Предпринимательское право Российской Федерации

Предпринимательское право Российской Федерации

 

Субъектами ВЭД являются физические лица (российские граждане, иностранцы и лица без гражданства), юридические лица (российские и иностранные), иные правоспособные организации и публично-правовые образования (Российская Федерация, ее субъекты, иностранные государства, международные организации).

Публично-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации определяется в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации". Согласно названному Закону они подразделяются на временно пребывающих (на основании визы), временно проживающих (на основании разрешения на временное проживание) и постоянно проживающих (на основании вида на жительство).

Для контрагентов иностранных физических лиц важно иметь представление об их гражданской право- и дееспособности. Они определяются в соответствии с личным законом физического лица, который, в свою очередь, устанавливается в соответствии с ГК РФ либо в соответствии с международным договором. Согласно ст. 1195 ГК РФ личный закон определяется гражданством лица, а для иностранца, имеющего место жительства в Российской Федерации, а также для лица без гражданства - местом жительства.

Если дееспособность иностранца определяется по иностранному праву, у него может быть иной, нежели у российского гражданина, возраст наступления полной гражданской дееспособности. Для того чтобы избежать неблагоприятных для стабильности коммерческого оборота последствий таких различий, ст. 1197 ГК РФ устанавливает, что физическое лицо, недееспособное по своему личному закону, но дееспособное по закону места совершения сделки, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если его контрагент действовал добросовестно.

Что касается содержания правоспособности, то иностранцы пользуются в Российской Федерации национальным режимом, за некоторыми исключениями, устанавливаемыми международными договорами и федеральными законами. Например, иностранные лица не могут приобретать в собственность земельные участки на приграничных территориях, в границах морских портов, сельскохозяйственные земли.

Право иностранца или лица без гражданства заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица определяется по праву страны, в которой такое лицо зарегистрировано как индивидуальный предприниматель (коммерсант). Если же лицо занимается предпринимательской деятельностью в государстве, где в законодательстве отсутствует требование обязательной регистрации индивидуальных предпринимателей (коммерсантов), применяется право страны основного места осуществления предпринимательской деятельности (ст. 1201 ГК РФ).

Иностранные граждане и лица без гражданства, на законных основаниях проживающие в Российской Федерации, вправе регистрироваться в Российской Федерации в качестве индивидуальных предпринимателей в соответствии со ст. 22.1 Закона о регистрации юридических лиц.

Кроме физических лиц, в ВЭД участвуют отечественные, т.е. учрежденные в Российской Федерации, и иностранные, т.е. учрежденные за ее пределами, юридические лица (ст. 1202 ГК РФ). Иными словами, в российском праве для определения личного закона юридического лица используется критерий инкорпорации. Поэтому, например, учрежденное в Российской Федерации акционерное общество, 100% акций которого принадлежит иностранным лицам, все равно будет считаться российским юридическим лицом. Вместе с тем оно может квалифицироваться как "иностранный исполнитель услуг" по Закону о регулировании внешнеторговой деятельности (п. 14 ст. 2), который относит к таковым российские юридические лица, решения которых имеет возможность определять иностранное лицо в силу преобладающего участия в капитале или в силу иных обстоятельств (тут используется уже не критерий инкорпорации, а критерий контроля). Еще один пример применения для целей определения национальности юридического лица критерия контроля - п. 2 ст. 3 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства", в соответствии с которым к иностранным инвесторам относятся организации, в том числе инкорпорированные в Российской Федерации, находящиеся под контролем иностранных инвесторов. Таким образом, в отдельных случаях с помощью применения критерия контроля круг юридических лиц, приравниваемых к иностранным для целей ограничительного регулирования, может быть расширен.

По личному закону юридического лица определяются содержание его правоспособности, взаимоотношения с участниками, порядок приобретения прав и обязанностей и решается ряд других важных вопросов (ст. 1202 ГК РФ).

Иностранные юридические лица могут открывать на территории России свои представительства и филиалы. Они подлежат аккредитации в соответствующем территориальном органе ФНС России и включению в государственный реестр аккредитованных филиалов, представительств иностранных юридических лиц.

Участвовать в ВЭД могут, кроме того, организации, которые не признаются юридическими лицами по праву страны, где они учреждены, однако обладают гражданской правоспособностью, хотя и ограниченной. Это, например, полное товарищество (генеральное партнерство), коммандитное товарищество (ограниченное партнерство), созданные в Германии, Швейцарии, Италии, странах англо-американского права.

Помимо личного закона, для определения правового статуса физических лиц и организаций как участников ВЭД важно, являются ли они резидентами или нерезидентами с точки зрения валютного, налогового законодательства, законодательства об особых экономических зонах. Так, валютное законодательство относит к резидентам граждан РФ (кроме постоянно проживающих или временно пребывающих за границей не менее года), иностранцев и лиц без гражданства, постоянно проживающих в Российской Федерации, юридические лица, инкорпорированные в Российской Федерации и их зарубежные структурные подразделения. Те или иные сделки могут квалифицироваться как валютные операции в зависимости от участия в них резидентов и нерезидентов. Например, валютными операциями являются приобретение резидентом у нерезидента либо нерезидентом у резидента валюты РФ и внутренних ценных бумаг; приобретение резидентом у резидента и отчуждение резидентом в пользу резидента иностранной валюты. По общему правилу валютные операции между резидентами запрещены, а между резидентами и нерезидентами разрешены (ст. ст. 1, 6, 9 Закона о валютном регулировании).

В основу понятия налогового резидентства положены иные признаки (ст. 207 НК РФ). В зависимости от того, является ли лицо налоговым резидентом, определяется объект налогообложения: резиденты платят налог на доходы физических лиц, полученные от источников как в Российской Федерации, так и за ее пределами, а нерезиденты - только от источников в Российской Федерации (ст. 209 НК РФ).

Из иного понятия резидента исходит законодательство об особых экономических зонах. В отношении резидентов особых экономических зон действует особый режим осуществления предпринимательской деятельности, в том числе и ВЭД.

Таможенное законодательство обусловливает определенные упрощения в осуществлении таможенных процедур наличием у участника ВЭД статуса уполномоченного экономического оператора.

Среди участников ВЭД необходимо назвать также государства и иные публично-правовые образования. Государство, например, может быть стороной соглашения о разделе продукции, концедентом в концессионном соглашении; может выступать в роли гаранта.

Во внутреннем коммерческом обороте государство выступает на равных с другими его участниками, может быть привлечено к суду в качестве ответчика, подвергнуто обеспечительным мерам и имущественным санкциям. В международной сфере государство обладает иммунитетом. Согласно концепции абсолютного иммунитета государство никогда не может против его воли быть привлечено в другом государстве к суду (судебный иммунитет), подвергнуто обеспечительным мерам, например аресту имущества, на его имущество не может быть принудительно обращено взыскание в ходе исполнения судебного решения (иммунитет собственности). В настоящее время все большее распространение получает концепция функционального иммунитета, согласно которой государство пользуется иммунитетом в публично-правовой сфере, но не в частноправовой. Из концепции функционального иммунитета исходит ст. 251 АПК РФ, признающая судебный иммунитет за иностранным государством только тогда, когда оно выступает в качестве носителя власти. Статья 23 Закона о соглашениях о разделе продукции допускает возможность отказа государства от всех видов иммунитета. Известен ряд примеров, когда, заключая двусторонние договоры о поощрении и защите капиталовложений, а также крупные кредитные и инвестиционные соглашения с иностранными партнерами, государства отказываются от своего иммунитета.

В 1992 г. было подписано кредитное соглашение между Правительством РФ и швейцарской компанией "Нога". Соглашением предусматривалось рассмотрение споров между сторонами в Арбитражном институте при Стокгольмской торговой палате и отказ Российского государства от иммунитета. Следствием стала серия громких судебных дел о наложении арестов на имущество Российской Федерации в обеспечение исполнения арбитражного решения.

Далее – § 4. Правовое регулирование внешнеторговой деятельности