Внедоговорные обязательства в международном частном праве

Внедоговорные обязательства в международном частном праве

 

В странах, принявших законодательство о международном частном праве, используются различные подходы в решении вопросов коллизионного регулирования возмещения вреда, причиненного товаром. Так, традиционно различается регулирование в странах континентальной правовой системы и общей системы права. В частности, в США в области возмещения вреда, причиненного товаром (как и в других случаях причинения вреда), в последние десятилетия произошел переход при выборе подлежащего применению права от общего принципа возмещения вреда lex loci delicti к использованию гибких коллизионных привязок (escape clauses), основанных на критерии "наиболее тесной связи с отношениями". Для определения этого критерия в каждом случае принимаются во внимание: место, где причинен вред; место действия, вызвавшего причинение вреда; домициль, место жительства, гражданство, место учреждения либо ведения бизнеса участников отношений; место локализации обстоятельств, повлекших вред. Указанные факторы, используемые при применении гибких коллизионных привязок, нашли отражение в § 6 Свода о коллизионных нормах (Restatement (Second) Conflicts of Law), распространяющего свое действие прежде всего на выбор "местного права", т.е. права того или иного штата. Вместе с тем они используются судами и при определении права, подлежащего применению к отношениям с иностранным участием. В качестве примера приводилось дело по иску "Burleso№ v. Liggett Group Inc.", при рассмотрении которого суд на основании критерия "наиболее тесной связи с отношениями" применил право штата Техас. Как следовало из обстоятельств дела, проживающие в этом штате граждане (истцы), увидев рекламу, купили на его территории сигареты, содержащие опасные для здоровья вещества. Производителями сигарет являлись ответчики с местонахождением в различных государствах, включая Великобританию. Суд признал в качестве подлежащего применению право штата Техас, приняв во внимание, что вред истцам был причинен в этом штате, являющемся также местом их проживания.

Иначе решается вопрос в странах континентальной Европы и ряде других стран, принявших законы о международном частном праве. В отличие от изложенного подхода, базирующегося на гибких коллизионных привязках (escape clauses) и во многом зависящего от усмотрения суда, наряду с общим правилом о выборе права, применимого к внедоговорным обязательствам, основанном на принципе lex loci delicti, в них установлены специальные коллизионные нормы об ответственности за вред, причиненный товаром, имеющие приоритетное значение. Так, в Законе Панамы 2014 г. "О международном частном праве" содержится коллизионная привязка к праву страны ответственного за товар лица, и лишь если такой выбор сделать невозможно, данный закон отсылает к общему правилу о выборе права на основании принципа lex loci delicti (ст. 136).

В настоящее время специальные коллизионные нормы о возмещении вреда, причиненного дефектной продукцией, содержатся в законодательстве о международном частном праве Азербайджана, Бельгии, Болгарии, Италии, Квебека, Китая, Панамы, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Турции, Украины, Швейцарии, Японии. Согласно этим нормам предлагаются различные варианты регулирования ответственности за вред, причиненный в результате недостатков товара. В последние годы также наблюдается тенденция к сближению подходов в регламентации этих отношений, чему в немалой степени способствовало принятие Регламента "Рим II", содержащего специальную ст. 5 "Ответственность за продукцию".

Указанные процессы коснулись не только законодательства стран Европейского сообщества (ЕС) о международном частном праве, для которых данный документ как акт прямого действия является обязательным к применению, но и других стран, не являющихся членами ЕС, в которых соответствующие положения были включены после 2009 г., т.е. после вступления в силу Регламента "Рим II".

С учетом этого при характеристике законодательства различных стран, содержащих специальные правила об ответственности за вред, причиненный товаром, можно выделить: страны, воспринявшие подходы Регламента "Рим II", и страны, имеющие отличия от содержащегося в нем регулирования (включая страны ЕС, принявшие соответствующие законы до вступления в силу Регламента). В последнем случае, как правило, за основу взяты положения ст. 135 Федерального закона Швейцарии 1987 г. "О международном частном праве".

В странах ЕС, принявших законы о международном частном праве после вступления в силу Регламента "Рим II", коллизионное регулирование ответственности за вред, причиненный продукцией, нередко ограничивается общей отсылкой к данному Регламенту, что, в свою очередь, предполагает действие на территории указанных стран правила ст. 5 Регламента "Рим II".

Так, общее положение об определении права, подлежащего применению к внедоговорным обязательствам в соответствии с Регламентом "Рим II", содержится в ст. 33 Закона Польши от 4 февраля 2011 г. "Международное частное право", § 84 Закона Чехии 2012 г. о международном частном праве, ст. 157 ГК Нидерландов. Отсылка к Регламенту "Рим II" как к акту прямого действия имеется также в ст. 3 Вводного закона к ГГУ (в ред. по состоянию на 2016 г.).

В ряде стран ЕС действуют принятые до вступления в силу Регламента "Рим II" законы о международном частном праве, в которых содержатся формулировки об ответственности за товар, отличающиеся от положений ст. 5 Регламента.

Например, ст. 106 Кодекса международного частного права Болгарии 2005 г. предусматривает применение к ответственности за причиненный товаром вред права государства обычного местопребывания пострадавшего лица, если только причинитель вреда не докажет, что товар ввезен на рынок этого государства без его согласия. В этом случае применяется право государства обычного местопребывания или места деятельности лица, привлекаемого к ответственности.

В соответствии со ст. 63 Закона 1995 г. № 218 "Реформа итальянской системы международного частного права" ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков изделия, регулируется по выбору потерпевшего правом страны места жительства или места нахождения органа управления изготовителя либо правом страны, на территории которой изделие было приобретено, если только изготовитель не докажет, что указанное изделие было введено в коммерческий оборот без его согласия.

В зарубежной судебной практике возникал вопрос о соотношении содержащихся в ст. 5 Регламента "Рим II" формул прикрепления и действовавших в странах ЕС на момент его вступления в силу коллизионных норм. При выборе коллизионной нормы, на основании которой определялось бы подлежащее применению право, решающее значение имело определение даты события, с которым связано наступление вреда. Так, граждане, имеющие место жительства за пределами ЕС, обратились в английский суд с требованиями о возмещении вреда, причиненного в результате операций по имплантации некачественных протезов, произведенных английской компанией. В ходе разбирательства выяснялось, когда наступил вред от дефектной продукции - до или после 11 января 2009 г. (т.е. до или после вступления в силу Регламента "Рим II") и на основании какой коллизионной нормы подлежало определению применимое право - содержащейся в ст. 5 Регламента "Рим II" либо в Законе Англии 1995 г. о международном частном праве. По мнению истцов, событие, приведшее к наступлению вреда (операция по имплантации протезов), наступило до указанной даты. Соответственно, выбор подлежащего применению права должен был осуществляться на основании Закона Англии 1995 г. о международном частном праве. Ответчик, напротив, считал, что событие, с которым связано наступление вреда, в каждом случае наступало в день реагирования пациентов на металл, из которого произведен имплант (день биологической реакции пациентов на металл), т.е. после 11 января 2009 г. По его мнению, выбор права должен был осуществляться на основании Регламента "Рим II". Высокий суд Англии признал, что событие, приведшее к наступлению вреда, приходится на дату операции по имплантации протезов. Поскольку эта дата наступила до 11 января 2009 г., при выборе подлежащего применению права суд руководствовался п. 11(2) Закона Англии 1995 г. о международном частном праве, предусматривающим общую коллизионную привязку к праву страны места причинения вреда (lex loci delicti). Имплантация протезов производилась в трех странах - Новой Зеландии, Фиджи и ЮАР, поэтому в каждом случае было применено право указанных государств.

На коллизионное регулирование возмещения вреда, причиненного товаром, во многих странах оказали влияние положения ст. 135 Федерального закона Швейцарии 1987 г. "О международном частном праве". В частности, это относится к правилу, согласно которому потерпевшему ("слабой" стороне) предоставляется возможность самому выбрать подлежащее применению право на основании предусмотренных законом альтернативных коллизионных привязок.

В соответствии с указанным Законом к требованиям о возмещении вреда, причиненного недостатками или неверным описанием товара, применяется по выбору потерпевшего: а) право государства места делового обзаведения или, при отсутствии такового, места обычного проживания причинителя вреда; или б) право государства, в котором был приобретен товар, если причинитель не докажет, что товар был выпущен в продажу на территории этого государства без его согласия (п. 1 ст. 135). Аналогичное положение содержится в вышеупомянутой ст. 63 Закона 1995 г. № 218 "Реформа итальянской системы международного частного права", принятого до введения в действие Регламента "Рим II". Правила Федерального закона Швейцарии 1987 г. также воспроизведены в ст. 3128 ГК Квебека 1991 г., согласно которой ответственность изготовителя движимого имущества, независимо от основания ответственности, регулируется по выбору потерпевшего: правом страны, где изготовитель имеет место своего делового обзаведения или, при его отсутствии, место проживания, либо правом страны, где было приобретено движимое имущество.

Предоставляя потерпевшему возможность определить подлежащее применению право, в то же время п. 2 ст. 135 Федерального закона Швейцарии 1987 г. содержит императивную норму, направленную (в случае применения иностранного права) на ограничение ответственности причинителя вреда - в пределах возмещения, установленного для присуждения швейцарским законодательством. В частности, предусматривается, что в случае применения в Швейцарии иностранного права к требованию о возмещении вреда, причиненного недостатками или неверным описанием товара, может быть присуждено лишь такое возмещение, которое полагалось бы за такой вред в соответствии со швейцарским правом. Указанное правило было воспринято законодательством ФРГ при внесении изменений в Вводный закон к ГГУ. В соответствии с ним ограничивается объем ответственности делинквента по требованиям из возмещения вреда, которые "подчиняются праву другого государства", если они "значительно превосходят то, что необходимо для соразмерного возмещения потерпевшему" (подп. 1 п. 3 ст. 40). В связи с этим, например, представляет интерес действующая на территории стран ЕС ст. 16 Директивы 85/374/ЕЭС "Об ответственности за выпуск дефектной продукции" (с изм., внесенными Директивой 99/34 от 10 мая 1999 г.), предоставляющая право странам ЕС устанавливать в национальном законодательстве пределы ответственности за дефектные товары. В соответствии с указанной статьей государство-участник имеет право устанавливать в своем законодательстве, что общий объем ответственности изготовителя за ущерб, причиненный смертью или повреждением здоровья и вызванный идентичными предметами с одним и тем же дефектом, должен ограничиваться определенной суммой, но "не ниже 70 миллионов европейских валютных единиц (ECU)".

По "модели" Федерального закона Швейцарии 1987 г. (с некоторыми отступлениями, касающимися выбора отдельных формул прикрепления) решается вопрос и в некоторых других странах, не являющихся членами ЕС. Так, Кодекс Турции 2007 г. "О международном частном праве и международном гражданском процессе" содержит альтернативные коллизионные привязки, отдавая предпочтение прежде всего праву страны потерпевшего. В соответствии с ним к ответственности за товар согласно выбору потерпевшего применяется "закон места обычного проживания" или "закон места нахождения предприятия" пострадавшей стороны. В качестве альтернативы предлагается выбор права страны, в которой продукция была приобретена (ст. 36).

Особый интерес представляет ст. 45 Закона 2010 г. о применении права к гражданским отношениям с иностранным участием в Китайской Народной Республике, явившегося первым кодификационным актом Китая в области международного частного права. Сравнивая содержащееся в этом Законе коллизионное регулирование внедоговорных обязательств с современными кодифицированными актами в области международного частного права, прежде всего с Регламентом "Рим II", китайские юристы отмечали, что принятый Закон имеет менее сложную структуру, он охватывает лишь отдельные области международного частного права. Кроме того, в нем отсутствуют гибкие нормы, основанные на принципе наиболее тесной связи с отношениями (escape clause). Также не нашел отражения принцип автономии воли сторон, хотя доктрина и судебная практика в ряде случаев его признавали. Тем не менее китайские разработчики Закона предусмотрели в нем специальные коллизионные правила для отдельных видов причинения вреда, включая правила об ответственности за товар, основанные на "каскадной" системе коллизионных норм. Необходимость в этом, в частности, объяснялась значительным ростом в Китае судебных дел, связанных с возмещением вреда, причиненного произведенной в зарубежных странах дефектной продукцией, отсутствием четкости в регулировании и единого подхода в решении вопроса о выборе применимого права в судебной практике.

Так, включенная в Закон Китая ст. 45 в виде общего правила предусматривает, что ответственность за качество выпускаемой продукции регулируется правом постоянного места жительства потерпевшего. Одновременно предоставляется возможность применять по выбору потерпевшего альтернативные коллизионные привязки, отсылающие: к праву места основной деятельности причинителя вреда или к праву места причинения вреда; если у причинителя вреда отсутствуют деловые операции по постоянному месту жительства потерпевшего, то применяется: 1) право места основной деятельности причинителя вреда или 2) право места причинения вреда.

Коллизионные нормы об ответственности за вред, причиненный товарами, работами (или услугами), имеются в ряде стран СНГ, законодательство которых основано на ст. 1230 "Ответственность за ущерб, причиненный потребителю" Модели ГК для стран СНГ. Как видно из данной статьи, сфера применения содержащихся в ней положений ограничивается потребительскими отношениями. Потерпевшему (потребителю) предоставляется право выбора подлежащего применению права с использованием альтернативных коллизионных привязок: к праву страны, где находится место жительства потребителя; к праву страны, где находится место жительства или место нахождения производителя или лица, выполнившего работу, оказавшего услугу, либо праву страны, где потребитель приобрел товар, принял результат работы или ему была оказана услуга. Эта статья воспроизведена в Гражданских кодексах Беларуси (ст. 1130), Казахстана (ст. 1118), Киргизии (ст. 1204), Законе Азербайджана от 6 июня 2000 г. "О международном частном праве". Подобная норма также включена в ст. 50 Закона Украины от 23 июня 2005 г. "О международном частном праве": "Право, применимое к возмещению ущерба, причиненного вследствие недостатков товаров, работ (услуг)".

Далее – 5. Коллизионное регулирование возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы (услуги), в российском законодательстве