Предпринимательское право Российской Федерации

Предпринимательское право Российской Федерации

 

В современной экономике деятельность предпринимателей далеко не всегда ограничивается национальными рынками. Причиной тому служат различия географического положения, природных и климатических условий, человеческих, сырьевых и финансовых ресурсов, неравномерность экономического и научно-технического развития стран мира, а нередко и политические факторы. Если государство предоставляет участникам ВЭД льготы, у предпринимателей возникают дополнительные стимулы ее осуществления, а иногда и стимулы маскировать свою деятельность под внешнеэкономическую.

В государственном регулировании ВЭД, как правило, проявляются два противоположных направления - протекционизм (ограничения ВЭД с целью защиты отечественного товаропроизводителя от иностранных конкурентов) и либерализм (снятие ограничений на ВЭД, максимально свободный доступ иностранных товаров на отечественный рынок). В экономической и юридической литературе как крайняя степень протекционизма характеризуется автаркия - политика самоизоляции и ориентации только на самообеспечение продуктами собственного производства, отказа от использования импортных товаров.

В разные периоды можно обнаружить преобладание в государственном регулировании ВЭД либерализма или протекционизма. Автаркия в чистом виде в современном мире явление крайне редкое (Северная Корея), однако в отдельных сферах и в нашей стране встречаются предложения и меры, тяготеющие к автаркии (например, идея импортозамещения любой ценой).

Законодательство определяет ВЭД путем перечисления не ее признаков, а тех видов деятельности, которые относятся к ВЭД: это внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (ст. 1 Федерального закона от 18 июля 1999 г. № 183-ФЗ "Об экспортном контроле").

Внешнеэкономическая деятельность направлена на заключение и исполнение внешнеэкономических сделок. Данное понятие до недавнего времени использовалось в гражданском законодательстве, которое устанавливало требование о заключении таких сделок в письменной форме, несоблюдение которого влекло признание сделки недействительной. Однако с 1 сентября 2013 г. это правило (п. 3 ст. 162 ГК РФ), подвергавшееся обоснованной критике, отменено, равно как и правило п. 2 ст. 1209 ГК РФ о подчинении формы внешнеэкономической сделки, в которой участвует российское юридическое лицо (индивидуальный предприниматель), российскому праву. В результате термин "внешнеэкономическая сделка" в ГК РФ больше не употребляется. Таким образом, с точки зрения гражданского права квалификация сделки как внешнеэкономической утратила прежнее значение. Вместе с тем термин "внешнеэкономическая сделка", по-прежнему не имеющий легального определения, продолжает наряду с терминами "внешнеторговая сделка" (ст. 14.50 КоАП РФ), "внешнеторговый договор (контракт)" (ст. 193 УК РФ) использоваться в публично-правовых нормативных актах (ст. ст. 18, 20, 21, 23 Федерального закона "Об экспортном контроле"; ст. 164 НК РФ; ст. 14.20 КоАП РФ). Следовательно, выделение признаков внешнеэкономической сделки все-таки имеет значение.

В доктринальных источниках мы можем встретить предложения отказаться от употребления в нормативных актах термина "внешнеэкономическая сделка", заменив его более понятным и лучше соответствующим содержанию и целям использования. Так, Е.Л. Симатова предлагает использовать термин "международный коммерческий контракт", а Г.К. Дмитриева - "трансграничные предпринимательские (коммерческие) сделки (договоры)". Такая замена, если бы удалось произвести ее одновременно во всех нормативных актах, была бы полезна.

Что же касается ныне употребляемого термина "внешнеэкономическая сделка", то судебная практика и доктринальные источники называют следующие ее признаки. Внешнеэкономическая сделка всегда включает в себя иностранный элемент (как правило, это иностранный участник сделки). В ряде случаев признак участия в сделке иностранного субъекта понимается как местонахождение коммерческих предприятий сторон сделки на территориях различных государств. Именно на основании этого критерия сделки квалифицируются как договоры международной купли-продажи товаров в соответствии со ст. 1 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров.

Для исполнения внешнеэкономических сделок довольно характерно перемещение товаров через таможенную границу и осуществление платежей в валюте, которая является иностранной хотя бы для одной из сторон. Однако этот признак присутствует не всегда, например, при исполнении внешнеторговой бартерной сделки денежные платежи вообще могут не совершаться. Внешнеэкономические сделки могут быть как двух- или многосторонними (например, экспортный или импортный контракт), так и односторонними (выдача доверенности, объявление конкурса). Сделки, имеющие для их участников сугубо бытовой характер (например, обмен, совершаемый коллекционерами оловянных солдатиков из разных стран), к внешнеэкономическим не относятся.

Согласно п. 3 ст. 2 Закона о регулировании внешнеторговой деятельности внешнеторговая бартерная сделка - сделка, совершаемая при осуществлении ВЭД и предусматривающая обмен товарами, услугами, работами, интеллектуальной собственностью, в том числе сделка, которая наряду с указанным обменом предусматривает использование при ее осуществлении денежных и (или) иных платежных средств.

Правила валютного контроля требуют оформлять такой документ как паспорт сделки (ст. 20 Закона о валютном регулировании). Несоблюдение этого требования не влияет на действительность сделки, однако может затруднить ее исполнение, в частности перемещение товара через таможенную границу.

В силу принципа автономии воли стороны внешнеэкономической сделки могут самостоятельно выбрать применимое к сделке право. Если они этого не сделали, применимое право определяется коллизионными нормами. Статья 1211 ГК РФ содержит норму о привязке к праву страны, с которой сделка наиболее тесно связана. Такой страной предполагается страна, где имеет место жительства или осуществляет свою основную деятельность контрагент, чье исполнение имеет для сделки решающее значение. Презюмируется, что в договоре купли-продажи "решающее исполнение" осуществляет продавец, в договоре подряда - подрядчик. В ст. 1211 ГК РФ сформулирован еще ряд презумпций в отношении многих других договоров.

Коллизионные нормы, содержащиеся в ГК РФ, не применяются в случаях, когда иное установлено международным договором. Например, в п. "е" ст. 11 Соглашения стран СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. установлено, что права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Итак, ВЭД предпринимателей характеризует ряд особенностей: направленность на заключение и исполнение внешнеэкономических сделок, взаимодействие с иностранными контрагентами, значительная зависимость от политических факторов; как правило, трансграничное перемещение товаров, использование в качестве платежного средства иностранной валюты. Эти особенности определяют и особенности правового регулирования ВЭД:

  • необходимость разрешения коллизионной проблемы (выбора применимого права);
  • комплексный характер (правовое регулирование осуществляется, с одной стороны, нормами частного (гражданского, торгового), с другой стороны, нормами публичного права - административного, валютного, таможенного, налогового права, а в определенной степени и международного публичного права, которое задает общие рамки правового регулирования);
  • проявление таких противоположных начал, как либерализм и протекционизм;
  • сочетание коллизионного и материально-правового, частноправового и публично-правового, косвенного и прямого регулирования;
  • установление особого порядка разрешения споров;
  • связь с политическими факторами.

Показательно, что Конституционный Суд РФ назвал такие средства регулирования ВЭД, как квотирование, антидемпинговые меры, "торгово-политическими" (см. п. 3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 9 июля 2012 г. № 17-П).

Далее – § 2. Источники правового регулирования внешнеэкономической деятельности