Внедоговорные обязательства в международном частном праве

Внедоговорные обязательства в международном частном праве

 

Коллизионным вопросам обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, посвящены самостоятельные нормы в законодательстве о международном частном праве ряда зарубежных государств.

Как правило, при определении права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим из ведения дел без поручения, используются две коллизионные привязки:

1) самостоятельная, отсылающая к закону места ведения чужих дел без поручения;

2) акцессорная, применяемая в случае исполнения обязательства заинтересованного лица и отсылающая к праву, регулирующему данное обязательство.

Так, согласно п. 1 ст. 39 Вводного закона к ГГУ "основанные на законе притязания из ведения чужого дела определяются правом государства, в котором такое дело осуществлялось", т.е. используется самостоятельная коллизионная привязка к закону места ведения дел, которая признается в доктрине как наиболее оптимальный вариант коллизионного регулирования данных отношений. В свою очередь, "притязания из выполнения чужого обязательства" (например, осуществления юридического действия в форме уплаты чужого долга) определяются согласно п. 2 ст. 39 Вводного закона к ГГУ правом, которое подлежит применению к этому обязательству, т.е. используется акцессорная коллизионная привязка к праву, регулирующему обязательство заинтересованного лица, исполненное лицом, ведущим дело без поручения.

Положения ст. 39 Вводного закона к ГГУ практически дословно воспроизведены в законодательстве о международном частном праве некоторых других стран, в частности Грузии, Южной Кореи. Так, в Законе Грузии 1998 г. "О международном частном праве" коллизионные нормы, регулирующие ведение чужих дел без поручения, содержатся в ст. 40. Согласно п. 1 ст. 40 требования, связанные с ведением чужих дел без поручения, регулируются правом страны места осуществления действий по ведению чужих дел. В отношении претензий, возникших из исполнения чужих обязательств, применяется право страны, которое должно быть применено в отношении этих обязательств (п. 3 ст. 40). Специальным образом урегулировано право, подлежащее применению к претензиям, возникшим из оказания помощи при морской катастрофе: к ним применяется право страны, под флагом которой плавает судно, нуждающееся в помощи (п. 2 ст. 40).

В п. 1 ст. 30 Закона Южной Кореи 2001 г. "О международном частном праве" (в ред. 2011 г.) также сказано, что ведение чужих дел без поручения подчиняется праву страны, где имеет место ведение чужих дел. Кроме того, в названном Законе Южной Кореи используются акцессорные коллизионные привязки. Если отношения ведения чужих дел без поручения тесно связаны с другими отношениями сторон, применяется право, которое регулирует эти другие отношения (п. 1 ст. 30). Согласно п. 2 ст. 30 права требования, возникающие из исполнения обязательства заинтересованного лица, определяются по праву, подлежащему применению к такому исполненному обязательству.

Некоторые государства ограничиваются применением лишь самостоятельной коллизионной привязки к месту ведения чужих дел без поручения. Например, согласно положениям ст. 48 Закона Украины от 23 июня 2005 г. № 2709-IV "О международном частном праве" к обязательствам, возникающим из совершения действий в имущественных интересах другого лица без его поручения, применяется право страны, где имели место такие действия.

В законодательстве отдельных стран обязательства, возникающие из ведения чужих дел без поручения, включаются в объем общей коллизионной нормы наряду с другими квазидоговорными обязательствами, например обязательствами, возникающими из неосновательного обогащения (Бельгия, Венесуэла, Китай, Тунис). Например, в Закон Бельгии 2004 г. "О международном частном праве" включена ст. 104, определяющая право, подлежащее применению ко всем квазидоговорным обязательствам. Следовательно, по смыслу § 1 ст. 104 обязательства из ведения чужих дел без поручения регулируются правом государства, с которым они имеют наиболее тесную связь. За исключением случая, если будет доказано обратное, обязательство предполагается имеющим наиболее тесную связь с государством, на территории которого имели место последствия этого обязательства. Обязательство, которое является результатом платежа чьего-то долга, однако, предполагается имеющим наиболее тесную связь с государством, право которого регулирует долг, если не будет доказано иное. При определении наиболее тесной связи могут быть приняты во внимание наличие и очевидность отношений между сторонами. Кроме того, согласно § 2 ст. 104 названного Закона Бельгии стороны могут после возникновения спора избрать право, которое будет применяться к соответствующему квазидоговорному обязательству, а значит, и к обязательствам из ведения чужих дел без поручения. Выбор должен быть четко выражен и не может затрагивать права третьей стороны.

Помимо бельгийского законодательства, выбор права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим из ведения чужих дел без поручения, допускается в Китае. Согласно ст. 47 Закона 2010 г. "О применении права к гражданским отношениям с иностранным участием в Китайской Народной Республике" стороны обязательств, возникающих из добровольной деятельности в чужом интересе, могут выбрать право, которое будет регулировать их отношения. В отсутствие выбора предусмотрены комбинированные коллизионные привязки: 1) к праву общего постоянного места жительства сторон; 2) к праву страны, в которой осуществляется добровольная деятельность в чужом интересе, если стороны не имеют общего постоянного места жительства.

Наиболее подробное специальное коллизионное регулирование обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, содержит болгарское законодательство. В ст. 112 Кодекса международного частного права Болгарии 2005 г. содержатся комбинированные коллизионные привязки. Обязательства, вытекающие из совершения действий в интересах другого лица без его поручения, регулируются правом государства обычного места пребывания или места деятельности заинтересованного лица в момент выполнения работы. Если работа выполняется в связи с другим отношением между сторонами, например договором, который имеет тесную связь с совершением действий в интересах другого лица без его поручения, применяется право, которое регулирует это другое отношение (п. 2 ст. 112). Если обязательство, вытекающее из совершения действий в интересах другого лица без его поручения, связано с защитой физического лица или конкретного имущества, применяется право государства места нахождения лица или имущества в момент совершения действий в интересах другого лица без полномочий (п. 3 ст. 112). Если из обстоятельств в целом следует, что совершение действий в интересах другого лица без поручения находится в значительно более тесной связи с другим государством, то применяется право этого другого государства (п. 4 ст. 112).

В Законе Швейцарии о МЧП отсутствует специальное коллизионное регулирование обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения. Вместе с тем в швейцарской юридической литературе рассматриваются следующие коллизионные привязки. "При предсуществующем правоотношении, в связи с которым имело место ведение чужих дел без поручения, в отношении требований из ведения чужих дел без поручения применяется право данного правоотношения. Если такой связи нет, решающее значение имеет право общего для сторон места постоянного пребывания. Если такое общее место постоянного пребывания отсутствует, определяющим является место ведения чужих дел или место постоянного пребывания лица, действующего в чужом интересе. Все эти правила применяются, если нет никакой тесной связи с другим правопорядком".

Таким образом, в законодательстве о международном частном праве зарубежных государств при регулировании обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, в качестве основных используются самостоятельные коллизионные привязки к закону места ведения дел. В некоторых зарубежных государствах используются комбинированные коллизионные привязки, определяющие подлежащее применению право при соблюдении определенных условий (общее постоянное место жительства сторон, место жительства заинтересованного лица в момент осуществления действий по ведению его дел). В отношении претензий, возникших вследствие исполнения чужих обязательств, как правило, закрепляются акцессорные привязки к праву страны, которое должно быть применено в отношении этих исполненных обязательств. Отдельные правопорядки допускают последующий выбор подлежащего применению права сторонами рассматриваемых обязательств.

Далее – 4. Коллизионное регулирование обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio), в Российской Федерации