ней не получится. Например, управляющий банкротством не доказал, что целью сделки был вред кредиторам. Суд отказал в иске (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 13.01.2016 № Ф04-27953/2015 по делу № А45-16446/2014).

Такой подход лишает должника-банкрота одного из самых распространенных способов вывода имущества. Его схема проста: должнику-банкроту (цессионарию) уступается не реальная дебиторская задолженность активно ведущей хозяйственную деятельность организации, а долги неплатежеспособного предприятия. В итоге компания-банкрот платит деньги за обязательство, которое заведомо не будет исполнено.

О недобросовестном поведении компании-банкрота будет свидетельствовать большая сумма уступаемого долга (например, если она превышает 50% балансовой стоимости активов), а также связь между лицом, которое уступает долг. Так, в одном деле управляющий процедурой банкротства оспорил договор цессии, по которому должник-банкрот получал право требовать задолженность с другой компании. Управляющий получил выписку из ЕГРЮЛ. Оказалось, что на момент заключения спорного договора участница общества-банкрота была супругой лица, которое уступало право требования долга. Таким образом, сделку совершало заинтересованное лицо. Кроме этого, цена за право требования не соотносилась с суммой долга. Финансовый анализ компании, к которой получила право требования компания-банкрот, показал недостаточность имущества. Все это говорило о недействительности сделки (Постановление АС Уральского округа от 12.05.2016 № Ф09-3589/16 по делу № А76-20870/2014).

Способ № 2: миноритарии могут объединиться с другими кредиторами

Небольшая сумма долга еще не повод махнуть рукой на должника и считать дело безнадежным. Особенно если кредитор - небольшая организация, где на счету каждый рубль. Чтобы влиять на ход процедуры банкротства, можно объединить свои требования с другими кредиторами.

Лицо, задолженность перед которым меньше десяти процентов от общего долга компании-банкрота, считается миноритарным кредитором. Он ограничен в своих действиях. Закон не дает такому кредитору прав оспаривать сделки, совершенные должником в период подозрительности (часть 2 статьи 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", далее - Закон № 127-ФЗ). Однако есть способ обойти запрет. Суды отмечают, что такой порог нужен лишь для защиты от чрезмерного и несогласованного оспаривания сделок. Он не должен ущемлять права миноритарных кредиторов и нарушать баланс интересов, приводить к затягиванию процедуры банкротства и увеличивать текущие расходы (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 14.07.2016 № Ф08-4434/2016 по делу № А32-34323/2013).

Кредиторы вправе оспаривать сделки, совершенные должником, при наличии двух условий:

  • в отношении должника введена процедура внешнего управления или конкурсного производства;
  • размер кредиторской задолженности составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая оспариваемых требований (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 14.07.2016 № Ф08-4434/2016 по делу № А32-34323/2013).

Чтобы оспорить сделку, такие кредиторы вправе соединить свои требования и составить совместное обращение. В результате они получают возможность оспаривать сделки должника и совершать другие действия, которые помогут хотя бы пропорционально погасить требования кредиторов (Определение ВС РФ от 10.05.2016 № 304-ЭС15-17156). Это отвечает целям конкурсного производства и способствует эффективному восстановлению нарушенных прав. Например, суд признал незаконным отказ включить в повестку дня голосование по дополнительным вопросам (оспаривание сделки). Их поставили кредиторы, задолженность перед которыми была меньше, чем перед другими. Управляющий пытался оспорить судебный акт. Суд не согласился с его точкой зрения и указал, что иной порядок фактически лишит миноритарных кредиторов возможности внесения в повестку дня вопроса об оспаривании сделок (Постановление Девятого ААС от 28.03.2016 № 09АП-5811/2016 по делу № А40-161653/14).

Способ № 3: оспорить сделки, превышающие допустимый порог изменения балансовой стоимости активов

Закон защищает кредиторов от продажи имущества должника-банкрота по частям. Нельзя без согласия управляющего приобретать или отчуждать имущество с балансовой стоимостью выше 5% от цены активов должника (часть 2 статьи 64 Закона № 127-ФЗ). Если кредиторам становится известно о таких операциях, можно сообщить об этом управляющему и поставить вопрос о судебном разбирательстве.

Управляющий на этом основании может оспорить договоры займа (Постановление АС суда Московского округа от 13.10.2014 № Ф05-16455/12 по делу № А40-77694/12), поручительства (Постановление ФАС Московского округа от 30.04.2014 № Ф05-3553/2014 по делу № А40-149125/2010), агентские договоры (Постановление ФАС Московского округа от 05.02.2014 № Ф05-2653/2012 по делу № А40-100551/2010). Спорная сделка признается недействительной полностью, а не в той части, которая превышает установленный законом порог.

Однако оспорить сделку должника на меньшую сумму, чем указанная в законе, не получится. Например, управляющий не доказал, что балансовая стоимость отчужденного здания превысила пять процентов балансовой стоимости активов должника на дату ведения наблюдения. Суд отказал в иске (Постановление ФАС Поволжского округа от 28.11.2013 по делу № А65-20853/2011 оставлено в силе Определением ВАС РФ от 12.03.2014 № ВАС-2085/14).

Если незаконную сделку заключил управляющий, кредитор вправе оспорить его действия. Например, управляющий получил согласие на заключение договоров целевых займов. Полученными средствами он погасил часть кредитных обязательств без соблюдения очередности. Конкурсный кредитор обратился в суд с жалобой. Суд удовлетворил требование. Он посчитал, что управляющий нарушил права и законные интересы кредиторов, включенных в реестр, допустил уменьшение конкурсной массы должника и преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими (Определение ВС РФ от 31.07.2015 № 309-ЭС15-10002 по делу № А60-26791/2013).

Способ № 4: если вернуть имущество должника в натуре невозможно, нужно взыскать его стоимость

Недобросовестный должник накануне банкротства начнет распродавать активы. Это классический способ уйти от долгов. Покупатель может быть в сговоре с должником. Как только стороны заключат сделку, приобретатель реализует имущество. Можно признать сделку недействительной, но вернуть актив уже не получится. Верховный Суд указал, что в этом случае покупатель обязан передать должнику-банкроту стоимость полученного по недействительной сделке. Если такой приобретатель заплатил по недействительной сделке больше реальной стоимости, в реестр кредиторов вносится его требование о возврате уплаченного по договору (Определение ВС РФ от 24.12.2015 № 303-ЭС15-11427).

Например, должник уступил ИП права и обязанности по договору аренды земельного участка. Как выяснилось, приобретателем был сын директора должника. Конкурсный управляющий оспорил договор как сделку с заинтересованностью, совершенную в период подозрительности. Однако выписка из ЕГРП показала, что спорное имущество имеет обременение правами третьих лиц (аренда). Суд сделал вывод, что применение последствий недействительности сделок в виде возврата должнику права аренды невозможно. Суд взыскал с ИП рыночную стоимость права аренды, определенную на дату недействительной сделки (Постановление АС Центрального округа от 26.08.2016 № Ф10-322/2015 по делу № А14-3380/2011).

В другом деле конкурсный управляющий оспорил договор купли-продажи автотранспортного средства. Он указал на то, что соглашение предусматривает неравноценное встречное исполнение другой стороной. Сделка привела к уменьшению конкурсной массы должника и причинила имущественный вред кредиторам. Суд признал ее недействительной, но вернуть имущество не удалось. Автомобиль успели несколько раз перепродать. Суд обязал покупателя возместить действительную стоимость имущества на момент его приобретения (Постановление АС Северо-Кавказского округа от 06.07.2016 № Ф08-3675/2016 по делу № А32-13471/2014).

Неравноценным считается исполнение, при котором рыночная стоимость переданного должником имущества превышает цену полученного (Определение ВС РФ от 02.03.2016 № 305-ЭС15-12239 по делу № А40-76551/2014).

Встречаются и более сложные схемы. Например, суд определил, что должник заключил сделку с целью причинить вред имущественным правам кредиторов. Об этом говорили два обстоятельства: ее стоимость (должник заплатил за уступку в три раза ниже первоначального требования), которую должник не получил, а также тот факт, что контрагент - заинтересованное лицо. Второй вывод суд установил, оценив выписку из ЕГРЮЛ. Выяснилось, что на момент совершения оспариваемой сделки директор должника одновременно был и директором контрагента. На дату судебного разбирательства он числился одним из участников должника с долей участия в уставном капитале в размере 50%. Бывший директор должника руководит компанией-контрагентом по спорному договору. Проанализировав эти обстоятельства, суд признал недействительным спорный договор (Постановление АС Уральского округа от 18.08.2016 № Ф09-5656/15 по делу № А60-33798/2013).

Сберечь имущество должника-банкрота поможет контроль над его активами

Проверка сведений из ЕГРП позволит своевременно выявить и оспорить незаконный переход прав.

Росреестр может зарегистрировать права покупателя на объект недвижимости, даже если сделка оспорена. Чтобы не потерять объект, нужно проверять сведения в ЕГРП после вступления в силу судебного акта о признании купли-продажи объекта недействительной сделкой.

Не будет лишним сообщить в Росреестр об отзыве доверенностей представителей продавца-банкрота. Своевременное уведомление поможет пресечь сделки от имени должника, которые потом придется оспаривать. Доказательства такого сообщения станут дополнительным аргументом, который позволит вернуть в конкурсную массу имущество, а не взыскивать его стоимость. После отзыва доверенностей представители должника-банкрота теряют права заключать сделки, но они могут воспользоваться неосведомленностью контрагента и попытаться вывести имущество, причинив вред правам кредиторов.

Например, в апреле кредитное учреждение в качестве продавца заключило договор купли-продажи недвижимого имущества. В мае Банк России отозвал у банка-продавца лицензию. Временная администрация по управлению кредитной организацией сообщила в Росреестр об отмене доверенности представителя банка. Она попросила приостановить государственную регистрацию перехода прав на недвижимое имущество. Тем временем управляющий добился признания договора купли-продажи объекта недвижимости недействительной сделкой. Однако стало известно, что Росреестр зарегистрировал права собственности покупателя на спорный земельный участок. В ЕГРП появилась соответствующая запись. Это произошло в октябре. Управляющий доказал, что уведомил Росреестр об отзыве доверенностей. Кроме того, сведения о банкротстве банка общеизвестны, поскольку находились в открытых источниках. Управляющий утверждал, что переход прав неправомерен. Суд пришел к выводу, что Росреестр не имел прав производить оспариваемые действия. Ответчик нарушил закон, поскольку зарегистрировал права нового владельца без согласия прежнего (статьи 16 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество..."). Суд признал незаконными действия регистрирующего органа и обязал его внести в ЕГРП сведения о правах банка-банкрота на объект недвижимости (Постановление АС Московского округа от 29.03.2016 № Ф05-2381/2016 по делу № А41-40273/15).

Далее – Глава 4. Новеллы гражданско-правового института поручительства