Детская психология

Детская психология

 

Исторически понятие детства связывается не с биологическим состоянием незрелости, а с определенным социальным статусом детей в различные исторические эпохи, кругом прав и обязанностей ребенка, доступных для него видов деятельности. Исследовать историю детства достаточно трудно, так как в этой области невозможно проводить наблюдения, а памятники культуры, имеющие отношение к детям, крайне бедны. Уникальный интерес в этом отношении представляют работы французского демографа и историка Ф. Ариеса, который попытался восстановить историю детства на материале произведений изобразительного искусства. Его исследования показали, что вплоть до XIII в. художники вообще не обращались к образам детей. В живописи данных веков изображения детей встречаются лишь в религиозных сюжетах (ангелы, младенец Иисус), изображения реальных детей при этом отсутствуют. По-видимому, в те времена детство считалось периодом малоценным и быстро проходящим. Этому, по мнению Ариеса, способствовала демографическая ситуация того времени: высокая рождаемость и высокая детская смертность были причиной общего безразличного и несерьезного отношения к детям. Признаком преодоления такого безразличия служит появление в XIV в. портретов умерших детей, это говорит о том, что смерть ребенка начинает восприниматься как тяжелая утрата, а не как обычное явление. Преодоление полного равнодушия к детям, если судить по истории живописи, происходит лишь в XVII в., когда впервые на портретах появляются изображения реальных детей. Как правило, это портреты цесаревичей и влиятельных особ в детском возрасте. Таким образом, по данным Ариеса, «открытие» детства произошло в XIII в., но очевидное внимание к этому явлению произошло лишь в конце XVI и в XVII столетии.

Одним из интересных признаков изменения отношения к детям является изменение детской одежды.

В средние века, как только ребенок вырастал из пеленок, его сразу же одевали во взрослый костюм. Только в XVI—XVII вв. появляется специальная детская одежда. Характерно, что мальчиков и девочек 2 - 4 лет одевали в одинаковые детские платьица. Этот тип детского костюма просуществовал вплоть до начала XX в. Характерно, что в тех общественных сословиях, где не существовало больших различий между трудом взрослых и детей (например, в крестьянских семьях до революции), детей одевали во взрослые одежды (разумеется, меньших размеров).

Свои исследования Ф. Ариес начал со времен Средневековья, поскольку лишь в эту эпоху появились первые изображения детей в живописи. Однако забота о детях и их воспитание, разумеется, существовали всегда. Представить особенности воспитания древних народов позволяют описания быта и жизни примитивных племен, сохранившиеся до наших дней. Одно из таких описаний содержится в записках Дугласа Локвуда о его путешествии в пустыню Гибсона (Западная Австралия) и встречах с аборигенами племени пинтуби.

До 1957 года большинство людей этого племени не видели белого человека, их контакты с соседними племенами были сильно ограничены, в результате чего в этом племени во многом сохранилась культура и образ жизни людей каменного века. Вся жизнь этих людей проходила в пустыне и была сосредоточена на поиске воды и пищи. Сильные и выносливые женщины племени пинтуби участвовали в этих поисках наравне с мужчинами. Они могли часами идти по пустыне с тяжелым грузом на голове. Детей они рожали, лежа на песке, помогая и психологически поддерживая друг друга. Они не имели никаких представлений о гигиене и даже не знали причин деторождения. У них не было никакой утвари, кроме кувшинов на голове. Когда Локвуд предложил им зеркальце и расческу, они не смогли воспользоваться ими по назначению, а изображение в зеркале вызвало удивление и страх. Локвуд описал, как девочка 2 - 3 лет во время еды засовывала себе в рот то огромные куски лепешки, то кусочки мяса маленькой гуаны, которые сама испекла на горячем песке. Ее младшая сестра сидела рядом и расправлялась с банкой тушенки (из запасов экспедиции), вытаскивая мясо пальчиками. Еще одно наблюдение: маленькая девочка, еще не умеющая ходить, устроила для себя отдельный костерчик и, наклонив голову, раздувала угли, чтобы огонь разгорелся и согрел ее. Она была без одежды, ей наверняка было холодно, но она не плакала. Локвуд отметил, что хотя в лагере было трое маленьких детей, но он ни разу не слышал детского плача.

Свидетельства раннего взросления детей можно обнаружить во многих источниках. Так, в литературе XIX в. запечатлено множество примеров отсутствия детства у пролетариев. Дети иногда начинали работать с пятилетнего возраста, нередко с шестилетнего, и почти все дети неимущих родителей работали с восьмилетнего возраста; рабочий день продолжался 14 - 16 часов.

Эти и многие другие материалы позволили выдающемуся отечественному психологу Даниилу Борисовичу Эльконину выдвинуть положение об исторической обусловленности детства. Детство возникает тогда, когда ребенка нельзя непосредственно включать в систему общественного воспроизводства, поскольку он еще не может манипулировать орудиями труда в силу их сложности. Развитие цивилизации привело к тому, что включение детей в производительный труд взрослых оказалось невозможным. С развитием человечества детство все более удлинялось. Это удлинение происходит не путем надстраивания новых периодов, а путем своеобразного «вклинивания» нового периода развития, что приводит к «сдвигу во времени вверх» периода включения во взрослую жизнь. Д.Б. Эльконин блестяще раскрыл характер такого встраивания нового периода на примере возникновения сюжетно-ролевой игры, а вместе с ней и нового этапа развития, который в современной психологии назван дошкольным.

Вопросы об историческом происхождении периодов детства, о связи истории детства с историей общества чрезвычайно важны для понимания психологии современного ребенка. Следует помнить, что тип воспитания, который мы наблюдаем в настоящее время, — всего лишь один из возможных и далеко не единственный.

Далее – Место детской психологии в системе смежных наук