Предпринимательское право Российской Федерации

Предпринимательское право Российской Федерации

 

Для обозначения различных форм интеграции, кооперации, экономической зависимости организаций представляется возможным использовать доктринальное понятие "объединение", а для отличия этих форм объединений от других коллективных образований именовать их предпринимательскими объединениями, поскольку целью их деятельности является систематическое извлечение прибыли. Данный подход представляется логичным не только с точки зрения этимологии слова "объединение", но и в связи с тем, что этот термин является традиционным для российского законодательства и хозяйственной практики: промышленные, производственные, научно-производственные объединения были самыми распространенными формами крупных промышленных образований в народном хозяйстве советского периода.

"Объединенье" является исконно русским понятием и трактуется в Толковом словаре Даля "через действие по глаголу объединять", под которым следует понимать "соединять, приводить в единство, в одно, в общность, согласовать, обобщать, однообразить" (Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т. 2. С. 635).

Предпринимательским объединением признается не обладающая статусом юридического лица совокупность экономически взаимосвязанных субъектов, совместно участвующих в осуществлении предпринимательской деятельности для достижения согласованных целей. Объединение может быть создано как на добровольной договорной основе, так и вследствие экономического контроля одного участника над другими.

При использовании в ГК РФ понятия "объединение" только по отношению к некоммерческим организациям (ассоциациям, союзам - ст. 121, общественным и религиозным организациям - ст. 117) применение доктринального понятия "предпринимательское объединение" и определение через него видовых форм интеграции бизнеса получили широкое распространение в современной правовой и экономической литературе. К тому же понятие "объединение" в самом законодательстве (на уровне федеральных законов) используется не только по отношению к некоммерческим организациям, но и применительно к холдингам (ст. 4 Закона о банках, п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве), к другим объединениям коммерческих организаций (п. 2 ст. 4 Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений).

Под предпринимательским объединением следует понимать устойчивую форму интеграции, участники которой, оставаясь формально независимыми субъектами, осуществляют согласованную предпринимательскую деятельность в интересах объединения в целом.

К предпринимательским объединениям следует отнести холдинги и объединения, созданные на основе договора простого товарищества. Ассоциации (союзы), включая саморегулируемые организации, торгово-промышленные палаты, некоммерческие партнерства, не относятся к собственно предпринимательским объединениям, поскольку являются некоммерческими добровольными ассоциативными организациями, создаваемыми не для непосредственного занятия предпринимательской деятельностью, а только для содействия и координации предпринимательской деятельности участников. Ассоциации (союзы), созданные коммерческими организациями, следует квалифицировать как объединения предпринимателей, а не предпринимательские объединения.

Классификация предпринимательских объединений может быть проведена по ряду критериев. Так, с точки зрения организационно-правовых форм объединений выделяют холдинги и объединения предпринимателей, основанные на договоре простого товарищества.

По критерию экономического содержания, основанного на цели создания объединения, принципах централизации тех или иных производственно-хозяйственных, коммерческих функций, распределении полномочий между участниками объединения, выделяют: концерны, конгломераты, консорциумы, синдикаты, пулы и проч.

Концерн - способ организации взаимодействия субъектов предпринимательской деятельности путем централизации производственных, научно-технических, внешнеэкономических функций, финансовой и инвестиционной деятельности, а также сервисного, коммерческого обслуживания. Централизованное управление - отличительный признак концерна.

Конгломерат - совокупность разнопрофильных организаций, которые не имеют каких-либо общих производственных основ, но объединены организационными или финансовыми связями.

Консорциум - временное договорное объединение субъектов предпринимательской деятельности, сохраняющих юридическую самостоятельность, создаваемое в целях осуществления крупных проектов.

Синдикат - предпринимательское объединение, участники которого сбывают свои товары через единую торговую организацию, которая также может осуществлять для участников синдиката закупки сырья.

Пул - договорная форма предпринимательского объединения, участники которой не утрачивают юридической самостоятельности, создаваемая для консолидации средств и минимизации предпринимательских рисков с целью распределения полученных от совместной деятельности доходов в конце "пульного" периода. Пулы получили распространение в сфере страховых, торговых, биржевых, патентных и прочих услуг.

Цели объединений могут быть реализованы в результате образования определенной правовой формы. Так, синдикаты, имеющие в своей структуре специализированную торгово-сбытовую организацию, в современных рыночных условиях воплощаются в форму холдинга; консорциумы, пулы существуют в форме простого товарищества.

По способу организации (добровольный или принудительный) можно выделить объединения вертикального и горизонтального типов. Так, холдинги являются объединениями вертикального типа, основанными на экономическом контроле. Простые товарищества следует относить к объединениям горизонтального типа, или равноправным объединениям, основанным на добровольных отношениях кооперации.

Холдинги являются наиболее распространенной в рыночных отношениях формой объединения коммерческих организаций вертикального типа, основанного на отношениях экономического контроля. Наличие экономического контроля одного участника над другими является основополагающим признаком холдингового объединения, ключевым элементом в его организации. Экономический контроль над организацией вслед за М.И. Кулагиным мы понимаем как синоним господства над ней, заключающийся в праве оказывать подавляющее влияние на принятие решений этой организацией. Следует подчеркнуть, что в данном случае речь идет не об административном воздействии, а именно об экономическом влиянии одного хозяйствующего субъекта на других, основанном на имущественных отношениях. В этом заключается коренное отличие холдингов как предпринимательских объединений рыночного типа от широко представленных в период плановой советской экономики производственных, научно-производственных объединений, основанных на административном подчинении.

Экономический контроль, с нашей точки зрения, является понятием родовым по отношению к корпоративному контролю, если последний рассматривать как наличие преобладающей доли участия в уставном капитале коммерческой организации.

Холдинги - предпринимательские объединения, обладающие признаками организационного единства. Признак организационного единства связан с целеполаганием участников на достижение системного интеграционного взаимодействия. Холдинг не является случайным явлением в отличие от отношений дочерности хозяйственных обществ, которые могут быть установлены судом применительно к каждой конкретной сделке.

О возможности установления дочерности в конкретной сделке см. п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, в соответствии с которым взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания.

Наличие признака организационного единства означает, что совокупность юридических лиц, образующих холдинг, представляет собой единый бизнес. Участники холдинга чаще всего осуществляют согласованную деятельность, выступают как один субъект рынка, как правило, проводят единую инвестиционную, финансовую, кадровую, научно-техническую, технологическую, производственно-хозяйственную политику.

В России холдинги впервые возникли при приватизации крупных государственных предприятий в соответствии с Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества (утв. Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 "О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий"). Указанное Положение распространяет свое действие только на те холдинговые компании, доля уставного капитала которых, находящаяся в государственной собственности, превышает 25%. В соответствии с этим Положением холдинговой компанией является предприятие независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий. Понятно, что это определение с развитием законодательства в значительной мере устарело и применяется только в части, ему не противоречащей.

Наиболее урегулированным в российском законодательстве оказался банковский холдинг. В ст. 4 Закона о банках банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц, включающее хотя бы одну кредитную организацию, находящуюся под контролем одного юридического лица, не являющегося кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), а также (при их наличии) иные (не являющиеся кредитными организациями) юридические лица, находящиеся под контролем либо значительным влиянием головной организации банковского холдинга или входящие в банковские группы кредитных организаций - участников банковского холдинга, при условии, что доля банковской деятельности, определенная на основе методики Банка России, в деятельности банковского холдинга составляет не менее 40%.

Обзор зарубежного законодательства и литературы показывает, что в мировой практике под холдингом или холдинговой компанией традиционно понимают особый тип компании, которая создается для владения контрольными пакетами акций других компаний с целью контроля и управления их деятельностью. Этимология слова "холдинг" (от англ. "to hold" - держать) объясняет исторические корни этого понятия.

Исходя из анализа российского законодательства и научной доктрины, можно предложить следующее определение холдинга.

Холдинг - форма предпринимательского объединения, представляющая собой группу организаций (участников), основанную на отношениях экономического контроля, участники которой, сохраняя формальную юридическую самостоятельность, в своей предпринимательской деятельности подчиняются одному из участников группы - холдинговой компании (головной организации). Холдинговая компания, будучи центром холдингового объединения, в силу владения преобладающими долями участия в уставном капитале, договора или иных обстоятельств прямо или косвенно (через третьих лиц) оказывает определяющее влияние на принятие решений другими участниками группы.

При возможности участия в холдинговых объединениях юридических лиц различных организационно-правовых форм наиболее распространенной является структура холдинга как совокупности основного общества и дочерних хозяйственных обществ.

При этом холдинги могут быть образованы с участием юридических лиц других организационно-правовых форм. Так, в качестве холдинговых следует классифицировать отношения унитарного предприятия с хозяйственными обществами, в которых оно имеет преобладающее участие. Государственным холдингом признают объединение государственной корпорации (государственной компании), созданной в соответствии со ст. ст. 7.1, 7.2 Закона о некоммерческих организациях и специальными федеральными законами, с подконтрольными им хозяйственными обществами. В качестве дочерней структуры может выступать хозяйственное партнерство. А вот хозяйственное товарищество, напротив, не может быть дочерним. Запрет на возможность быть дочерним хозяйственному товариществу вытекает из самой сущности данной организационно-правовой формы предпринимательской деятельности, представляющей собой объединение лиц, а не объединение капиталов. Согласно законодательству коммерческая организация или индивидуальный предприниматель может быть участником только одного товарищества, поскольку участник товарищества, как правило, должен принимать личное участие в его деятельности, а самое главное - полный товарищ несет неограниченную имущественную ответственность по долгам товарищества (ст. 75 ГК РФ).

Примерами госкорпораций являются государственная корпорация "Ростехнологии", государственная корпорация по атомной энергии "Росатом", государственная компания "Российские автомобильные дороги". Предполагается преобразовать государственные корпорации и государственные компании либо в акционерные общества с государственным участием, либо в публично-правовые компании.

Таким образом, следует подчеркнуть, что отношения дочерности, регулируемые ст. 67.3 ГК РФ, являются хотя и самой распространенной, но не единственной разновидностью холдинговых отношений.

При реформировании ГК РФ в 2012 - 2015 гг. предпринималась попытка ввести понятие контролирующее лицо и отнести к нему все возможные организационно-правовые формы юридических лиц, а также контролирующих бизнес физических лиц. Эта попытка не увенчалась успехом, и в рамках действующего законодательства отсутствует унифицированное регулирование правовых последствий установления отношений экономического контроля. Так, привлечь к имущественной ответственности по долгам подконтрольного юридического лица в связи с совершением последним сделок во исполнение указаний головной организации или с ее согласия возможно только основное хозяйственное общество (ст. 67.3 ГК РФ); унитарные предприятия, некоммерческие организации не отвечают по сделкам, совершенным подконтрольными юридическими лицами, за исключением случая виновного доведения их до состояния банкротства в соответствии с нормами специального законодательства (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Основаниями возникновения холдинговых отношений являются юридические факты, детерминирующие право одного хозяйствующего субъекта иметь экономический контроль над другими хозяйствующими субъектами. Легальными основаниями возникновения холдинговых отношений применительно к хозяйственным обществам (а в части основного - также хозяйственным товариществам) являются: преобладающее участие в уставном капитале (имущественный тип зависимости), договор (договорный тип зависимости), иные обстоятельства (фактический контроль). Перечень оснований установления дочерности в соответствии с законодательством является открытым, поскольку законодатель использует формулировку "иным образом определять решения" (ст. 67.3 ГК РФ).

Наиболее распространенным основанием возникновения дочерности, лежащим в основе формирования имущественного холдинга, является наличие преобладающей доли участия в уставном капитале хозяйственного общества. Законодатель не определяет преобладающее участие арифметически в виде определенного процента владения уставным капиталом, а понимает его ситуативно, оценочно, исходя из совокупности обстоятельств, как способность одного лица определять решения другого. Наличие преобладающего участия в уставном капитале для признания отношений дочерности необязательно должно превышать 50% голосующих акций (долей в уставном капитале) общества. Например, при дисперсном владении акциями в отдельных обществах требуется значительно меньшее число голосов, чтобы добиться подавляющего влияния на принятие решения.

Договорный холдинг - вид холдингового объединения, в котором экономический контроль основного над дочерними обществами возникает в соответствии с заключенным между ними договором (по основаниям и на срок, которые определены договором). Сравнивая имущественный и договорный типы зависимости, И.А. Парфенов пишет: "Если основное общество при первом типе зависимости имеет скорее "универсальный" комплекс прав, полномочий и ответственности в отношении дочернего общества, проявляющийся в комплексе имущественных и неимущественных прав акционера (участника), то общество, чьи права вытекают из "договорной" зависимости, имеет тот объем прав, который определен договором, его сроком и условиями ответственности".

В действующем законодательстве отсутствует перечень договоров, которые могут порождать холдинговые отношения. При рассмотрении института договорного холдинга необходимо разделять явления:

  • собственно договорного холдинга, когда холдинговые отношения возникают в силу, в рамках и на срок договора, в котором предусматривается право одного юридического лица вследствие определенных оснований контролировать другое юридическое лицо;
  • холдинга, причиной формирования которого является гражданско-правовой договор, исполнение которого приводит к возникновению экономического контроля одной стороны над другой (таковыми могут быть, например, договоры доверительного управления акциями и иным имуществом, совместной деятельности, франчайзинга и проч.). Относить ли тот или иной договор к числу договоров, порождающих холдинговые отношения, - вопрос условий конкретного договора и фактических обстоятельств, в которых он заключен и исполняется.

Интересно отметить, что в ныне действующем ГК РФ урегулирована возможность заключения договора между кредиторами общества, иными третьими лицами и участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, осуществлять иные действия по управлению обществом, приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли (акций) до наступления определенных обстоятельств. К такому договору, соответственно, применяются правила о корпоративном договоре (п. 9 ст. 67.2 ГК РФ). Указанные договоры, получившие в литературе название "квазикорпоративные" (они не являются собственно корпоративными договорами, но к ним применяются правила о корпоративных договорах), как следует из их легального определения, могут порождать отношения экономического контроля не только со стороны участников хозяйственного общества, но и со стороны третьих лиц. Зададимся вопросом: когда в бизнес-практике может быть нужно в соответствии с условиями договора ограничить права участников общества или вообще отказаться от реализации корпоративных прав? Например, если общество имеет намерение привлечь крупные инвестиции и инвестор заинтересован в осуществлении контроля за их освоением и возвратом. В этом случае инвестор может потребовать предоставления прав по такому квазикорпоративному договору, например контролировать наиболее значимые корпоративные решения: персональный состав органов управления, реорганизацию, осуществление обществом крупных сделок.

В последние годы в правоприменительной практике возникли случаи установления отношений зависимости вследствие фактического контроля. Фактический холдинг, подпадающий в контексте ГК РФ под иные обстоятельства, позволяющие определять решения, может возникать, например, в связи с наличием косвенного контроля через систему участия, когда основное общество контролирует "внучатое" через дочернее общество или фактический бенефициар осуществляет контроль через "цепочку" юридических лиц; в связи с отношениями аффилированности, позволяющими лицу образовывать единоличный исполнительный орган, формировать более 50% персонального состава совета директоров, коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества; в связи с реализацией прав по корпоративному договору.

Признание совокупности юридических лиц холдингом влечет ряд правовых последствий, в том числе в части установления особых требований к защите интересов кредиторов, акционеров (участников) дочерних хозяйственных обществ как наиболее слабых участников имущественного оборота.

На защиту интересов кредиторов направлен правовой механизм "снятия корпоративной вуали" или "прокалывания корпоративной вуали" (lifting the veil, piercing the veil of incorporation). В этом случае законодатель как бы пренебрегает "оболочкой юридического лица", призванной не допустить кредиторов к имуществу его участников (акционеров).

Защищая интересы кредиторов дочернего общества, ГК РФ в ст. 67.3 устанавливает два случая отклонения от фундаментального принципа ограничения ответственности участников по обязательствам юридического лица (п. 2 ст. 56 ГК РФ):

1) солидарная ответственность наступает по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение указаний или с согласия основного товарищества или общества (п. 3 ст. 401 ГК РФ);

В соответствии с изменениями, внесенными в ст. 67.3 ГК РФ Федеральным законом от 29 июня 2015 г. № 210-ФЗ, ответственность наступает, за исключением случаев голосования основного хозяйственного товарищества или общества по вопросу об одобрении сделки на общем собрании участников дочернего общества, а также одобрения сделки органом управления основного хозяйственного общества, если необходимость такого одобрения предусмотрена уставом дочернего и (или) основного общества. Таким образом, ответственность основного общества не наступает автоматически и не разрушает фундаментальный принцип ограничения ответственности участников юридического лица по его обязательствам.

2) субсидиарная ответственность наступает, если по вине основного общества или иного контролирующего лица наступило банкротство (несостоятельность) дочернего общества.

"Снятие корпоративной вуали" возможно только в судебном порядке по иску кредиторов дочернего общества, а не самого этого дочернего общества и его акционеров (участников).

Для защиты интересов дочернего общества законодатель также установил дополнительную меру защиты: участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных дочернему обществу действиями или бездействием основного общества (п. 3 ст. 67.3 ГК РФ).

В аспекте правовых последствий установления холдинговых отношений интересно отметить, что в современной правоприменительной практике уже имеются примеры, связанные с привлечением к имущественной ответственности за фактический контроль.

В частности, за реализацию фактического контроля к ответственности в деле о банкротстве был привлечен М. по обязательствам ООО "УралСнабКомплект", чьи действия он фактически определял, не будучи владельцем хоть какой-то части его уставного капитала и не будучи членом органа управления. Суд установил контролирующее влияние М. через должностных лиц, которых в соответствии с российским законодательством формально нельзя признать аффилированными. В судебном заседании также было установлено, что общее собрание участников общества "УралСнабКомплект" контролировалось М., функционировало на формальной основе, участники данного общества полномочия в своей воле и в своем интересе не осуществляли.

К ответственности за фактический контроль Определением Арбитражного суда г. Москвы от 30 апреля 2015 г. по иску конкурсного управляющего ЗАО "Международный Промышленный Банк" - государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" были привлечены к ответственности П. как фактический собственник банка, а также солидарно с ним три бывших руководителя банка.

С внесением изменений в ГК РФ с 1 сентября 2014 г. привлечение к ответственности за фактический контроль легитимировано и не ограничивается лишь случаями привлечения к ответственности контролирующих лиц при банкротстве. В соответствии с п. 3 ст. 53.1 ГК РФ лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, включая право давать указания лицам, являющимся членами органов управления общества, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные им юридическому лицу по его вине. Истцами в данной категории дел могут быть акционеры (участники) и само общество. Представляется, что указанная норма будет применяться к основным обществам, которые выдают директивы на голосование членам советов директоров дочерних хозяйственных обществ. Логично предположить, что ответственность может применяться и к государственным органам, которые выдают директивы на голосование членам советов директоров акционерных обществ с государственным участием в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 3 декабря 2004 г. № 738 "Об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении акционерными обществами ("золотой акции")". Убытки, причиненные в таких случаях, должны возвращаться из средств государственной казны.

В целом следует сделать вывод о повышении ответственности контролирующих акционеров (участников) за влияние на волеобразование дочерних обществ.

Специфика правового положения холдингов нашла отражение в законодательстве о защите конкуренции и в налоговом законодательстве. Исходя из законодательства о защите конкуренции участники холдингов по целому ряду критериев принадлежат к одной группе лиц и рассматриваются на рынке как единый хозяйствующий субъект (ст. 9 Закона о защите конкуренции).

Определяя цели правового регулирования группы лиц, К.Ю. Тотьев пишет: "При определении правового статуса группы лиц законодатель обоснованно игнорирует форму юридического лица для того, чтобы правоприменитель мог определить носителей реальной экономической власти на рынке и эффективно воздействовать на их деятельность. <...> При этом особенность антимонопольного законодательства заключается в том, что содержащиеся в нем положения позволяют игнорировать "оболочку" юридического лица в публично-правовых отношениях, складывающихся по поводу исполнения предписаний антимонопольных органов и пресечения нарушений правил о добросовестной конкуренции".

Группа лиц рассматривается в законодательстве о защите конкуренции как устойчивое формирование, способное вести скоординированную политику на рынке.

Правовые последствия признания хозяйствующих субъектов группой лиц заключаются в следующем:

  • меры государственного антимонопольного регулирования применяются ко всем участникам группы лиц. Так, при нарушении антимонопольного законодательства одним из членов группы лиц предписание антимонопольного органа может быть выдано и иным членам группы в случае, если они способны обеспечить устранение нарушения;
  • установленные антимонопольным законодательством запреты на действия (бездействие) хозяйствующего субъекта распространяются на действия (бездействие) группы лиц (п. 2 ст. 9 Закона о защите конкуренции);
  • доля группы лиц как единого хозяйствующего субъекта на рынке устанавливается с учетом доли на рынке каждого участника группы лиц;
  • Законом о защите конкуренции установлен особый правовой режим государственного контроля за экономической концентрацией применительно к группе лиц: вместо предварительного согласования действий, связанных с экономической концентрацией, вводится режим последующего уведомления при условии раскрытия сведений о группе лиц антимонопольным органам и размещения соответствующей информации в сети Интернет (ст. 31 Закона о защите конкуренции).

Особенности налогового статуса холдингов заключаются в возможности признания их взаимозависимыми лицами, что приводит к контролю налоговыми органами цены совершаемых между взаимозависимыми лицами сделок (трансфертного ценообразования) для целей исчисления налогов исходя из рыночной стоимости продукции, работ, услуг (гл. 14.1 НК РФ); в признании при соблюдении определенных критериев участников холдинга консолидированной группой налогоплательщиков; в установлении возможности привлечения к исполнению налоговых обязанностей одного участника холдинга за другого (подп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ).

Одним из самых важных вопросов в практической плоскости является организация управления в холдингах. Здесь не следует забывать правило, установленное п. 1 ст. 53 ГК РФ: каждое юридическое лицо приобретает права, обязанности и ответственность через свои органы управления. То есть в отношении дочернего общества легитимным будет решение его органов управления: общего собрания акционеров (участников), совета директоров, исполнительных органов, а не органов управления основного общества непосредственно.

Таким образом, классическим способом управления в холдинге является формирование органов управления дочерних обществ и влияние через формирование их персонального состава на принятие ими решений. Кроме того, управление в холдинге может также осуществляться посредством создания в данном предпринимательском объединении единого правового пространства, т.е. установления внутри холдинга стандартных для всех его участников "правил игры". В этих целях основным обществом разрабатываются типовые модельные внутренние документы, регулирующие наиболее существенные аспекты финансово-экономической деятельности. Для того чтобы такие типовые документы имели прямое действие в дочерних обществах, они утверждаются соответствующими органами управления этих обществ.

Достаточно распространенной моделью управления холдингом является договорная модель. Эта модель предполагает централизацию основным обществом определенных функций посредством заключения между основным и дочерними обществами договора об оказании управленческих и (или) консультационных услуг, например юридических услуг, услуг в сфере экономики, планирования, маркетинга, подбора персонала и т.п. Кроме того, договорная модель может быть реализована через выполнение специально созданной основным обществом подконтрольной компанией функций единоличного исполнительного органа дочерних обществ в качестве управляющей организации. Как свидетельствует практика, передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации, предусмотренная действующим законодательством (подп. 4 п. 2 ст. 33 Закона об ООО, п. 1 ст. 69 Закона об АО), применяется именно в холдингах для обеспечения централизации управления, сокращения издержек на управление объединением в целом.

Полномочия управляющей организации может выполнять и само основное общество. В этом случае возникают полная концентрация экономической власти у основного общества и акционерный контроль и контроль за текущей хозяйственной деятельностью дочерних обществ.

Подводя итоги рассмотрения правового положения холдинга как предпринимательского объединения, выделим следующие его существенные черты:

  • это совокупность юридических лиц, волю которых формирует и решения которых определяет основное общество как центр интегрированной системы;
  • это предпринимательское объединение, обладающее признаками организационного единства, как правило, выступающее на рынке консолидированно;
  • по способу организации холдинг является объединением вертикального типа или неравноправным объединением, основанным на экономическом контроле одного участника над другими;
  • холдинг осуществляет согласованную политику в сфере интересов своих участников;
  • холдинг как предпринимательское объединение может выступать субъектом отдельных правоотношений (группа лиц, консолидированная группа налогоплательщиков).

Простое товарищество, если оно создано для осуществления предпринимательской деятельности, участниками которого являются коммерческие организации и (или) индивидуальные предприниматели, представляет собой одну из форм предпринимательских объединений. Договор простого товарищества является правовой основой организации и деятельности большинства консорциумов и пулов.

Ярким примером договора простого товарищества, заключенного для осуществления предпринимательской деятельности, является договор на выполнение работ по проведению инженерных изысканий, разработке проекта планировки и проекта межевания территорий и разработке проектной документации для строительства участка Москва - Казань высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва - Казань - Екатеринбург, сторонами которого являются заказчик ОАО "Скоростные магистрали" и исполнитель Консорциум (простое товарищество) в составе ОАО "Мосгипротранс", ОАО "Нижегородметропроект" (Метрогипротранс), "China Railway Eryuan Engineering Group Co. Ltd".

Простое товарищество как одна из первых форм кооперации использовалось еще в Древнем Риме. Положения о товарищеских объединениях занимали значительное место в системе законодательства дореволюционной России; в различных модификациях простое товарищество сохранялось во всех кодифицированных актах российского законодательства советского периода. В настоящий момент правовое регулирование простого товарищества как договора о совместной деятельности осуществляется гл. 55 ГК РФ.

Договор простого товарищества часто используется участниками предпринимательского оборота для объединения усилий и имущества с целью достижения согласованных целей без образования юридического лица. По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК РФ).

Таким образом, простое товарищество представляет собой предпринимательское объединение, не имеющее статуса юридического лица, но отвечающее признаку организационного единства, основанного на созданной участниками имущественной базе (внесенных вкладах).

Как правило, договоры простого товарищества заключаются для решения определенных бизнес-задач, когда создание юридического лица по каким-либо причинам не является целесообразным, например:

  • для реализации краткосрочного и (или) непрофильного для организации бизнес-проекта;
  • для реализации сложных комплексных проектов, требующих наличия у их участников различных компетенций, например для реализации крупных подрядов - строительных, инфраструктурных проектов. Работа над такими проектами требует концентрации значительных материальных и нематериальных ресурсов, которые, как правило, отсутствуют у одного лица;
  • когда для реализации бизнес-проекта необходимо объединение имущественных вкладов и образование обособленного имущества товарищества, находящегося в долевой собственности его участников. Создание коммерческой корпорации и внесение в оплату ее уставного капитала имущества приведет к утрате участником корпорации права собственности на это имущество, т.е. не приведет к необходимому результату;
  • когда существует необходимость не афишировать участие определенного лица в той или иной предпринимательской деятельности. В силу ст. 1054 ГК РФ договором простого товарищества может быть предусмотрено, что его существование не раскрывается для третьих лиц (негласное товарищество).

Существенными признаками договора простого товарищества, позволяющими классифицировать его как отдельный вид договорного обязательства и предпринимательского объединения, являются:

  • наличие у сторон по договору общего экономического интереса и согласованной цели;
  • соединение участниками своих вкладов (при этом образование общей собственности является не целью договора, а способом достижения цели - создания объединения, реализующего согласованные цели участников);
  • организационный характер договора, направленность на создание некоего организационного единства - объединения, которое позволит участникам товарищества выступать в имущественном обороте консолидированно.

Разновидностью договора простого товарищества является инвестиционное товарищество, предназначенное для совместной инвестиционной деятельности, под которой Закон понимает осуществляемую товарищами совместно на основании договора инвестиционного товарищества деятельность по инвестированию общего имущества товарищей в допускаемые федеральным законом и данным договором объекты инвестирования в целях реализации инвестиционных, в том числе инновационных, проектов (п. 1 ст. 2 Федерального закона "Об инвестиционном товариществе").

Конструкция инвестиционного товарищества максимально приближена по своему характеру к одной из самых распространенных форм коллективного венчурного инвестирования за рубежом - limited partnership (ограниченное партнерство). Закон "Об инвестиционном товариществе" отражает практику имплементации в российскую правовую систему положений иностранных нормативных актов, в том числе Единообразного закона США о партнерстве с ограниченной ответственностью (Uniform Partnership Act Ch. 614 Limited Liability Partnerships), Закона Великобритании о партнерстве с ограниченной ответственностью 1907 г., австралийского Закона о совместных фондах развития 1992 г. (Pooled Development Funds Act) и др.

С точки зрения российского права организационная модель инвестиционного товарищества сочетает в себе черты договора простого товарищества и коммерческой корпорации - товарищества на вере.

По договору инвестиционного товарищества двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и осуществлять совместную инвестиционную деятельность без образования юридического лица для извлечения прибыли.

Договор инвестиционного товарищества является целевым: его условия не могут предусматривать осуществление участниками иной совместной деятельности, за исключением предусмотренной законом совместной инвестиционной деятельности (ч. 2 ст. 11 Закона "Об инвестиционном товариществе").

Участниками товарищества могут стать не менее двух и не более 50 лиц. Сторонами договора инвестиционного товарищества могут быть коммерческие организации, а в случаях, установленных законом, - некоммерческие организации постольку, поскольку осуществление инвестиционной деятельности служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. Физические лица не могут являться сторонами договора инвестиционного товарищества.

Каждый товарищ по аналогии с участником коммерческой корпорации имеет право:

  • получать часть прибыли от участия в договоре инвестиционного товарищества пропорционально стоимости своего вклада в общее дело по договору инвестиционного товарищества, если иной порядок распределения прибыли не предусмотрен указанным договором;
  • знакомиться с документацией по ведению общих дел товарищей в установленных договором инвестиционного товарищества порядке и объеме;
  • получить свою долю в общем имуществе товарищей в порядке, установленном договором инвестиционного товарищества, по истечении срока действия договора инвестиционного товарищества или по достижении установленной им цели;
  • участвовать в принятии решений, касающихся общих дел товарищей, в соответствии с законом и договором.

Среди участников товарищества по правовому статусу различают управляющих товарищей и товарищей-вкладчиков. Управляющий товарищ, помимо обязанности по внесению вклада в общее дело, обязан осуществлять самостоятельно либо совместно с другими управляющими товарищами ведение общих дел товарищей. Договором инвестиционного товарищества на одного из управляющих товарищей - уполномоченного управляющего товарища - возлагаются дополнительные обязанности по осуществлению обособленного учета доходов и расходов, открытию банковских счетов, ведению налогового учета в связи с участием в договоре инвестиционного товарищества; ведению реестра участников договора инвестиционного товарищества.

Закон устанавливает запрет на ведение общих дел товарищей товарищами-вкладчиками, а также товарищами, являющимися иностранными организациями, не осуществляющими своей деятельности в Российской Федерации через постоянные представительства (ч. 1 ст. 9 Закона "Об инвестиционном товариществе").

Вкладом управляющего товарища признается все то, что управляющий товарищ вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, имущественные права и иные права, имеющие денежную оценку, профессиональные и иные знания, навыки и умения, а также деловая репутация. Вкладом товарища, не являющегося управляющим товарищем, в общее дело могут быть только денежные средства, если иное не предусмотрено договором инвестиционного товарищества. Размер доли каждого из товарищей в праве собственности на общее имущество товарищей определяется пропорционально стоимости внесенных ими вкладов в общее дело.

По общим договорным обязательствам, связанным с осуществлением товарищами совместной инвестиционной деятельности, каждый товарищ-вкладчик отвечает пропорционально и в пределах стоимости принадлежащей ему доли в праве собственности на общее имущество товарищей и не отвечает иным своим имуществом. При недостаточности стоимости общего имущества товарищей для удовлетворения требований кредиторов по общим договорным обязательствам, связанным с осуществлением товарищами совместной инвестиционной деятельности, управляющие товарищи солидарно несут субсидиарную ответственность всем своим имуществом (ч. 3 ст. 14 Закона "Об инвестиционном товариществе").

Особенности правового регулирования договора инвестиционного товарищества определяются сферой его применения. Так, в качестве способа управления товариществом Закон предлагает создание инвестиционного комитета, состоящего из представителей товарищей. Этот комитет, в частности, может принимать решения об одобрении сделок, которые совершены управляющим товарищем от имени всех товарищей, о возмещении или об отказе в возмещении управляющему товарищу, об обращении в суд для признания недействительной сделки, совершенной управляющим товарищем, вышедшим за пределы ограничений, установленных договором инвестиционного товарищества.

Законодатель, опасаясь использования инвестиционного товарищества в сомнительных схемах инвестирования, запретил публичную деятельность товарищей. В частности, договор инвестиционного товарищества не может быть публичной офертой. Также товарищество не имеет права осуществлять рекламу своей деятельности.

Условия договора инвестиционного товарищества не подлежат раскрытию и охраняются в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ "О коммерческой тайне", за исключением раскрытия условий данного договора третьим лицам в случаях, предусмотренных Законом "Об инвестиционном товариществе" и договором инвестиционного товарищества. При этом договором инвестиционного товарищества не может быть предусмотрено, что его существование не раскрывается для третьих лиц (негласное инвестиционное товарищество). Соглашение товарищей об установлении негласного инвестиционного товарищества ничтожно.

Завершая рассмотрение темы инвестиционного товарищества, заметим, что этот вид простого товарищества является ярким проявлением возможности использования договора простого товарищества в сфере предпринимательства, особенно в инновационной и инвестиционной деятельности.

Далее – § 3. Деятельность некоммерческих организаций, приносящая доход