Детская психология

Детская психология

 

Развитие познавательной активности в младенческом возрасте, которая является важнейшей предпосылкой становления мышления, происходит в манипулятивной деятельности с предметами.

С разнообразными свойствами предметов — их формой, величиной, весом, плотностью, устойчивостью и пр. — младенец знакомится в процессе манипулирования. Изменение положения пальцев, в то время как рука ребенка тянется к предмету, может служить хорошим показателем ориентировки в форме и величине. Предмет как бы «учит» руку подстраиваться под его свойства, а глаз «учится» у руки. К 10 - 11 месяцам это «обучение» приводит к тому, что, посмотрев на предмет, ребенок складывает свои пальцы в соответствии с его формой и величиной, таким образом возникает координация руки и глаза. Складывается зрительное восприятие формы и величины. Манипулирование с предметами приводит к открытию в предметах все новых и новых свойств, которые вызываются совершаемыми действиями или проявляются в них. Это такие свойства, как перемещение, падение, звучание, мягкость или твердость, сжимаемость, устойчивость и пр. Переход к манипулированию двумя руками открывает новые свойства — расчленяемость на части, нахождение одного предмета в, на, над или под другим. Все эти свойства ребенок «знает» лишь в тот момент, когда он действует, как только прекращается действие, исчезает и «знание».

К 8 - 9 месяцам малыша начинают привлекать не только действия и их результаты, но и свойства предметов, благодаря которым эти результаты становятся возможными. Об этом говорит изменение отношения к незнакомым предметам. Новизна привлекает ребенка на протяжении всего первого года, но до известного момента новый предмет — это только новый материал для известных и привычных манипуляций. Появление интереса к свойствам предмета выражается в том, что прежде чем начать действовать с незнакомым предметом, ребенок ориентируется в его свойствах, исследует его: ощупывает его поверхность, переворачивает, медленно двигает и лишь после такого обследования применяет привычное манипулирование, причем не механически, а как бы выясняя, на что этот предмет пригоден.

Наиболее явно внимание ребенка к свойствам предмета обнаруживается к концу года, когда он пытается применить усвоенные действия к разнообразным предметам, имеющим разные свойства (толкает палочкой шарик, колесико, мячик).

Постепенно за меняющимися впечатлениями предмет начинает выступать для ребенка как нечто постоянно существующее, имеющее неизменные (инвариантные) свойства. В 8 - 9 месяцев дети уже понимают, что предметы, исчезнувшие из поля их зрения, не перестали существовать, а просто находятся в другом месте; они уже настойчиво ищут спрятанные под платком или под крышкой предметы и «прятки с игрушками» становятся любимой забавой малышей. Примерно к этому же возрасту дети начинают узнавать предметы независимо от их положения в пространстве и правильно определяют величину предметов независимо от расстояния до них. Таким образом, складываются представления об устойчивости, инвариантности свойств предметов. Получаемые при манипулировании впечатления складываются в образы восприятия, которые являются основой для элементарных форм мышления.

Следует подчеркнуть, что познавательная активность и исследовательская деятельность ребенка во многом определяется его отношениями с близкими взрослыми.

В экспериментальной работе С.Ю. Мещеряковой изучалось влияние аффективно-личностных связей на характер исследовательской деятельности детей в конце первого года жизни в незнакомой ситуации. В этой работе участвовали две группы детей — младенцы из семьи и из дома ребенка. Поведение детей наблюдалось в двух ситуациях — положительного и отрицательного характера (в «положительной» детям предъявляли интересную и безопасную игрушку — куклу-неваляшку; в «отрицательной» ситуации ребенку показывали незнакомую и пугающую его заводную игрушку — шагающий и каркающий пингвин с горящими глазами). В каждой ситуации ребенок сначала находился без близкого взрослого, а затем — в его присутствии (для семейных детей близким взрослым была мать, а для детей из дома ребенка — ухаживающая за ними медсестра).

Эти эксперименты выявили значительные различия между группами семейных детей и воспитанников домов ребенка в обеих ситуациях. В положительной ситуации приход близкого взрослого значительно повышал игровую активность детей, они старались привлечь мать к игре, поделиться с ней своими впечатлениями. Воспитанники домов ребенка почти не проявляли никакой инициативы в общении с медсестрой, они, напротив, ожидали ее активных действий.

В отрицательной ситуации различия были еще заметнее. Появление матери в этой ситуации радикально меняло поведение семейных детей: они переставали бояться пугающего пингвина и обращались к матери за эмоциональной поддержкой, а получив ее, начинали смело обследовать «страшную» игрушку. Присутствие матери стимулировало познавательный интерес и исследовательскую активность. Появление и присутствие медсестры не вносило существенных изменений в поведение детей из дома ребенка. Они лишь прятались за нее, пытаясь защититься от пугающего предмета, но не проявляя никакой исследовательской или коммуникативной активности. Отсутствие у них аффективных связей со взрослым ослабляло интерес к внешнему миру и снижало познавательную активность. Дети боялись всего нового и нуждались в постоянной физической защите взрослого. Их главной потребностью было спрятаться за спину старшего, и только за этой защитой они чувствовали себя в безопасности.

Эти факты говорят о том, что под влиянием эмоционального общения со взрослым к концу младенчества у нормально развивающегося ребенка складывается чувство безопасности и доверия к окружающему миру. Детям достаточно простого присутствия и эмоциональной поддержки матери, чтобы развернуть познавательную активность. Они чувствуют себя защищенными и уверены, что мать всегда придет к ним на помощь. В дальнейшем, на втором году жизни, это чувство станет внутренним достоянием ребенка, и физическое присутствие матери в новой ситуации станет уже не обязательным. Получается, что надежная эмоциональная привязанность младенца к матери порождает его дальнейшую «отвязанность» от нее, т.е. его самостоятельность, уверенность в себе и познавательную активность.

Далее – Становление образа «Я»