Детская психология

Детская психология

 

Прежде чем отвечать на данный вопрос, следовало бы создать условия, в которых дети с первых дней жизни росли бы в изоляции от взрослых: не слышали бы речи, не видели бы других людей, не пользовались бы обычными для нас предметами. Если бы в таких условиях дети развивались примерно так же, психические способности ребенка можно было бы считать врожденными, заложенными самой природой.

Понятно, что ни один ученый и ни один родитель не позволит провести с человеческим ребенком такой рискованный эксперимент. Однако в истории человечества подобные «эксперименты» имеют место быть. К ним относятся прежде всего истории детей, выросших вне человеческого общества, которые были найдены в логове животных и воспитаны ими. Таких детей называют дети-Маугли.

Так, в начале XX в. индийский ученый Рид Синх однажды увидел, как волчица выводит на прогулку своих волчат, среди которых оказались две девочки: одна примерно шести, другая — полутора лет. Синх забрал девочек с собой и попытался их воспитывать. Оказалось, что эти дети были лишены всех без исключения специфически человеческих форм поведения. Они передвигались на четырех конечностях, ели сырое мясо, вели ночной образ жизни, выли по ночам, пытались скрыться или огрызались при виде людей. Словом, они значительно больше были похожи на волчат, чем на человеческих детей. Младшая из них — Амала — умерла через год, не выдержав человеческих условий жизни. Старшая — Камала — прожила до 15 лет. За девять лет ее удалось с большим трудом обучить прямохождению и некоторым гигиеническим навыкам. Но совершенно невозможным для нее оказалось полноценное психическое развитие, характерное именно для человека. Она так и не смогла научиться думать, чувствовать и говорить по-человечески, а осталась существом с типично волчьими повадками.

А что если ребенку не навязывать никаких условий жизни и никакого воспитания? Сможет ли он тогда развиваться по-человечески? Ответ на этот вопрос дают наблюдения за детьми, выросшими в условиях госпитализма. Явление госпитализма характеризуется изоляцией детей от взрослых и долгим пребыванием ребенка раннего возраста в одиночестве. Во время войны бывали случаи, когда дети были разлучены со своими матерями и воспитывались в специальных детских приютах. Так, немецкий психолог Р. Шпиц описал детей одного приюта, которые в возрасте трех месяцев были разлучены со своими матерями. Уход, питание, гигиенические условия в этом учреждении были типичными для всех хорошо поставленных заведений такого рода. Однако у всех детей произошла резкая задержка не только психического, но и физического развития. В течение двух лет погибло около половины детей. Оставшиеся в живых в 3 - 4 года были не способны к самостоятельному передвижению каким-либо способом, не умели сидеть без поддержки, не могли есть ложкой и самостоятельно одеваться, не реагировали на окружающих.

Итак, дети, оставшиеся в первые месяцы жизни без внимания взрослых вообще, несмотря на нормальное питание и физический уход, либо просто не выживают, либо перестают развиваться, возвращаясь к эмбриональному состоянию. Это свидетельствует о том, что наличие человеческого мозга — далеко не главное условие человеческого развития. Недостаточно родиться человеком, чтобы стать им. Ребенок впитывает в себя то, что дается условиями жизни, воспитанием. И если эти условия звериные — волчьи, собачьи, обезьяньи — ребенок вырастает зверем соответствующего вида. Если же ребенок остается один на один с внешним миром, без воспитывающей среды он просто не выживает и не развивается. Человеческая психика не возникает без человеческих условий жизни. Она не заложена в мозге или в организме ребенка.

И в то же время психическая, душевная жизнь возможна только у человека, и никакое животное ни при каких условиях не может стать человеком.

В науке неоднократно делались попытки развить у животных человеческие качества. Например, советский зоопсихолог Н.Н. Ладыгина-Котс воспитывала в своей семье маленького шимпанзе от полутора до четырех лет. Обезьянку учили пользоваться вещами, играть с игрушками, разговаривать и относились к ней вполне по-человечески. Но результаты оказались весьма скромными. Шимпанзе с трудом научился некоторым человеческим навыкам (держать карандаш или веник, стучать молотком и пр.). Но совершенно недоступным для него оказался смысл человеческих действий: водя карандашом по бумаге, он не мог нарисовать что-нибудь осмысленное; «подметая» пол, он перекладывал мусор из одного места в другое и пр. У него отсутствовала какая-либо тенденция к усвоению слов, даже в результате настойчивой специальной тренировки. Эти данные говорят о том, что без мозговых структур человека не могут возникнуть и человеческие качества, и психические процессы.

Далее – Специфика развития ребенка