Предпринимательское право Российской Федерации

Предпринимательское право Российской Федерации

 

Предпринимательское право является неотъемлемой составной частью системы российского права как права рыночной экономики.

Выделение отраслей права возможно по различным основаниям. В доктрине права наиболее часто отрасли права выделяются исходя из двух основных критериев: предмета правового регулирования и метода (юридического режима) правового регулирования.

Под предметом правового регулирования понимается круг общественных отношений, регулируемых данной отраслью права. Естественно, он должен отличаться определенными особенностями, быть относительно самостоятельным.

Под методом (юридическим режимом) правового регулирования понимается совокупность приемов и способов (дозволения, запрещения, обязывания) юридического воздействия на общественные отношения, составляющие предмет данной отрасли права, в целях достижения необходимого результата.

В общей теории права и теории права отраслевых юридических наук к двум названным основаниям классификации отраслей системы права добавляют и другие основания, в частности функции, которые выполняет та или иная отрасль права в общей системе права, т.е. основные направления и характер правового воздействия на общественные отношения.

Возможны и иные основания классификации отраслей права.

"В юридической науке и практике наряду с дифференциацией правовых норм по отраслям и институтам права прочно сложились такие комплексы и массивы правовых норм, как морское, сельскохозяйственное право... В таких комплексных объединениях правовых норм главным является не выделение особых, юридически дифференцированных отраслей права, а, наоборот, интеграция специальных для той или иной сферы деятельности общества (отрасли хозяйства, управления, культуры, образования, здравоохранения и т.п.) разнородных норм права, т.е. норм различных по юридически первоначальной дифференциации права и законодательства".

Вопрос о системе советского права в период существования советского государства был одним из наиболее притягательных и дискуссионных для правовой науки. Наиболее дискуссионным являлся вопрос о единстве и дифференциации правового регулирования имущественных отношений.

Основные споры велись между представителями хозяйственно-правовой и цивилистической концепций. Суть первой заключалась в регулировании единой отраслью хозяйственного права отношений по осуществлению хозяйственной деятельности (отношений по горизонтали между юридически равноправными товаропроизводителями) и отношений по руководству этой деятельностью (отношений по вертикали между органами государственной власти и управления и товаропроизводителями). Сторонники цивилистического подхода отстаивали точку зрения, согласно которой хозяйственные отношения не могут регулироваться единой самостоятельной отраслью права, а регулируются разными отраслями права. Имущественные отношения равноправных товаропроизводителей, субъектов товарно-денежных отношений регулируются гражданским правом; организационные отношения по руководству хозяйственной деятельностью - административным и тесно связанными с ним налоговым, финансовым, таможенным правом и др.

Разграничение отраслей права, обоснование их самостоятельности - немаловажный вопрос для правовой науки и преподавания права. Но это проблема больше внутриправовая, важная для самих ученых-юристов. Для общества в целом главными являются полнота, всесторонность и эффективность правового регулирования общественных отношений.

Небезынтересными представляются соображения относительно структуры системы права и свойств частей этой структуры, высказанные Ю.К. Толстым: "Система права существует не в одном, а в самых различных измерениях. Иными словами, система права многомерна или, что то же самое, полимерна. В системе права существуют не только первичные, но также вторичные, третичные и прочие правовые образования".

Еще радикальнее является высказывание по данному вопросу более молодых ученых. "Старые догмы юридической науки сегодня теряют свое былое значение, жизнь выдвигает новые требования, которые должны учитываться как в общей теории права, так и в законодательном - прикладном плане, в том числе при формировании отраслевой структуры российского права. Мы вместе с другими учеными пришли к убеждению, что критерием деления системы российского права на отрасли является сфера жизнедеятельности, а не то, что студентам говорили о предмете и методе правового регулирования как обязательных признаках отраслей советского права". В сфере жизнедеятельности как в основном критерии выделения отрасли права могут возникать различные общественные отношения, и регулироваться они будут различными методами и способами, с использованием как публично-правового, так и частноправового инструментария.

Законодательство в сфере предпринимательства, экономики в принципе не может быть только частным или только публичным. Соответствующие сферы жизнедеятельности общества не предполагают возможность формирования частного или публичного законодательства.

Поэтому представляется неверной точка зрения, в соответствии с которой основой формирования законодательства является разграничение норм частного и публичного права. Ю.А. Тихомиров совершенно верно отмечает, что "важно добиться правильного современного представления о публичном и частном праве. Нужно признать существование и взаимопроникновение "публичного" и "частного" как самостоятельных правовых семей для многих отраслей права и законодательства и находить баланс методов регулирования и способов обеспечения различных интересов". Говоря о некоторых отраслях права, в частности о природоресурсном праве (лесное, водное, горное право), В.Ф. Яковлев отмечал, что "это, скорее, отрасли смешанного характера, так сказать частно-публичного".

В зарубежных странах подобным спорам не придается сколько-нибудь существенного значения. Как справедливо отмечал А.В. Мицкевич, "система права и у нас, и за рубежом есть не что иное, как доктринальная научная категория". Это результат доктринального научного исследования, толкования действующего законодательства, а не нормотворческой деятельности его создателей. Следовательно, эта категория имеет объективно-субъективный характер.

"Деление права на частное и публичное, включая дуалистическую интерпретацию, есть теоретическая конструкция, более или менее обоснованное учение о праве, но отнюдь не фактическое состояние правопорядка. Последнее есть результат применения не одного, не двух, а множества методов регулирования, классифицируемых по различным основаниям". Известный представитель российской цивилистики И.А. Покровский об этом также сказал: "Нет такой области отношений, для которой являлся бы единственно возможным только тот или другой прием; нет такой сферы общественной жизни, которой мы не могли бы себе представить регулированной как по одному, так и по другому типу".

Тем не менее все же отметим, что отрасли системы права, выделенные по предмету и методу правового регулирования, составляющие главный элемент российской правовой системы, подразделяются на три основные группы:

1) профилирующие, базовые отрасли, охватывающие главные правовые режимы; из них нужно выделить и поставить над всей системой отраслей действительно базовую отрасль всей системы - конституционное право; затем три материальные отрасли - гражданское, административное, уголовное право; соответствующие им три процессуальные отрасли - гражданское процессуальное, административное процессуальное, уголовно-процессуальное право;

2) специальные отрасли, где правовые режимы модифицированы, приспособлены к особым сферам жизни общества: трудовое право, земельное право, право социального обеспечения, семейное право, уголовно-исполнительное право;

3) комплексные отрасли, для которых характерно соединение разнородных институтов профилирующих и специальных отраслей: морское право и др.

В настоящее время формируются своеобразные сферы комплексного характера, юридически опосредующие новые "слои социальности" (экологическое право, энергетическое право, информационное право, предпринимательское право), и, более того, заметна тенденция их перерастания в основные отрасли.

Обратим внимание на существенное замечание о тенденции перерастания комплексных отраслей права в основные отрасли. Представляется, что эта тенденция в наибольшей мере присуща предпринимательскому праву. Есть веские основания согласиться с мнением ведущих ученых России о том, что предпринимательское право как основная самостоятельная отрасль российского права в целом сформировалось.

С этих позиций не утрачивают актуальности сделанные более 60 лет назад выводы В.К. Райхера о том, что комплексные отрасли права должны соответствовать трем условиям: "Во-первых, необходимо, чтобы совокупность правовых норм была адекватна определенному, специфическому кругу общественных отношений, т.е. имела бы в этом смысле единый и самостоятельный предмет регулирования, а следовательно, и предметное единство. Во-вторых, регулируемый такой совокупностью норм специфический круг отношений должен обладать достаточно крупной общественной значимостью. В-третьих, образующий такую совокупность нормативно-правовой материал должен обладать достаточно обширным объемом".

Концепция предпринимательского права как комплексной отрасли права уже много лет разрабатывается и в зарубежных странах. Комплексный интегрированный характер предпринимательского права предполагает выделение и анализ основных составляющих предметного единства данной отрасли, а именно предпринимательских отношений. Предпринимательские отношения имеют сложные содержание и структуру, их можно разделить на четыре группы.

Первая группа - это отношения, связанные с организацией предпринимательской деятельности. Они основываются на конституционном праве граждан на занятие предпринимательской деятельностью (ст. 34 Конституции РФ); его развитии в ст. 18 ГК РФ, в ст. 23 ГК РФ, регламентирующей предпринимательскую деятельность граждан и устанавливающей государственную регистрацию граждан в качестве индивидуальных предпринимателей; в ст. 51 ГК РФ, устанавливающей государственную регистрацию юридических лиц, а также в законодательстве, регламентирующем вопросы лицензирования отдельных видов предпринимательской деятельности, комплекс организационно-имущественных отношений, связанных с созданием юридических лиц - субъектов предпринимательства, и др. Все эти отношения тесно взаимосвязаны предметным единством - они являются предпринимательскими. Но по своему юридическому режиму, методу правового регулирования, если исходить из традиционных в правовой науке взглядов, это разноотраслевые отношения.

Такие реалии сегодняшней хозяйственной жизни, как регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей или получение лицензии на занятие многими видами предпринимательской деятельности, не говоря уже об обложении ее налогами, которые существуют преимущественно, а то и исключительно в административно-правовых формах, убеждают в том, что отношения по организации предпринимательской деятельности должны быть урегулированы в едином комплексе с отношениями по ее осуществлению.

Во вторую группу входят отношения, связанные с самой предпринимательской деятельностью, т.е. непосредственно той деятельностью, где достигается одна из главных целей предпринимательства - получение прибыли. Речь идет о пользовании имуществом, продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг. Здесь важное значение занимает частноправовое, гражданско-правовое регулирование предпринимательских отношений.

Обратим внимание еще на одно положение, которое содержится в ныне действующем законодательстве, перекочевав в него из предшествующего. К сожалению, это положение в цивилистической доктрине прошло почти незамеченным, хотя из него можно сделать далеко идущие выводы. Речь идет о том, что в случаях, предусмотренных законодательством, применение гражданского законодательства допускается также и к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Это положение подтверждает проникновение частноправовых начал в публично-правовые отношения.

Влияние публично-правовых актов ощутимо сказывается в части второй ГК РФ, в том числе при конструировании обязательств по поставке товаров для государственных нужд, публичных договоров и др.

Третья группа отношений - отношения по государственному регулированию предпринимательства. Гражданским правом регулируется только часть, хотя и существенная, отношений, возникающих в связи с предпринимательской деятельностью. Не менее значительная их часть регулируется публично-правовыми нормами. Третья группа отношений, также составляющая предмет предпринимательского права, тесно связана с первой и второй группами. Но если в первой группе, условно говоря, инициативной стороной организации предпринимательской деятельности являются главным образом гражданин-предприниматель, иные субъекты предпринимательства, то в третьей группе отношений государство от имени общества устанавливает правила предпринимательства и последствия их нарушения, защищая публичные (социальные, финансовые, бюджетные, экологические, энергетические и др.) и частные интересы.

Четвертая группа предпринимательских отношений - это внутрихозяйственные, внутрикорпоративные отношения, возникающие в процессе предпринимательской деятельности крупных и сложных предпринимательских структур. Взаимоотношения между относительно обособленными структурными подразделениями регулируются локальными (внутренними) нормативными актами, составляющими значительную часть предпринимательского законодательства.

В связи с утверждением рыночного уклада в российской экономике, появлением значительного числа коммерческих организаций корпоративного типа в теории права дискуссионным является вопрос об отнесении корпоративных отношений к предмету правового регулирования гражданского или предпринимательского права.

Важным положением, разделяемым авторами этого учебника, является позиция об отнесении корпоративных форм предпринимательской деятельности к предмету правового регулирования предпринимательского права. С развитием в России корпоративных форм организации бизнеса выделилась особая группа отношений - корпоративные отношения, или отношения участия, членства, которые нельзя отнести к гражданским правоотношениям.

Сомнения в чисто имущественной природе корпоративных отношений возникают у многих авторов. Общепризнанным является деление членских отношений корпоративного права на имущественные и неимущественные. Однако попытки отнести неимущественные права участников, чтобы оставить их в сфере правового регулирования гражданского права, к числу личных неимущественных неотчуждаемых прав, регулируемых ст. 150 ГК РФ, вызывают критику даже у самих сторонников включения корпоративных отношений в предмет регулирования гражданского права. Действительно, личные неимущественные права в понимании, содержащемся в ст. 150 ГК РФ, являются неотчуждаемыми и непередаваемыми иным способом, чего нельзя сказать о корпоративных правах, передаваемых в полном комплексе имущественных и неимущественных прав одновременно с передачей акций (долей в уставном капитале).

На наш взгляд, корпоративные отношения являются предметом предпринимательского права, поскольку для них характерно сочетание частноправового и публично-правового методов регулирования.

Неимущественные отношения участников хозяйственных товариществ и обществ, связанные с участием в управлении, получением информации о деятельности корпораций, мы относим к числу организационно-управленческих, поскольку такое определение в наибольшей степени характеризует их правовую природу.

Следует подчеркнуть, что в целом предпринимательские отношения едины, несмотря на регулирование их нормами различных отраслей права.

Комплексный интегрированный предмет предпринимательского права предполагает применение адекватных различным аспектам предпринимательских отношений методов. Согласно еще недавно преобладавшей в правовой литературе точке зрения каждой основной отрасли права соответствует только ей присущий метод (юридический режим) правового регулирования. В предпринимательском праве используются не один, а несколько методов (юридических режимов) правового регулирования: метод обязательных предписаний, автономных решений, автономии воли сторон правоотношения (метод согласования), метод рекомендаций.

С помощью метода обязательных предписаний императивными нормами права устанавливаются права и обязанности субъектов предпринимательских отношений. Он применяется, когда одна сторона правоотношения вправе давать другой стороне обязательные предписания. Данный метод характерен для прямого государственного регулирования предпринимательской деятельности (определение структуры суммы издержек, включаемых в себестоимость продукции; обязанность государственной регистрации субъектов предпринимательства; нормы антимонопольного, налогового законодательства и др.). Через метод обязательных предписаний выражаются публичные интересы общества, в значительной степени устанавливается порядок управления в корпоративных организациях.

Метод автономных решений характерен для регулирования отношений, в которые вступают в процессе предпринимательской деятельности юридически равноправные, самостоятельные товаропроизводители. Данные отношения в подавляющем объеме регулируются нормами гражданского законодательства. Нередко данный метод называют методом согласования, поскольку права и обязанности сторон правоотношения устанавливаются по взаимной договоренности (согласованию) между ними. Это характерно, за редкими исключениями, для договорных отношений между участниками предпринимательской деятельности.

Метод рекомендаций заключается в том, что одна сторона правоотношения предлагает другой стороне определенный вариант поведения в тех или иных хозяйственных ситуациях, установление для сторон на основе рекомендаций их обязательных взаимных прав и обязанностей. В условиях рыночной экономики метод рекомендаций широко используется государством, саморегулируемыми организациями.

Наиболее последовательно позиция о самостоятельности предпринимательского (по иной терминологии, хозяйственного) права как отрасли права отстаивается в работах В.В. Лаптева, В.К. Мамутова, В.С. Мартемьянова, хотя в них имеются и определенные различия неконцептуального характера.

Так, В.К. Мамутов отмечает: "Если предмет хозяйственного права определен в литературе давно и с учетом изменений в законодательстве подвергся некоторой корректировке, то предметы предпринимательского и коммерческого права определяются заново. При этом в любом из известных вариантов они поглощаются более широким предметом хозяйственного права".

Это вполне согласуется с методологическим подходом к соотношению экономической, хозяйственной, предпринимательской и коммерческой деятельности, из которого мы исходили при написании данного учебника. Под предпринимательским правом авторы понимают не только совокупность юридических норм, регулирующих предпринимательские отношения, но и близкие и неразрывно связанные с ними отношения, выходящие за рамки предпринимательства, но относящиеся к хозяйственным. В то же время следует подчеркнуть, что предпринимательские отношения являются стержневыми, определяющими всю совокупность отношений, связанных с экономической и хозяйственной деятельностью.

Именуя предпринимательское право хозяйственным, В.С. Мартемьянов определял его как отрасль права, представляющую "совокупность норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие, отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов государства и общества".

Говоря о перспективах правового регулирования предпринимательской деятельности в Российской Федерации, А.Г. Быков приходит к выводу о том, что "все, видимо, идет к признанию того, что соотношение гражданского и торгового права в современных российских условиях уже не может быть взято в качестве образца формирования дуалистической системы частного права с выделением в его составе гражданского и торгового права. Для дуалистической системы характерно, что и гражданское, и торговое право суть частное право. И этим все сказано.

Наша же идея состоит в том, что современные условия диктуют необходимость формирования не торгового, а российского предпринимательского права, которое может и должно формироваться хотя и на базе идей торгового права, но обязательно преодолевать узкие параметры торгового права как частного права, привнести в свое содержание социальные элементы, присущие не только и не столько частному, сколько публичному порядку, обеспечивающие государственное регулирование частноправовых отношений с учетом публично-правовых интересов, их реализации через частноправовые отношения и защиты публичных интересов в указанных правоотношениях".

Понимание предпринимательского права в качестве самостоятельной комплексной интегрированной отрасли российского права, тем более с тенденцией его перерастания в основную отрасль права, в российской правовой науке разделяется далеко не всеми. Наиболее последовательно точка зрения, согласно которой предпринимательское право не может обособляться в специальную, самостоятельную отрасль права, отстаивается в работах Е.А. Суханова. В то же время он признает "обособление соответствующего законодательного массива либо также выделение учебной дисциплины, посвященной изучению правового регулирования предпринимательской деятельности. И законодательство о предпринимательстве, и учебный курс предпринимательского права имеют комплексный характер, охватывая как частноправовые, так и публично-правовые правила и конструкции. С учетом прикладных целей их выделения это вполне допустимо". Но ведь право и существует для прикладных целей, а не ради самого права.

Исходя из субъектного состава участников предпринимательских отношений, конструируют коммерческое право (гражданско-правовое регулирование предпринимательской деятельности) В.Ф. Попондопуло и В.Ф. Яковлева. В определении того, что является коммерческим правом, они исходят "не из объективного (реального) критерия выделения коммерческих отношений как предмета правового регулирования самостоятельной отрасли права, а из субъектного (личного) признака. Коммерческие отношения - отношения, регулируемые гражданским правом, участниками которых являются специальные субъекты гражданского права - предприниматели".

Эта конструкция, по сути, совпадает с позицией Е.А. Суханова, который отмечает, что "гражданское право включает в свой состав ряд специальных норм, рассчитанных на применение исключительно к отношениям с участием предпринимателей... Однако специфика выступления в имущественных отношениях профессиональных участников (предпринимателей, коммерсантов) не исключает, а предполагает применение к этим отношениям общих положений гражданского права. Сами же эти нормы как их совокупность являются гражданско-правовыми".

Как подотрасль гражданского права рассматривает коммерческое право Б.И. Пугинский. Он отмечает: "Наша дисциплина именуется коммерческим правом. Своим содержанием она имеет изучение правового регулирования коммерческой, или, что одно и то же, торговой деятельности. Commercium (лат.) - это торговля". При этом он отмечает, что наряду с коммерческим правом как подотраслью гражданского права следует выделять и различать коммерческое право как науку и как учебную дисциплину: "Каждая учебная дисциплина занимается своим определенным предметом. Для коммерческого права таким предметом является правовое регулирование коммерческой, т.е. торговой, деятельности.

Торговая деятельность, или, иначе говоря, товарное обращение, в самом общем виде представляет собой совокупность действий людей по продвижению товаров от изготовителей к потребителям".

Достоинством данной позиции является проводимое автором различие между коммерческой и предпринимательской деятельностью. "Предпринимательство гораздо шире коммерции, поскольку прибыль можно получать от выполнения работ, оказания услуг, от доходов на имущество, а не только от продажи товаров.

Итак, разработчики ГК РФ сознавали различие между коммерцией как торговлей и предпринимательством как любой деятельностью, нацеленной на получение прибыли". Как отмечает тот же автор, "коммерческое право с точки зрения своего содержания представляет собой обособленную в предметно-методологическом отношении выделившуюся область частного (гражданского в широком смысле слова) права - отрасль частного права. Иначе не может и быть, ибо торговый оборот... представляет собой часть гражданского оборота - имущественного оборота, построенного на частных началах и оттого регулируемого частным (гражданским) правом".

Представляется научно-теоретически и практически обоснованной позиция В.К. Андреева: "Предпринимательское право, включая коммерческое право, не часть гражданского права, а обособленная для более глубокого и четкого регулирования предпринимательской деятельности, самостоятельная отрасль права, существование которой заложено в основах конституционного строя России. В него органически включаются также публичные элементы, прежде всего корпоративные отношения".

Следует подчеркнуть, что дискуссия об объективных критериях выделения отраслей права не завершилась и на сегодняшний день. С развитием общества и правовой системы возможно появление новых критериев выделения отраслей в системе права. На наш взгляд, обоснованно предложение о выделении основных сфер жизни общества в качестве системообразующего критерия деления права на отрасли, к которым относятся экономическая, социальная, культурная и др. Названным сферам жизнедеятельности общества должны соответствовать самостоятельные отрасли права, опосредующие существующие в рамках указанных сфер единые отношения, например предпринимательское право, экологическое право, энергетическое право, право социального обеспечения и т.д.

Указанный выше подход к выделению отраслей права не исключает целесообразности, а в некоторых случаях и необходимости научного осмысления особенностей таких однородных групп отношений, как имущественные, административные и т.д.

Вот почему мы по-прежнему считаем, что оптимальные результаты в области надлежащего правового урегулирования предпринимательской деятельности могут быть достигнуты на путях урегулирования отношений, складывающихся в сфере этой деятельности, в комплексных законодательных актах, например таких как предпринимательский (хозяйственный) кодекс, действия которого распространялись бы на отношения по организации и осуществлению указанной деятельности с участием как коммерческих организаций, так и индивидуальных предпринимателей. При этом вслед за ГК РФ мы склонны относить к предпринимательской и такую деятельность, при которой хотя бы один из участников является предпринимателем. Предпринимательский (хозяйственный) кодекс может рассматриваться в качестве внешней формы такого комплексного правового образования, как предпринимательское или хозяйственное право.

Интересна позиция В.К. Андреева, который пишет, что "различие права на публичное и частное - это вопрос, скорее, философии права, а не критерий для разграничения отраслей права". При характеристике системы права и отдельных ее отраслей выделяют также отрасли законодательства, научные и учебные дисциплины. Если отрасль права - совокупность правовых норм, имеющих согласно господствующей точке зрения однозначную (единственную) принадлежность, объективно существующих в системе права, то отрасль законодательства - совокупность нормативных актов, которые могут формироваться по различным основаниям, главным из которых является предметное единство регулируемых общественных отношений (банковское законодательство, транспортное законодательство, энергетическое законодательство и др.).

Научная дисциплина, наука представляет собой систему достоверных знаний о данной отрасли, ее предмете и методах, источниках, содержании и структуре, месте в системе права страны - учение о праве. Университетские правовые кафедры и отделы академических правовых институтов образованы главным образом по отраслевому признаку.

Учебная дисциплина - это изложение с учетом определенных методических требований системы знаний о данной отрасли. Изучение права осуществляется по отраслям права, и в каждой из учебных дисциплин дается развернутая, подробная характеристика данной отрасли права.

Далее – § 3. Принципы предпринимательского права