Внедоговорные обязательства в международном частном праве

Внедоговорные обязательства в международном частном праве

 

Глава 5. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ ВЕДЕНИЯ ЧУЖИХ ДЕЛ БЕЗ ПОРУЧЕНИЯ (NEGOTIORUM GESTIO), В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ

1. Общие положения об обязательствах, возникающих из ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio)

Институт ведения чужих дел без поручения известен со времен римского права, где получил развитие прежде всего как ведение чужих дел (забота о чужом деле) - negotiorum gestio, а слова "без поручения" были добавлены к данному термину не самими римскими юристами, а в более поздней литературе, чтобы подчеркнуть существенный признак данного обязательства - отсутствие в его основании договора. Обязательства, возникающие из ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio), относятся к группе квазидоговорных обязательств (quasi ex contractu), т.е. обязательств, "возникающих при отсутствии между сторонами договора, но по своему характеру и содержанию сходных с обязательствами, возникающими из договоров". Ведение дел, negotiorum gestio, означает "такое отношение, когда одно лицо (negotiorum gestor) ведет дела другого лица (dominus), управляет его имуществом и т.п., не имея на то поручения от этого другого лица".

В настоящее время институт ведения чужих дел без поручения известен гражданскому праву стран континентальной Европы и базируется на римской концепции negotiorum gestio. Англо-американская правовая семья не признает существования самостоятельных обязательств, возникающих из добровольного вмешательства одного лица, имеющего благие намерения, в дела другого лица. Вместе с тем материально-правовое регулирование обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, нашло отражение в Модельных правилах европейского частного права (далее - Модельные правила) - документе рекомендательного характера, разработанном в ходе унификации частного права Европейского союза. В Модельных правилах данный институт, именуемый благонамеренным вмешательством в чужие дела (benevolent intervention in another's affairs), урегулирован в книге V. Правила, закрепленные в рассматриваемом документе, охватывают случаи, когда:

1) одно лицо, осуществляющее вмешательство, действует преимущественно с намерением предоставить выгоду другому лицу (принципалу) и: а) у лица, осуществляющего вмешательство, есть разумное основание действовать или б) принципал одобряет действия без такого неоправданного промедления, которое могло бы отрицательно повлиять на лицо, осуществляющее вмешательство (ст. V.-1:101:1 Модельных правил);

2) лицо, осуществляющее вмешательство, действует с целью исполнить чужую обязанность, которая должна быть исполнена незамедлительно в силу преобладающего публичного интереса и преимущественно для пользы лица, принимающего исполнение (ст. V.-1:102).

В Модельных правилах для обозначения лица, осуществляющего вмешательство, используется термин "intervener", который иногда ошибочно переводится в российской литературе как "гестор". Между тем создатели рассматриваемого документа, по словам одного из его разработчиков К. фон Бара, намеренно старались уйти от терминологии римского права при разработке норм о ведении чужих дел без поручения, поскольку отдельным правопорядкам стран ЕС (Великобритании, Ирландии) этот институт неизвестен. В результате были сформулированы нейтральное понятие благонамеренного вмешательства в чужие дела (benevolent interventio№ in another's affairs) и соответствующие термины, обозначающие участников этих правоотношений: "принципал" (principal) и "лицо, осуществляющее вмешательство" (intervener).

Согласно ст. V.-2:102 Модельных правил принципал имеет право на возмещение убытков, причиненных нарушением обязанностей лица, осуществляющего вмешательство, если таковые возникли вследствие риска, который это лицо создало, увеличило или намеренно допустило своими действиями. В свою очередь, лицо, осуществляющее вмешательство, имеет право: 1) на компенсацию или, в зависимости от обстоятельств, возврат переданного во исполнение обязанности или затрат (ст. V.-3:101); 2) на вознаграждение (ст. V.-3:102); 3) на возмещение убытков (ст. V.-3:103).

В Гражданский кодекс РФ включена гл. 50, регулирующая действия в чужом интересе без поручения. Согласно п. 1 ст. 980 ГК РФ действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица в целях предотвращения вреда его личности или имуществу, исполнения его обязательства или в его иных непротивоправных интересах (действия в чужом интересе) должны совершаться исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или вероятных намерений заинтересованного лица и с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью.

По сути, гл. 50 ГК РФ охватывает две разнородные группы обязательственных отношений:

1) обязательства, возникающие из действий, совершенных в целях предотвращения вреда личности или имуществу другого лица;

2) обязательства, возникающие в связи с совершением сделки одним лицом в интересах другого лица без его поручения (что сближает данный институт с институтом представительства без полномочий).

Как отмечает Е.А. Суханов, в гл. 50 ГК РФ объединены институты "спасания чужого имущества" и "ведения чужих дел без поручения", при этом существующими нормами охватываются действия фактического характера "по предотвращению угрозы жизни или имуществу иного лица, не создающие для него прав и обязанностей в отношениях с третьими лицами", а также юридические действия "по ведению чужих имущественных дел путем совершения сделок с третьими лицами", например уплата обязательных платежей, осуществление срочного платежа за ремонт или охрану имущества отсутствующего лица и т.п.

Сложная правовая природа обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, связанная с их квазидоговорным характером, обусловливает необходимость поиска оптимальных коллизионных решений при определении права, подлежащего применению к этим обязательствам.

В доктрине международного частного права рассматриваются несколько самостоятельных коллизионных привязок, которые могут быть использованы для регулирования обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения.

Первая группа привязок отсылает к закону места жительства одной из сторон обязательств из ведения чужих дел без поручения (принципала (заинтересованного лица) или лица, ведущего дело без поручения) или к закону общего места жительства сторон. В пользу применения привязки к закону места жительства принципала говорит прежде всего необходимость защиты его прав и законных интересов как лица, в чье отсутствие и в отсутствие выданных им полномочий другое лицо по собственной инициативе осуществляет ведение его дел. Кроме того, часто место жительства принципала и место ведения его дел другим лицом без поручения совпадают. В то же время имеются и аргументы в пользу применения привязки к закону места жительства лица, ведущего дело без поручения, которое, как правило, вправе претендовать на компенсацию понесенных расходов, возмещение убытков и выплату вознаграждения. Благонамеренно действуя в чужих интересах и исходя из известных ему норм материального права, это лицо правомерно рассчитывает на определенный этими нормами результат. Следовательно, применение к рассматриваемым обязательствам права места жительства лица, ведущего дело без поручения, соответствует его ожиданиям. Однако привязки к месту жительства какой-либо одной стороны обязательств из ведения чужих дел без поручения не отражают интересы другой стороны, поэтому не могут претендовать на объективность. В данном случае более оптимальным является обращение к закону общего места жительства сторон обязательства из ведения чужих дел без поручения, что, однако, не всегда возможно, так как оно не всегда совпадает, следовательно, данная привязка может использоваться скорее как субсидиарная.

Интересам оборота в наибольшей степени отвечает привязка к праву страны, где имело место совершение юридических фактов, а именно ведение дел. Кроме того, эта привязка соответствует территориальной локализации обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, и не отдает предпочтения какой-либо из их сторон.

Признается также возможность регулирования обязательств, возникающих из ведения чужих дел без поручения, на основе акцессорных привязок, например, когда эти обязательства тесно связаны с обязательствами их сторон, возникшими из других существующих между ними отношений (например, в случае выхода представителя за пределы своих полномочий), или когда речь идет об исполнении чужого обязательства. В этих случаях возможно применение акцессорных привязок к праву, регулирующему, соответственно, существующее (предшествующее) обязательство сторон или исполненное обязательство.

Под акцессорной привязкой понимается такой способ определения применимого права для правоотношения с иностранным элементом, при котором это правоотношение подчиняется статуту другого правоотношения.

Кроме того, допускается возможность последующего прямо выраженного или подразумеваемого выбора права, регулирующего права и обязанности сторон обязательств из ведения чужих дел без поручения.

Далее – 2. Унификация коллизионных норм об обязательствах, возникающих из ведения чужих дел без поручения (negotiorum gestio)