Предпринимательское право Российской Федерации

Предпринимательское право Российской Федерации

 

Идея предпринимательства предполагает возможность проявления инициативы и самостоятельности как отдельных предпринимателей, так и их объединений. Вместе с тем полный отказ от государственного регулирования предпринимательской деятельности, в частности в сферах, где затронуты права потребителей, а также общества в целом, невозможен. Указанные факторы обусловили появление в современном праве такого института, как саморегулирование. Саморегулирование позволяет профессиональным сообществам и бизнес-сообществам самостоятельно определять правила осуществления своей деятельности без чрезмерного вмешательства государства, с одной стороны, и сохранить определенный государственный контроль в тех сферах и в той мере, в которой он необходим для сбалансированного развития экономики и защиты интересов общества - с другой.

В настоящее время в науке отсутствует единый подход к определению понятия "саморегулирование", которое в теоретической литературе рассматривается как в широком, так и узком значении. В широком значении саморегулирование представляет собой проявление гражданско-правовой диспозитивности, в рамках которой субъект права может не только по своему усмотрению участвовать в правореализационных процедурах (приобретать и осуществлять права и т.д.), но и в определенных пределах создавать правила поведения, т.е. саморегулирование понимается как одна из форм индивидуального правового регулирования. Как указывает Ю.А. Тихомиров, создание правовых условий для полного саморегулирования означает легальное поле для использования таких регуляторов, как договоры в частном и публичном праве, локальные акты, нормы-самообязательства, обращенные "внутрь" организаций-субъектов или к их отношениям между собой. В узком значении саморегулирование понимается как коллективное регулирование рынков самими предпринимателями без вмешательства государства или как самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности, содержанием которой являются разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил. Именно в таком значении определяет ее законодатель.

В настоящее время в науке выделяется три вида (модели) саморегулирования: добровольное, делегированное и смешанное. Добровольное саморегулирование полностью исключает любое вмешательство со стороны государства как в виде создания системы правил саморегулирования, так и в виде применения государственной защиты. В классическом понимании концепция саморегулирования предполагает инициативу объединения в профессиональные организации, исходящую от самого профессионального сообщества, т.е. "снизу". Однако такая модель более характерна для стран с глубокими традициями демократии и свободы предпринимательства. В частности, такая модель характерна для стран англосаксонской системы права, где не принимаются специальные законы о саморегулировании, но саморегулирование существует как правовое явление.

Альтернативной моделью внедрения института саморегулирования в правовую систему является децентрализация власти, когда идея саморегулирования предлагается "сверху" и государство передает часть полномочий по регулированию, в частности в связи с отменой лицензирования отдельных видов деятельности, и контролю за деятельностью профессионального и бизнес-сообщества. Такую модель называют моделью делегированного саморегулирования. В рамках данной модели обычно принимается специальный закон о саморегулируемых организациях, как это было сделано в России (ряд авторов полагает, что наряду с делегированным саморегулированием для России также характерно наличие добровольного саморегулирования). Смешанное саморегулирование предполагает распределение функций между государством и СРО, где за государством сохраняются функции по привлечению к ответственности за несоблюдение стандартов. По мнению И.В. Ершовой, более точным является выделение обязательного и добровольного саморегулирования в зависимости от обязательности или добровольности членства, а затем деление обязательного саморегулирования на смешанное и делегированное.

Действительно, саморегулирование может рассматриваться с различных позиций. По своей сути саморегулирование имеет самостоятельную, рыночную природу, является истинным инструментом саморегуляции рынка. Однако при делегированном саморегулировании оно может стать и инструментом государственного регулирования, через своего рода "аутсорсинг" тех функций, которые государство по каким-либо причинам не планирует реализовывать самостоятельно. Тогда фактически осуществляется государственное регулирование при помощи инструментов саморегулирования рынка. Представляется, что последняя ситуация характерна для большинства случаев обязательного саморегулирования, когда государство использует функционал последнего, заменяя им такой более жесткий инструмент государственного регулирования, как лицензирование. В случае со смешанным саморегулированием государство даже полностью не отстраняется от регулирования соответствующих отношений, инструменты саморегулирования, как правило, используются в дополнение к существующим инструментам государственного регулирования. Такая ситуация, в частности, характерна для саморегулирования на финансовом рынке, где в отношении целого ряда финансовых организаций (например, страховых организаций или профессиональных участников рынка ценных бумаг) оно было введено в дополнение к лицензированию. На финансовом рынке СРО разрабатывает и утверждает базовые стандарты по управлению рисками, стандарты корпоративного управления, стандарты внутреннего контроля, стандарты защиты прав и интересов физических и юридических лиц - получателей финансовых услуг, оказываемых членами СРО, а также стандарты совершения операций на финансовом рынке.

Спецификой СРО на финансовом рынке является то, что Банк России на основании обращения СРО вправе передать ей свои полномочия, в частности по получению от ее членов отчетности, перечень которой устанавливается Банком России. В совокупности с правом осуществления проверок, применения мер воздействия к своим членам указанные положения приводят к выводу о том, что на основании Закона о СРО на финансовом рынке мегарегулятор фактически может передать часть своих регулятивных и надзорных функций СРО, снимая с себя нагрузку и препоручая крупнейшим квазигосударственным субъектам регулирование соответствующих сегментов финансового рынка. Представляется, что говорить в данном случае о саморегулировании этих сегментов рынка не приходится: СРО будут выполнять делегированные им мегарегулятором функции, оставаясь поднадзорными Банку России.

Между тем саморегулирование - самостоятельный самодостаточный инструмент регулирования рыночных отношений, имеющий собственный инструментарий, не нуждается в одобрении и не требует жесткого контроля со стороны государства. В этом и состоит смысл саморегулирования: участники рынка регулируют себя сами рыночными инструментами, используя правовые формы лишь для легитимации соответствующих отношений и средств. Связано это прежде всего с пониманием самостоятельности и способности в той или иной степени к определенной саморегуляции, заложенной в самом существе рыночной экономики, а следовательно, отсутствием необходимости и даже потенциальной опасностью всеобъемлющего государственного управления данной сферой общественных отношений. Другое дело, когда под видом саморегулирования фактически реализуется государственное регулирование соответствующего сегмента рынка. Тогда саморегулируемые организации используются государством как агенты государственной политики в определенной сфере. От саморегулирования остается лишь форма и в лучшем случае инструментарий, но, по существу, саморегулируемым организациям делегируются полномочия государственно-властного характера.

В научной литературе ведутся споры по поводу соотношения понятий государственного регулирования и саморегулирования, а также в отношении частноправовой и публично-правовой природы саморегулирования. Так, Ю.Р. Мрясова считает, что добровольное саморегулирование можно рассматривать соответственно как самостоятельный способ регулирования (СРО действует в отсутствие законодательства) или как вид государственного регулирования (СРО действует на основе общих принципов и норм законодательства) экономики, а делегированное саморегулирование (СРО наделяется полномочиями для осуществления функций государства) должно рассматриваться как вид государственного регулирования экономики. Д.А. Петров предлагает преодолеть парадигму публично-правового характера саморегулирования, в соответствии с которой саморегулирование представляет собой продолжение государственного регулирования общественно-экономических отношений. М.А. Егорова также подчеркивает частноправовой характер саморегулирования и утверждает, что саморегулирование в предпринимательском обороте должно восприниматься в качестве общего правила, поскольку принципы и метод гражданско-правового регулирования опираются на частноправовую инициативу, тогда как государственное воздействие осуществляется только в случаях, когда это прямо установлено федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Е.П. Губин указывает на отсутствие противопоставления и противоречий между частным и публичным при осуществлении саморегулирования и отмечает, что государство и бизнес находятся в единой системе координат и их противопоставление, разрыв могут привести лишь к краху экономической системы, с одной стороны, и дестабилизации государства - с другой. И.В. Ершова видит основную цель саморегулирования в сочетании и достижении баланса частных и публичных интересов при осуществлении регулирования предпринимательской и профессиональной деятельности. Кроме того, саморегулирование рассматривается как принцип организации взаимодействия государства и предпринимательских сообществ, а СРО - как организационно-правовая форма партнерства бизнеса и государства, промежуточное звено между государством (его органами) и субъектами предпринимательства в их взаимодействии.

Саморегулирование является важным элементом гражданского общества и представляет собой самостоятельное комплексное явление, удачно сочетающее как публичные, так и частные начала. Согласно п. 2.1 Определения Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 461-О-О конституционный принцип демократического правового государства и гарантируемая Конституцией РФ свобода экономической деятельности предполагают развитие необходимых для становления гражданского общества начал самоуправления и автономии в экономической сфере, проявлением чего является создание СРО как институтов гражданского общества, наделенных публичными функциями. При этом соответствующая деятельность граждан подконтрольна государству, определяющему исходя из баланса конституционно защищаемых ценностей правовые основы и процедуры ее осуществления, с тем чтобы исключить возможность нарушений прав как членов саморегулируемых организаций, так и других лиц.

Таким образом, саморегулирование в чистом виде вряд ли возможно считать продолжением государственного регулирования или его альтернативой. Как указывает Е.П. Губин, саморегулирование представляет собой способ координации участников хозяйственной и профессиональной деятельности между собой и с государством, самостоятельное явление, не сводящееся, с одной стороны, к реализации функций государства, а с другой - исключительно к реализации интересов участников саморегулируемых организаций.

Мысль о принудительном вовлечении людей в профессиональные объединения возникла в постклассический период развития римского права в результате хозяйственного и общественного развития в целях стабилизации хозяйства и укрепления государства>. Первыми организациями, осуществляющими саморегулирование предпринимательской и профессиональной деятельности, можно считать гильдии купцов и цеха ремесленников. Между тем первой СРО современного типа признают Нью-Йоркскую фондовую биржу с 1792 г.

Источниками правового регулирования деятельности СРО в Российской Федерации являются Закон о СРО, а также специальные законы, регулирующие деятельность СРО в отдельных сферах экономической деятельности, в частности Закон о СРО на финансовом рынке. Отдельные нормы о деятельности СРО содержатся в специальных законах, регулирующих отдельные виды предпринимательской и профессиональной деятельности, перечень которых приведен в начале главы. Основы правового положения СРО как некоммерческих организаций установлены Законом о некоммерческих организациях и ГК РФ.

В соответствии с Законом о СРО предметом саморегулирования является предпринимательская или профессиональная деятельность субъектов, объединенных в саморегулируемые организации. Между тем в науке отмечается, что саморегулирование как правовое явление может осуществляться не только на условиях объединения субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности в СРО и подход к указанному понятию должен быть намного шире понятия СРО и установления законодательных границ по его определению.

Далее – § 2. Правовые формы деятельности саморегулируемых организаций