Внедоговорные обязательства в международном частном праве

Внедоговорные обязательства в международном частном праве

 

В законодательстве большинства иностранных государств в сфере коллизионного регулирования обязательств, возникающих вследствие причинения вреда (деликтов), в качестве общего правила используется закон места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi) - один из старейших принципов международного частного права. С начала XX в. отсылка к праву места совершения деликта была характерна для многих латиноамериканских стран. В соответствии со ст. 167, 168 Кодекса международного частного права (Кодекса Бустаманте) обязательства, возникающие из преступлений или правонарушений, регулируются тем же законом, что и преступление или правонарушение, из которых они возникли; обязательства, возникшие из действий или упущений, совершенных виновно или по небрежности, которые не наказуемы по закону, регулируются законом места происхождения небрежности или вины, которые привели к возникновению обязательств. Указанные положения Кодекса Бустаманте продолжают действовать в странах Латинской Америки и сегодня. Так, принятый в Панаме 8 мая 2014 г. достаточно подробный Кодекс международного частного права, содержащий и некоторые правила в области деликтов, общего правила об ответственности за деликты, однако, не содержит. Очевидно, продолжают действовать общие положения Кодекса Бустаманте.

В современных зарубежных актах, регулирующих коллизионные вопросы деликтов, также в качестве общего правила используется традиционный принцип lex loci delicti commissi, понимаемый как место совершения действия, повлекшего вред. При этом наряду с этим общим правилом обычно в закон включаются и иные коллизионные нормы, представляющие собой изъятия из основного правила. Чаще всего это связывается с характеристикой субъекта правоотношения - общим местом жительства или нахождения сторон. Кроме того, в качестве исключения из общего правила может служить указание на применение принципа автономии воли сторон. Так, Закон Китая о применении права к гражданским отношениям с иностранным участием 2010 г. в ст. 44 предусматривает, что к ответственности за деликт применяется право места совершения деликта, но если стороны имеют общее постоянное место жительства, то применению подлежит право общего постоянного места жительства; если стороны по соглашению выберут применимое право после совершения деликта, то преобладает данное соглашение. Аналогичен подход в Кодексе международного частного права Туниса 1998 г.: внедоговорная ответственность подчиняется закону государства, на территории которого совершено вредоносное действие; когда лицо, совершившее вредоносное действие, и потерпевшее лицо имеют свое обычное место пребывания в одном и том же государстве, применимым является закон этого государства (ст. 70); стороны могут, после того как случилось вредоносное действие, договориться о применении закона суда, пока дело находится на рассмотрении в суде первой инстанции (ст. 71). Согласно ст. 34 Кодекса Турции о международном частном праве и международном гражданском процессе 2007 г. обязательства, являющиеся результатом деликта, подлежат регулированию правом страны места совершения деликта; стороны могут свободно выбрать применимый закон после совершения правонарушения. Похожее регулирование содержится и в Законе Украины о международном частном праве 2005 г., ст. 49 которого устанавливает, что права и обязанности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются правом государства, в котором имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда; права и обязанности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны имеют местожительство или местонахождение в одном государстве, определяются правом этого государства; стороны обязательства, возникшего вследствие причинения вреда, в любое время после его возникновения могут избрать право государства суда. В ст. 32 Закона Южной Кореи от 7 апреля 2001 г. "О международном частном праве" (с изменениями от 19 мая 2011 г.) также говорится, что деликт должен регулироваться правом страны, где он был совершен. Гражданский кодекс провинции Квебек (Канада) 1991 г. в ст. 3126 устанавливает, что обязательство возместить вред, причиненный другому лицу, регулируется правом страны места совершения вредоносного действия; в любом случае, если лицо, совершившее вредоносное действие, и потерпевший домицилированы или имеют место проживания в одной и той же стране, подлежит применению право этой страны.

В то же время необходимо отметить, что не во всех странах коллизионные вопросы деликтов получили разрешение в законодательстве. В частности, в США, где преимущественное значение имеет судебный прецедент, нет единых кодифицированных норм, регулирующих коллизионные вопросы деликтов. Тем не менее вторым Сводом законов о конфликте законов США 1971 г., имеющим статус неофициальной кодификации, установлено, что к деликтам подлежит применению право штата, наиболее значимым образом с ними связанное (§ 145). При этом для определения тесной связи отношения с правом, подлежащим применению, принимаются во внимание следующие обстоятельства: место, где был причинен вред; место совершения действия, причинившего вред; домицилий, место жительства, гражданство, место инкорпорации; основное место деятельности сторон; место, где сосредоточены отношения между сторонами.

В 2009 г. в американском штате Орегон был принят Акт о выборе права, применимого к деликтным и иным внедоговорным обязательствам, который в § 15.445 установил в качестве общего коллизионного "подхода" применение к деликтам "наиболее подходящего" для разрешения спора права.

Иной подход к установлению общего правила выбора применимого к деликтам права основывается на применении к указанным правоотношениям закона места наступления ущерба (lex loci damni). Так, в соответствии со ст. 32 Закона о международном частном праве Венесуэлы 1998 г. неправомерные действия регулируются правом места, где они влекут свои последствия. Закон Японии об общих правилах применения законов 1898 г. (измененный 21 июня 2006 г.) в ст. 17 устанавливает, что возникновение и действие требований, являющихся результатом деликта, регулируется правом места, где возникли результаты действий, повлекших ущерб. При этом оба акта в указанных статьях в качестве изъятия из основного принципа предусматривают применение закона места совершения вредоносного действия: пострадавший может требовать применения права государства, где "случилась причина", породившая неправомерное действие (Венесуэла); если проявление результатов в таком месте было непредвиденным, то отношения регулируются правом места, где произошли действия, причинившие ущерб (Япония).

По такому же пути пошел и принятый европейскими странами 11 июля 2007 г. Регламент (ЕС) Европейского Парламента и Совета Европейского союза № 864/2007 "О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам ("Рим II")" (далее - Регламент "Рим II"), установивший в ст. 4 в качестве наднационального права, что к внедоговорным обязательствам, возникающим из причинения вреда, подлежит применению право страны, где наступает вред, независимо от того, в какой стране произошел юридический факт, влекущий наступление вреда, и в какой стране или странах наступают косвенные последствия данного юридического факта. Иными словами, в качестве основной привязки Регламент также устанавливает принцип lex loci damni. В соответствии со ст. 32 Регламент является обязательным в полном объеме и подлежит прямому (непосредственному) применению в государствах-членах в соответствии с Договором об учреждении Европейского сообщества.

С вступлением в силу Регламента внутреннее законодательство европейских стран в отношении коллизионных вопросов деликтных обязательств претерпело изменения, не всегда одинаковые по способу регулирования.

В некоторых актах появилась прямая отсылка к подлежащим применению положениям Регламента. Например, ст. 33 Закона Польши "О международном частном праве" 2011 г. прямо указывает, что право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из событий, не являющихся сделками, определяется Регламентом "Рим II".

В соответствии со ст. 2.641 Гражданского кодекса Румынии 2009 г., заменившего действовавший с 1992 г. Закон № 105 применительно к регулированию отношений международного частного права, право, применимое к внедоговорным обязательствам, определяется согласно положениям права Европейского союза.

Посвященный внедоговорным обязательствам раздел 14 книги 10 Гражданского кодекса Нидерландов (вступила в силу 2 января 2012 г.), по существу, тоже отсылает в отношении права, подлежащего применению к деликтам, к правилам Регламента.

Иной подход принят в законодательстве Чехии. Так, в Законе Чехии "О международном частном праве" 2012 г. содержится лишь одна статья (101), которая регулирует обязательства, возникающие в результате нарушения неприкосновенности частной жизни и личных прав, включая клевету (надо сказать, что в Регламенте этот вопрос не решен). Хотя прямая отсылка к Регламенту в отношении регулирования деликтов отсутствует, ко всем остальным внедоговорным обязательствам, очевидно, подлежат применению положения этого Регламента.

В Законе же Австрии "О международном частном праве" 1978 г. (в ред. 2015 г.) предусмотрено, что к обязательствам из причинения вреда, не подпадающим под действие Регламента "Рим II", должно применяться право, которое прямо или косвенно выберут стороны (ст. 48).

В Швейцарии, которая не является членом Европейского союза, действует Федеральный закон о международном частном праве 1987 г. (в ред. 2014 г.), который подробным образом регулирует коллизионные вопросы деликтов. Статья 129 Закона устанавливает, что иски из причинения вреда рассматриваются швейцарским судом по месту жительства ответчика, а при отсутствии у него места жительства в Швейцарии - по месту его обычного пребывания или делового обзаведения; если ответчик не имеет в Швейцарии ни места жительства, ни места обычного пребывания, ни места делового обзаведения, иск может быть предъявлен в швейцарский суд по месту совершения противоправного действия или по месту наступления вредных последствий. Законом предусмотрены изъятия из основного коллизионного правила: стороны могут в любое время после наступления события, повлекшего причинение вреда, договориться о применении права суда (ст. 132); если причинитель вреда и потерпевший имеют место обычного пребывания в одном и том же государстве, к требованию из причинения вреда применяется право этого государства; если причинитель вреда и потерпевший не имеют места обычного пребывания в одном и том же государстве, к требованию из причинения вреда применяется право государства, в котором было совершено противоправное действие, однако если вредные последствия наступили в другом государстве и причинитель должен был предвидеть их наступление в этом государстве, применяется право государства, в котором наступили вредные последствия (ст. 133). Эти детально проработанные правила в свое время послужили образцом для законодательства ряда других стран.

Далее – 3. Коллизионные нормы международных договоров о праве, применимом к обязательствам из причинения вреда