ДИПЛОМНЫЕ И КУРСОВЫЕ НА ЗАКАЗ

качественно – в срок – без плагиата

ONLINE-DIPLOM.RU – ДЛЯ ТЕХ, КТО ЦЕНИТ СВОЕ ВРЕМЯ И ДЕНЬГИ!

Slide background
Slide background
Slide background
 

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ, КОНТРОЛЬНЫЕ

Точно в срок, без плагиата, всегда на связи!

В ONLINE-DIPLOM.RU качеству работ и срокам выполнения уделяется большое внимание.

Мы постоянно осуществляем мониторинг сроков и все работы проверяем на плагиат.

Поэтому, сделав у нас заказ, Вы получаете отличную работу в срок и без плагиата. 

Мы дорожим своей репутацией и нам не безразличны наши клиенты!

 

Как заказать дипломную, курсовую ...

1. Заявка

1. Заявка
Оставляете заявку на сайте или по телефону.

2. Соглашение

2. Соглашение
Договариваемся о стоимости и сроках.

3. Предоплата

3. Предоплата
Вносите предоплату от 10% до 100%*.

4. Выполнение

4. Выполнение
Выполняем заказ и информируем о его выполнении.

5. Оплата

5. Оплата
Вносите остаток стоимости.

6. Получение

6. Получение
Получаете работу на электронную почту.

* Предоплата 100% применяется для срочных (до 2 дней) работ.

ДИПЛОМНАЯ

ДИПЛОМНАЯ


от 10  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КУРСОВАЯ

КУРСОВАЯ


от 800 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КОНТРОЛЬНАЯ

КОНТРОЛЬНАЯ


от 5 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 – 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

МАГИСТЕРСКАЯ

МАГИСТЕРСКАЯ


от 12  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ


от 500 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

РЕФЕРАТ

РЕФЕРАТ


от 9 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 - 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

Общие тенденции развития законодательства об авторском праве

История развития законодательства об авторском праве - это история отражения в позитивном праве тех теорий, которые на разных этапах пытались объяснить сущность авторских прав. С научной точки зрения интерес представляют именно тенденции формирования юридических конструкций авторского права.

Собственно всемирная история законодательства об авторском праве начинается с "французского закона революционной эпохи (1793 г.), который послужил затем базисом для дальнейшего развития в XIX столетии во всей Европе". В литературе принято вспоминать английский Закон королевы Анны 1710 г., но его значение преувеличено даже для локальной английской истории авторского права. В действительности в Великобритании "несмотря на то, что отдельные фрагменты авторского права имеют сравнительно долгую историю, свое нынешнее качество цельного юридического явления, обеспечивающего охрану интересов создателей и пользователей произведений литературы и искусства, оно обрело не раньше середины XIX в. Более того, лишь в 1911 г. появился первый акт законодательства, обладающего необходимой степенью концептуальной проработки и адекватным понятийным аппаратом". Любопытны здесь параллели с российской историей, где достаточно концептуальные акты появились в конце 1820-х гг., а закон с высоким уровнем юридической техники вышел, как и в Англии, в 1911 г.

В течение всего XX в. законодательство различных стран Европы об авторском праве многократно изменялось, расширялось и совершенствовалось.

К общим тенденциям развития законодательства об авторском праве относится постоянно расширяющийся круг охраняемых объектов и перечень правомочий, входящих в состав авторских прав.

Важнейшей чертой законодательства об авторском праве является его унифицированность на уровне международных договоров. Главные Конвенции в сфере авторского права - Бернская 1886 г. и Женевская 1952 г. - являются действующими международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. Большой интерес представляет региональная унификация законодательства на уровне Европейского союза. Важнейшим актом в этой сфере является Директива № 2001/29/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 22 мая 2001 г. о гармонизации некоторых аспектов авторских и смежных прав в информационном обществе. В п. 7 преамбулы данной Директивы раскрываются цели и пределы международной унификации: "Правовые нормы Сообщества в сфере защиты авторских и смежных прав должны быть адаптированы и дополнены в той мере, в которой это необходимо для беспрепятственного функционирования внутреннего рынка. В связи с этим национальные правовые нормы, регулирующие правовой режим авторских и смежных прав и существенно отличающиеся в одних государствах - членах ЕС от других либо же обусловливающие правовую неопределенность, препятствующие нормальному функционированию внутреннего рынка и надлежащему развитию информационного общества в Европе, должны быть упорядочены. Кроме того, необходимо избегать применения несогласованных национальных мер по урегулированию научно-технического прогресса. В то же время отсутствует необходимость устранения и предотвращения правовых различий, не препятствующих нормальному функционированию внутреннего рынка".

Дореволюционное законодательство Российской империи об авторском праве

Предпосылки: вакуум нормативный, но не правовой. Считается, что вплоть до 1828 г. в России отсутствовала нормативно-правовая база, относящаяся к авторскому праву. Это объяснялось задним числом медленным развитием книгоиздательства и книготорговли, а также тем, что "обычные на западе привилегии, дававшие там авторам или издателям гарантии от произвольных перепечаток, хотя изредка и практиковались в России, все-таки как-то в ней не привились".

В то же время понятие об авторском праве, конечно, присутствовало. Практику авторского права мы можем себе представить благодаря фактам из жизни А.С. Пушкина, сведения о которых со всей скрупулезностью были собраны и сохранены кастой пушкинистов. Итак, в начале 1820-х гг. исключительное авторское право понималось как право на издание произведений литературы, т.е. изготовление экземпляров, и последующую продажу этих экземпляров; осознавалась имущественная ценность такого исключительного права; интуитивно угадывалось содержание договора о предоставлении этого права. Соглашением сторон можно было ограничить передачу авторских прав одним изданием и (или) определенным сроком (как это начал практиковать А.С. Пушкин), но в целом, по-видимому, не существовало резкой границы между отчуждением исключительного права и лицензионным договором о предоставлении издателю права на ограниченный срок: "В тех случаях, когда авторы вступали в сделки с книгопродавцами, никакие сроки, на какие покупщик приобретал свое право, не обусловливались". Как видим, использовалась терминология, присущая вещному праву, т.е. авторское право воспринималось как литературная собственность - весьма прогрессивное для тех времен воззрение даже для просвещенной Европы. Различие между нематериальным результатом творческой деятельности и объектом оборота самим А.С. Пушкиным, как известно, тоже описывалось в терминах вещного права: "Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать".

Существовало понятие контрафакции, т.е. выпуск в свет произведения без "позволения самого автора". У потерпевших присутствовало и вполне современное понимание способов защиты нарушенных авторских прав: надо не только останавливать продажу контрафактных экземпляров, но и передать автору уже вырученные деньги за проданные экземпляры. Но, очевидно, что такая защита должна была быть осуществляема в суде, а в действительности все ограничивалось жалобами административного характера. По факту административную защиту авторских прав А.С. Пушкина по конкретному делу осуществило цензурное ведомство: несмотря на то, что "нет законоположения, которое обязывало бы Цензурный комитет входить в рассмотрение прав издателей и переводчиков", этот Комитет все же рассмотрел по существу жалобу сочинителя и известил правонарушителя о запрете печатать впредь сочинения заявителя. С позиций сегодняшнего дня удивительно, насколько свободно государственный орган вышел за пределы своих полномочий с благой целью заполнить вакуум в способах защиты нарушенных прав.

Первые нормативные акты: проблема отраслевой принадлежности. Первые нормы об авторском праве на произведения литературы появились в 1828 г. в составе Цензурного устава в количестве пяти статей. Почти сразу же эти несколько статей были развернуты в особое Высочайше утвержденное положение о правах Сочинителей. В 1830 г. вышло более объемное Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета о правах Сочинителей, Переводчиков и Издателей. Из-за внутриаппаратных интриг правила об авторских правах художников и музыкантов появились гораздо позднее: в результате тормозилась выработка единого понятия интеллектуальной собственности (говорили о литературной, художественной, музыкальной собственности).

Особое Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей (1830 г.) при систематизации законодательства оказалось отнесенным к Уставу о предупреждении и пресечении преступлений в т. XIV Свода законов. Затем нормы об авторском праве вновь оказались инкорпорированы в Цензурный устав (с 1842 г.). И только в 1887 г. положения об авторском праве попали в Свод законов гражданских (ч. 1 т. X), где в количестве 50 статей сформировали обширное второе примечание к ст. 420, в которой раскрывалось содержание права собственности. "Таким образом, с 1887 года правила нашего закона об авторском праве выделены из законов полицейского характера и заняли, как постановление о праве собственности, подобающее им место в гражданских законах".

Система источников в то время строгостью не отличалась, смешение нормативных актов и ненормативных предписаний еще долго давало о себе знать, а рассмотрение конкретного обращения вдруг заканчивалось внесением изменений в закон. Так, в 1856 г. вдова А.С. Пушкина обратилась к императору с ходатайством о персональной привилегии - о продолжении исключительного права на печатание сочинений А.С. Пушкина для ее двух сыновей до конца их жизни (вместо общего установленного срока в 25 - 35 лет после смерти автора). Персональная привилегия сыновьям А.С. Пушкина выдана не была, но результатом рассмотрения ходатайства вдовы стало появление общей нормы о введении 50-летнего срока исключительного права для наследников и правопреемников автора (а равно для прав ученых обществ на издаваемые ими труды). Оформлена эта норма была Высочайше утвержденным от 15 апреля 1857 г. мнением Государственного совета.

Положение о правах сочинителей, переводчиков и издателей 1830 г. оставалось действующим актом вплоть до принятия Закона (Положения) об авторском праве в 1911 г. В России, несмотря на часто крайне критичное отношение к архаичному законодательству, Положение 1830 г. по своему содержанию признавалось соответствующим даже более поздним образцам континентального законодательства.

Авторское право по Положению о правах сочинителей, переводчиков и издателей (1830 г.)

Концепция. Положение 1830 г. основывалось на концепции интеллектуальной собственности: "В этом акте право сочинителей признается правом собственности, и в нем заключаются более подробные постановления о литературной собственности" (по сравнению с кратким Положением 1828 г.). Терминологически "право собственности" везде уживалось с "исключительным правом" и даже складывается такое впечатление, что одно понятие намеренно приравнивается к другому. Так, разд. I Положения имеет заглавие "О правах собственности Сочинителей, Переводчиков и Издателей" и открывается словами: "Каждый Сочинитель или Переводчик книги имеет исключительное право пользоваться...". Раздел II Положения, напротив, не упоминает о собственности в своем заглавии "О правах академий, университетов, училищ, ученых и других обществ на издаваемые ими книги или произведения наук и словесности", но первыми словами раздела являются: "Общества, издающие книги или иные произведения наук и словесности, пользуются исключительным правом собственности...".

Объекты литературной собственности. Основным объектом признавалась книга (§ 1, 3, 6, 8, 14, 15, 16 и т.д.) - очевидно, это указывает на сохранившееся представление об издателе как об основном правообладателе. Но упоминаются, иногда с проблесками системы, и такие наименования объектов: произведения (§ 9, 14, 15, 27, 30, 31, 33, 36, 39, 40); сочинения и переводы, мелкие сочинения и статьи (§ 5, 10, 11, 16, 17, 29); труды (§ 28); публичная речь (§ 16). Этот перечень представляется весьма современным.

Показательно, что отдельного упоминания в качестве охраняемого объекта заслужили словари, а также "географические карты, исторические таблицы, логарифмы, указатели и другие сего рода книги, составленные из чисел или собственных имен" (§ 20). Уже тогда законодатель знал о нашей сегодняшней проблеме "произведений с пониженным уровнем творчества".

Если говорить о правоприменительной практике периода действия Положения 1830 г., то интерес представляет дискуссия о том, что "от авторского права следует, кажется, отличать права на существующее под известным названием периодическое издание - журнал, газету или т.п. сборник". Не странно ли, что эти же вопросы разграничения первыми были подняты в новейшей российской судебной практике при толковании обновленного законодательства об авторском праве.

Субъекты. Уже исходя из названия, субъектами права литературной собственности признавались сочинители (включая переводчиков) и издатели. Теория тех времен выводила из законодательства, что издатели имеются в виду не всякие, а только первые, и что отличают "издателя по первоначальному приобретению права (каков, например, издатель песен, сказок и т.п., издатель сборников, хрестоматий, журналов и т.п.) от издателя по производному или преимущественному приобретению, которого наш закон именует в иных случаях книгопродавцем". Под первой группой издателей подразумевались те субъекты, которые сейчас именуются составителями ("первые издатели народных песен, половиц, сказок, повестей, сохранившихся одним изустным преданием" - § 4), публикаторами ("первые издатели древних рукописей" - § 4) и собственно издателями ("издатели журналов и других периодических сочинений, а равно альманахов и вообще книг, составляющихся из разных мелких сочинений или статей" - § 10). Особо выделялись юридические лица - "ученые и другие общества" (§ 27). Под второй группой издателей имелись в виду лица, к которым исключительное право перешло по договору. Признавались, конечно, субъектами и лица, которым произведения достались по наследству (§ 14, 15).

Собственно авторское право терминологически увязывалось из числа субъектов непосредственно с одним лишь автором: "Авторское право принадлежит известному лицу, с которым неразрывно связано: это лицо есть автор произведения, производитель".

Понятие и содержание авторских прав. Положение 1830 г. определения субъективных авторских прав не давало (родовая принадлежность, как уже указывалось, определялась более чем противоречиво как "исключительное право собственности"). Содержание авторских прав раскрывалось через позитивную и негативную составляющие.

Позитивное содержание авторских прав - это "исключительное право пользоваться во всю жизнь свою изданием и продажей книги" (§ 1), "пользование исключительным правом печатания и продажи своих или доставшихся по наследству или же по какому акту произведений" (§ 14).

Негативное содержание авторских прав: запрет третьим лицам перепечатывать произведения или книги (§ 15); запрет печатать устное произведение автора - "произнесенную или читанную им публичную речь или иное сочинение" (п. "с" § 16); "продажа в России книги, перепечатанной за границей с издания, сделанного в России" (п. "b" § 16).

Эти правомочия субъекта авторских прав (как позитивные, так и негативные) являются правомочиями имущественного характера и кратко характеризовались современниками как запрет на самовольное издание литературных произведений. Но Положение 1830 г. предусматривало, вероятно, и нарушение личного неимущественного права (тем самым признавая наличие этого неимущественного права) - это запрет "постоянного переписывания статей из чужих изданий под видом рецензии или же под другим предлогом"; при этом прямо назывался нарушитель - им мог быть только журналист (п. "а" § 16). Теория же неимущественные неотчуждаемые права автора признавала. К.П. Победоносцев характеризовал их так: даже "продажа права на издание не есть продажа полного права собственности. Автор, и уступив материальную выгоду от своего произведения, сохраняет еще при себе духовную связь творца с творением, честь и ответственность".

Отношение к дискуссионным правомочиям автора в Положении 1830 г. Первые попытки определить право автора разрешать перевод собственного произведения выглядели следующим образом. Исключительное право на издание своих произведений на других языках имели только "сочинители таких книг, для которых были необходимы особенные ученые изыскания" и только при условии, что они объявили при издании оригинальной книги "о намерении своем воспользоваться сим правом"; срок действия права на перевод - всего два года "со времени получения позволительного из цензуры билета на выпуск в свет подлинника" (§ 21). В чем-то похожая конструкция предусмотрена сегодня международным правом для развивающихся стран.

При определении правомочий автора российское дореволюционное законодательство с трудом воспринимало идею об исключительном праве автора на публичное исполнение своего произведения. Это тем более странно, что в зарубежном законодательстве данное право признавалось чуть ли не изначально. Был установлен запрет на публичное исполнение музыкальных произведений, что, конечно же, объяснялось существом этих объектов авторского права (с некоторыми оговорками в зависимости от жанровых особенностей), причем теория уже понимала разницу между публичным и непубличным исполнением. Но иная ситуация была с литературными произведениями. Как писал К.П. Победоносцев, используя своеобразные проприетарные конструкции, "право драматического писателя ограждено у нас законом только в одной своей части, как право писателя на воспроизведение сочинения в печати, но нисколько не ограждено в другой, существенной части - в воспроизведении сочинения на сцене. В этом смысле можно сказать, что наш закон не установил еще понятия о драматической собственности". Позднее в прогрессивном Законе (Положении) об авторских правах 1911 г. понятие о "драматургической собственности" было установлено, т.е. право на публичное исполнение произведения вошло в состав исключительного права, но только авторов драматургических произведений - в результате, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, "так называемые миниатюры Чехова могут быть исполняемы в театре без согласия автора".

С теоретической точки зрения право на публичное исполнение произведения трактовалось как своеобразное личное неимущественное право: "Право музыкальной и драматической собственности автора на свое произведение, как право на вещь, или издательское право, надлежит отличать от личного, принадлежащего автору права разрешать или запрещать публичное исполнение своего произведения, или получать за исполнение плату от Имп. театров по установленной таксе. На сем основании, в деле Стелловского с Даргомыжским... признано, что уступка последним первому права музыкальной собственности на оперу "Русалка" не заключала в себе... лично принадлежавшего автору права на получение поспектакльной платы за исполнение этой оперы". Не в подобных ли казусах надо искать корни современного права композитора на вознаграждение при каждом показе фильма, где звучит его музыка (п. 3 ст. 1263 ГК РФ)?

Случаи свободного использования произведения. Мотивы введения ограничений исключительного авторского права в Положении 1830 г. современному юристу понятны. Интерес представляет забавная в своей изощренности техника описания этих ограничений. Итак, не считались нарушением авторского права:

  • умеренное воспроизведение чужого сочинения: случайное (т.е. не постоянное, без намерения воспользоваться чужим трудом) и с указанием источника перепечатание в каком-либо издании мелкой статьи, не занимающей более одного печатного листа, или без ограничений объема перепечатание известий политических или относящейся к словесности, наукам и художествам (п. "d" § 16);
  • случайный перевод мелкой статьи (п. "d" § 16). Это можно истолковать только как "исключение из исключения". Общий принцип - свобода перевода. Исключение - у автора имеется при определенных условиях исключительное право на перевод собственной книги, для которой необходимы особые ученые изыскания. Исключение из исключения - свобода перевода любых сочинений размером до одного печатного листа, если это не носит систематического характера для издания;
  • умеренное заимствование чужого произведения: помещение в хрестоматиях и других учебных книгах каких-либо статей или отрывков из других сочинений хотя бы и более одного листа (§ 17);
  • умеренное цитирование чужого произведения: ссылки не должны превышать в общей сложности третьей части книги, заключающей в себе более одного печатного листа, а текст сочинителя вдвое превышает каждую из цитированных книг (§ 18).

Переход и передача авторских прав. Положение 1830 г. безусловно признавало, что "в случае смерти Сочинителя или Переводчика, исключительное право сие переходит к их наследникам по закону, или по завещанию" (§ 2). Что касается уступки имущественных авторских прав, законодатель предоставлял сторонам полную свободу договора: "Передача автором своего права стороннему лицу может быть более или менее полная, срочная или условная. Это зависит от договора. Автор, художник может вполне уступить свое произведение, на полном праве собственности. Автор может продать право на одно только издание своей книги, или на несколько изданий, или на все издания безусловно". Исходя из буквального текста Положения 1830 г., присутствовала все же презумпция, что договор об уступке авторского права - это издательский договор, что он является лицензионным со сроком действия всего в пять лет "со дня выдачи из Цензуры позволительного на выпуск книги билета" (§ 6).

Сроки действия исключительного права. Правила исчисления. Авторские права (а это имущественные права, как их понимало Положение 1830 г.) действовали в течение всей жизни автора, а затем в течение 25 лет после смерти автора у субъектов, к которым право перешло в порядке наследования или было уступлено автором при жизни по договору (§ 2). Однако если правообладатель "сделает новое издание книги за пять лет до истечения срока исключительному ему праву, право сие остается в его пользу еще на десять лет, сверх двадцатипятилетнего срока" (§ 3). В 1857 г., как уже отмечалось, срок действия посмертного исключительного права был продлен до 50 лет. Таким образом, уже в середине XIX в. Россия оказалась в этом отношении в числе продвинутых стран: в Европе массовое введение 50-летнего срока началось только с началом XX в. (нидерландский Закон 1912 г., норвежский 1920 г., венгерский 1922 г., великобританский 1911 г., датский 1911 г.).

Научные общества, имевшие авторские права на изданные ими произведения, пользовались "исключительным правом собственности на оные в течение двадцати пяти лет" (§ 27). Срок в этом случае, понятно, исчислялся с момента, привязанного к изданию произведения. Такая конструкция еще долго была свойственна российскому праву, покуда оно признавало юридическое лицо автором.

Защита авторских прав. При нарушении имущественных прав с нарушителя взыскивался убыток, "который исчислится по соображению действительной платы за все изготовление экземпляров самовольного издания с продажною ценою, от законного издателя прежде (т.е. при собственном издании того же произведения) объявленною". Контрафактные экземпляры передавались в собственность "законного издателя" (§ 23). Нарушение личного неимущественного права авторства ("если кто-либо издаст чужое сочинение под своим именем") квалифицировалось как подлог (§ 24).

Подведомственность, подсудность, обеспечение иска. Споры по исполнению заключенных лицензионных договоров и договоров по отчуждению исключительного права рассматривались "обыкновенным порядком с низших инстанций" (§ 34). Все остальные споры в сфере авторского права (т.е. о нарушении авторских прав) предлагалось решать третейским судом. При несогласии "на оное спорящих" - государственными судами, "начиная с Гражданской палаты" (т.е. с третьей инстанции губернского уровня); "палаты в случаях сомнительных требуют заключения университетов" (§ 33). Обеспечительные меры по делам о нарушении авторских прав: "Доколе дело не решено окончательно, продажа книги или вообще произведения наук и словесности, составляющего предмет спора, воспрещается" (§ 39).

Примета времени. Не без оснований считается, что толчком к разработке первого законодательства об авторских правах послужило разбирательство по жалобе о нарушении прав сочинителя А.С. Пушкина, выразившимся в том, что в 1827 г. некто Ольдекоп напечатал свой перевод на немецкий язык "Кавказского пленника" с параллельным текстом оригинала на русском языке. С правовой точки зрения нарушение авторских прав представлялось не столь очевидным. Такой тонкий компаративист, как генерал А.Х. Бенкендорф, указал А.С. Пушкину в переписке: "Перепечатание ваших стихов, вместе с немецким переводом, вероятно, последовало с позволения цензуры, которая на то имеет свои правила. Впрочем, даже и там, где находятся положительные законы насчет перепечатания книг, не возбраняется издавать переводы вместе с подлинниками. Однако общественному мнению представлялось очевидным, что "роль перевода сводилась к грубой контрафакции".

Поэтому не случайно, наверное, что в появившемся на следующий год законодательстве пробел в праве был решительно устранен: "Никто не смеет нарушать прав Сочинителя и без воли его и его наследников, или тех лиц, коим переданы сии права законным образом, издавать его сочинения, хотя бы то было с переводом на другой язык, или с присовокуплением иного заглавия, предисловия, замечаний и т.п.". Если бы развитие нашего права не было бы столь прерывистым, эта норма вполне могла бы сохраниться в современном законе, придавая ему лоск респектабельности как напоминание о давнем прецеденте с исторической личностью. По крайней мере справедливость этой нормы безусловно подтверждается современной наукой и практикой.

Авторское право по Положению об авторском праве (1911 г.)

Концепция. В российской истории противостояние теории литературной собственности и теории исключительного права было достаточно драматичным. На рубеже XIX - XX вв. в России неспешными темпами шла реформа гражданского законодательства, был подготовлен проект Гражданского уложения. Комиссия по начертанию этого Проекта большинством голосов пришла к мнению, что авторское право следует излагать с точки зрения литературной, художественной, музыкальной собственности (ст. 1264 Проекта). Параллельно развернулась работа над законом, который строился бы на более, как тогда казалось, прогрессивной концепции исключительных прав. Проект Гражданского уложения, как известно законом не стал, а вот Положение об авторском праве от 20 марта 1911 г. было принято, вступило в силу и оказалось инкорпорированным в Свод законов гражданских в виде отдельной главы (ст. ст. 695.1 - 695.75). Впрочем, реальное содержание норм проекта Гражданского уложения и Положения 1911 г. в целом совпадало, различались внутренняя структура актов и терминология. Для примера, вот как трактовались полномочия субъекта авторского права:

  • "Каждый автор литературного произведения, изданного в России или находящегося еще в рукописи, имеет в продолжение всей своей жизни исключительное право печатать и вообще размножать его всеми возможными способами" (ст. 1265 Проекта);
  • "Автору принадлежит исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение" (ст. 2 Положения 1911 г.).

Положение 1911 г. заслужило высокую оценку со стороны разработчиков части четвертой действующего ГК РФ. Так, характерными чертами Положения 1911 г. являлись следующие: квалификация исключительного права автора как права абсолютного; исключительное право - это право на нематериальный объект; исключительное право может быть предметом гражданского оборота и, следовательно, является имущественным правом; распространяется оно лишь на произведения, достаточно точно определенные в этом Положении (ст. 1), и предоставляется (не в порядке последующего приобретения) лицам, в этом Положении названным. А.Л. Маковский, перечислив эти отличительные черты, указывает: "Из сказанного видно, что Положение 1911 г. было не только подробным, но и весьма совершенным законом. В основе многих его норм лежали положения Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. Но оно выгодно отличается от Бернской конвенции тем, что ее разрозненные, носящие следы компромиссов и редакционно плохо согласованные правила об исключительных правах заменены в Положении логически стройной конструкцией единого исключительного права автора".

Особенности субъектного состава. Г.Ф. Шершеневич показывал новый подход Положения 1911 г. в определении лиц, которые признаются авторами произведения: "Наше старое законодательство устанавливало, что ученые общества или учреждения издавали от своего имени научные труды. Новый закон обходит этот вопрос, как бы давая понять, что юридические лица могут быть субъектами только производного авторского права". Эта проблема долго сопутствовала российскому авторскому праву - подход, предложенный Положением 1911 г., продержался лишь несколько лет. Потом законодательство в течение всего советского периода признавало юридических лиц авторами и отказалось от этой точки зрения только на постсоветском этапе развития.

Особенности определения правомочий автора. Г.Ф. Шершеневич выделял следующие авторские права по Положению 1911 г.:

  • Право опубликовывать свое произведение (ст. 2). "Защита этого правомочия в гражданском порядке едва ли возможна, она всецело будет поддерживаться угрозою ареста или штрафа".
  • Право на воспроизведение произведения - размножение тем или иным способом тиснения (типография, литография и др.) значительного числа экземпляров (ст. 2). "Воспроизведение в единственном числе, например, списывание стихотворения, не противоречит авторскому праву".
  • Право распространять свое произведение (ст. 2).
  • Право на переделку произведения. "Новый закон предусматривает главным образом переделку повествовательного произведения в драматическую форму или драматического в повествовательную форму, что и запрещается без согласия автора" (ст. 31).
  • Право перевода (ст. 33).
  • Авторское право на драматические произведения заключает в себе также исключительное право на публичное исполнение сих произведений (ст. 47).

В современной литературе отмечается, что в Положении об авторском праве 1911 г. только косвенным образом признается право на авторское имя, на неприкосновенность произведения, на обнародование литературного произведения; соответствующие права автора и его правопреемников не названы ни авторскими, ни исключительными. Как видим, Г.Ф. Шершеневич права на опубликовывание и на переделку произведения включает в состав имущественных правомочий, а личным неимущественным правам вообще не уделяет внимания, поскольку личные права, по его мнению, авторское право не охраняет. Г.Ф. Шершеневич был последователен в своем понимании предмета авторского права: по его мнению, "плагиат, под которым понимается заимствование из чужого произведения" - это явление допустимое юридически, но недопустимое с точки зрения литературной этики. Однако В.И. Синайский все же счел возможным вычленить личные неимущественные правомочия автора: право на авторство; запрет на приписывание авторства лицу на произведение, ему не принадлежащее; право автора на то, чтобы без его согласия не опубликовывали его произведения и не раскрывали его анонима или псевдонима; право на переделку своего произведения, изменения в нем и т.д..

Особенности оборота исключительного права. В Положении 1911 г. появилось регулирование договорных отношений в сфере авторского права. Основное внимание было уделено издательскому договору (т.е. лицензионному): за издателем признавалось авторское право, но одновременно закреплялась обязанность издать произведение в определенный срок под угрозой прекращения договора (ст. 68); уступка прав на издание произведения не заключает в себе уступки права на перевод его на другие языки и на переделку повествовательной формы в драматическую и наоборот (ст. 75); уступка прав на произведение не заключает в себе уступки прав на публичное его исполнение (ст. 74). Впервые ясно была выражена конструкция отчуждения исключительного права: "В отличие от издательского договора, в силу которого автор предоставляет издателю право на одно или несколько изданий, отчуждение авторского права имеет своею целью перенесение на другое лицо всего содержания того права, субъектом которого был автор (ст. 8)".

Издательский договор. В Положении 1911 г. очень подробно (ст. ст. 65 - 75) рассматривались вопросы издательского договора как особого договора, по которому (в отличие от договора подряда) издатель обязуется не только отпечатать экземпляры произведения, но и принять меры к распространению издания. Это особенно поучительно, учитывая, что в действующем российском законодательстве и сама фигура издателя, и его права отражены крайне невнятно, сущность издательского договора также во многом утрачена.

Примета времени. В 1904 г. умер А.П. Чехов. Общественность горячо обсуждала договор, заключенный писателем за несколько лет до смерти, по которому А.П. Чехов передал издателю А.Ф. Марксу права на свои произведения, не только существующие, но и те, которые будут созданы в будущем в течение 20 лет.

Сохранился текст договора, условия которого сформулированы в соответствии с проприетарной концепцией авторского права: "Антон Павлович Чехов продает Адольфу Федоровичу Марксу в полную литературную собственность все свои сочинения, как уже напечатанные под его, Чехова, фамилиею или под его многочисленными псевдонимами до сего 26 января 1899 года, так равно и те, которые будут обнародованы в течение первых двадцати лет после подписания сего договора, безразлично - имеются ли они уже теперь в рукописи или еще будут им написаны впоследствии. При продаже своих сочинений, могущих появиться в свет после 26 января 1919 года, Чехов, при одинаковости прочих условий, обязан предоставлять Марксу преимущественное право на приобретение их".

Многие считали подобный договор возмутительным. Законодатель отразил этот настрой. Согласно ст. 9 Положения 1911 г. условие договора об отчуждении авторского права на будущие произведения сохраняет силу на срок не свыше пяти лет, хотя бы в договоре была условлена большая его продолжительность или бессрочность. Г.Ф. Шершеневич истолковал это положение следующим образом: "В настоящее время невозможно отчуждение со стороны автора всех своих будущих произведений".

Любопытно, что этот запрет возродился в 1993 г. в п. 5 ст. 31 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" ("предметом авторского договора не могут быть права на использование произведений, которые автор может создать в будущем"), но отсутствует в действующем ГК РФ.

Законодательство СССР и РСФСР об авторском праве советского периода

Первые послереволюционные годы (1917 - 1925)

Советское законодательство об авторском праве начинается с Декрета Совета народных комиссаров (Совнарком, СНК) РСФСР от 26 ноября 1918 г. "О научных, литературных, музыкальных и художественных произведениях". Декрет в ст. 7 ограничивал срок действия авторского права жизнью автора ("после смерти автора всякий причитающийся ему авторский гонорар становится государственным достоянием"). Тем самым Декрет от 26 ноября 1918 г. запрещал переход исключительного авторского права по наследству, в чем был согласован с Декретом ВЦИК от 27 апреля 1918 г. "Об отмене наследования" - с первым актом советской власти в сфере собственно гражданского права. При этом нуждающиеся и нетрудоспособные родственники автора имели право на получение содержания из этих гонораров, остальные родственники - нет (ст. ст. 7, 9). Авторское право вовсе не отменялось, как можно было бы подумать - напротив, устанавливалась монополия автора на размножение и распространение произведений не иначе, как по соглашению с ним (ст. 3). Можно даже вычислить в тексте Декрета правомочия, входящие в состав исключительного права: право на издание произведения (ст. 11); право на размножение и распространение произведения (ст. ст. 2, 11); право на публичное исполнение "драматических, музыкальных и т.п. произведений" (ст. ст. 2, 11); право на гонорар (ст. ст. 5, 7, 10); право перевода "на русский язык литературных произведений, появившихся на иностранных языках" (ст. 10). В позднейшей советской литературе содержание Декрета от 26 ноября 1918 г. характеризовалось так: "Декрет устанавливает новые права авторов на вознаграждение от государства и национализирует лишь права, ранее принадлежащие отдельным частным издательствам".

Вторым важнейшим актом эпохи военного коммунизма в сфере авторского права был Декрет СНК РСФСР от 10 октября 1919 г. "О прекращении силы договоров на приобретение в полную собственность произведений литературы и искусства". В соответствии со ст. 1 Декрета "договоры издательств с авторами, в силу которых литературные, музыкальные или художественные работы авторов перешли в полную собственность издателей, объявляются недействительными". Статья 2 Декрета от 10 октября 1919 г. устанавливала обязательность договора "на всякую принимаемую к изданию работу" и минимальные нормы тарифа "полистной оплаты". Тем самым фактически запрещалось отчуждение исключительного права, легитимировались только издательские (лицензионные) договоры.

Примета времени. Надо различать историю законодательства и историю права. Показательна следующая история, произошедшая в Ленинграде в период действия Декрета. В августе 1924 г. в саду у Народного дома с большим успехом (несмотря на платный вход) состоялись "впервые в СССР публичные показательные радио-концерты". После гуляний Союз музыкальных и драматических писателей потребовал у организатора - Общества друзей радио - выплаты гонорара за произведения, исполненные в транслировавшемся концерте. Суд иск удовлетворил: признав, что "за все произведения, исполненные по радио, автор имеет право на получение гонорара", взыскал сумму в размере 1,5% от общих сборов, что составило 3 руб. 13 коп.. Даже сегодняшний законодатель считает необходимым разъяснить, что публичное исполнение произведения - это "представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств)" (подп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ). Но каково было советским судьям, которые впервые столкнулись с технической новинкой в авторском праве, а перед глазами имели Декрет от 26 ноября 1918 г.? Наверное, блистательное разрешение ими проблемы и является примером "суда скорого и справедливого".

Эпоха первой советской кодификации гражданского права (1922 - 1961)

Источники. Век радикально-романтических конструкций оказался не долог - они начали уходить уже через несколько лет вместе с эпохой военного коммунизма. "В Декрете ВЦИК РСФСР от 22 мая 1922 г. "Об основных частных имущественных правах" среди прочих прав граждан, признаваемых Советской республикой и защищаемых ее судами, упомянуто и авторское право. Однако конкретных норм в систематизированном виде по новому авторскому праву в 1922 году издано не было. Не вошли такие нормы и в Гражданские кодексы РСФСР и УССР". С небольшим запозданием были изданы основные акты в сфере авторского права. Актом союзного уровня были Основы авторского права, утвержденные Постановлением ЦИК и СНК Союза ССР от 30 января 1925 г. В России действовал "изданный на основе" союзного акта Декрет ВЦИК и СНК РСФСР "Об авторском праве" от 11 октября 1926 г.. В 1928 г. законодательство было обновлено: появились Основы авторского права, утвержденные Постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. (далее - Основы авторского права 1928 г.), и Постановление ВЦИК и СНК РСФСР "Об авторском праве" от 8 октября 1928 г. (далее - Постановление об авторском праве 1928 г.). Это законодательство и действовало вплоть до эпохи второй кодификации.

Разрабатывалось и специальное законодательство: Инструкция Наркомпроса РСФСР, опубликованная 2 февраля 1924 г., о размере авторского гонорара за публичные исполнения; Постановление СНК РСФСР от 20 ноября 1928 г. о минимальных ставках гонорара за литературные произведения и о нормах тиража; Типовой издательский договор, утвержденный Наркомпросом и Наркомторгом РСФСР, опубликованный 19 апреля 1929 г.; и др.

Концепция. Акты об авторском праве 1920-х гг. были созданы исходя из концепции исключительного права. Время настоятельно требовало признания двойственной концепции авторского права, но революция в законодательстве уже не приветствовалась: "В первоначальном проекте Декрета об авторском праве двойственный (личный и имущественный) характер авторского права был выражен в ст. 1, которая гласила: "Авторское право признается в виде права личного и права имущественного". По-видимому, оно признано излишним, так как оно само собою вытекает из конкретного содержания постановлений закона, для практического применения которых нет надобности в установлении теоретических определений".

Объекты авторского права. Уже в ст. 4 Основ авторского права 1928 г. (а ранее в ст. 3 Основ авторского права 1925 г.) были заложены те критерии правовой охраны произведения, которыми российский законодатель пользуется до сих пор: "Авторское право распространяется на всякое произведение литературы, науки и искусства, каковы бы ни были способы и форма его воспроизведения, а равно его достоинство и назначение". Оттуда же идет традиция давать открытый перечень объектов авторских прав, отказываясь от легальной дефиниции произведения. В Основах авторского права 1928 г. этот открытый перечень выглядел так (ст. 4):

  • устные произведения (речи, лекции, доклады и т.п.);
  • письменные произведения (книги, статьи, сборники и др.);
  • произведения драматические и музыкально-драматические;
  • переводы;
  • произведения хореографические и пантомимы;
  • кинематографические сценарии;
  • музыкальные произведения с текстом или без текста;
  • рисунки, произведения живописи, скульптуры, архитектуры и графических искусств, иллюстрации;
  • географические карты;
  • планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к наукам, технике или к постановке на сцене драматического или музыкально-драматического произведения;
  • киноленты;
  • фотографические произведения или произведения, полученные способами, аналогичными с фотографией.

Субъекты авторского права. Субъектами первоначального авторского права (помимо собственно традиционных авторов произведений) являлись: составители сборников произведений, не являющихся предметом чьего-либо авторского права, и редакторы таких произведений, а также составители сборников произведений, являющихся предметом чьего-либо авторского права (ст. 6 Основ авторского права 1928 г.); издатели журналов и других повременных изданий, а также энциклопедических словарей (ст. 13 тех же Основ); кинопроизводственные предприятия, выпустившие в свет киноленты (ст. 3 Постановления об авторском праве 1928 г.). Таким образом, в 1920-х гг. законодатель признавал первоначальное авторство юридических лиц за некоторыми произведениями. Такой подход сохранился в течение всего советского периода.

Условия правовой охраны произведения. В отношении двух объектов авторского права выдвигались условия, соблюдение которых было необходимо для наступления их правовой охраны: произведения хореографические и пантомимы - если в отношении их постановки имеются указания, изложенные на письме или иным способом (ст. 4 Основ авторского права 1928 г.); фотографии - если на каждом экземпляре означены фирма или имя, фамилия и место жительства фотографа, а также год выпуска в свет фотографического произведения (ст. 12 тех же Основ). Остальные объекты авторского права по умолчанию охранялись без соблюдения каких-либо формальностей. Впрочем, была предусмотрена добровольная процедура регистрации "времени издания произведения, либо первого публичного его исполнения, либо первого выставления произведения на публичной выставке" (ст. 9 Постановления об авторском праве 1928 г.).

Правомочия автора (состав авторского права). В ст. 7 Основ авторского права 1928 г. давалось прекрасное определение исключительного права автора путем перечисления правомочий как неимущественного, так и имущественного характера: "Автор имеет исключительное право под своим именем или под условным именем (псевдонимом) или без обозначения имени (анонимно) выпустить в свет свое произведение и в течение установленного в законе срока всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его, а равно извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из названного исключительного права". Кроме того, отдельно описывалось право на неприкосновенность произведения при жизни автора (ст. 18 Основ авторского права 1928 г.) и после смерти автора (ст. 28 Постановления об авторском праве 1928 г.).

Случаи свободного использования произведения. В ст. 9 Основ авторского права 1928 г. приводился перечень из 15 случаев использования произведения, которые "не считаются нарушением авторского права". В этот перечень, с позиций сегодняшнего дня, входили ограничения исключительного права автора: и традиционные, и экзотические, и дискуссионные. Принципиальным является объявление свободы перевода ("не считается нарушением авторского права... перевод чужого произведения на другой язык") и по общему правилу свобода переработки в целом ("не считается нарушением авторского права... пользование чужим произведением для создания нового произведения, существенно от него отличающегося").

Право на публичное исполнение. Продолжилась борьба за включение в состав исключительного права автора права на публичное исполнение произведения. В Основах авторского права как 1925 г. (ст. 5), так и 1928 г. (ст. 8) это право рассматривалось отдельно. Оно принципиально устанавливалось лишь для авторов неизданного драматического, музыкального, музыкально-драматического, пантомимного, хореографического и кинематографического произведения. Основы 1928 г. это право расширило: "В отношении неизданных, но хотя бы однажды публично исполненных произведений перечисленных категорий народным комиссариатам просвещения соответствующих республик принадлежит право разрешать публичное их исполнение и без согласия автора, с уплатой авторского гонорара в порядке, установленном законодательством союзных республик". Были сняты ограничения с музыкальных произведений. При этом публичное исполнение перечисленных произведений "в красноармейских и рабочих клубах" и вообще в учреждениях культурно-просветительного характера, при условии невзимания платы с посетителей, допускалось без согласия автора и, естественно, без выплаты ему вознаграждения.

С большим опозданием законодатель взялся за регулирование вопроса, уже разрешенного судебной практикой: было издано Постановление ЦИК и СНК СССР от 10 апреля 1929 г. "О праве передачи по радио и проводам публичного исполнения музыкальных, драматических и других произведений, а равно лекций и докладов". Законодательство рассматриваемого периода так и не включило в число субъектов права на публичное исполнение автора литературного произведения - этим озаботилась теория. В авторитетной литературе указывалось, что "публичное исполнение литературного произведения должно рассматриваться как его распространение".

Оборот исключительного права. Основы авторского права 1928 г. содержали общие положения о том, что "авторское право в части или в целом может быть отчуждаемо по издательскому договору, завещанию или иным законным способом. Договор об уступке авторского права должен быть совершен в письменной форме и содержать точное указание характера и условий использования авторского права" (ст. 16). Более чем подробно регулирование договоров, по которым передавалось авторское право, предусматривалось в Постановлении об авторском праве 1928 г. Подробнейшее регулирование авторских договоров является отличительной чертой права советского периода: возможно, это объясняется тем, что сфера творческих отношений с лицами "свободных профессий" была чуть не единственной сферой, подлежащей исключительно гражданско-договорному регулированию. В Постановлении об авторском праве 1928 г. выделялись издательский договор (ст. ст. 17 - 27) и постановочный договор (ст. ст. 30 - 44). Законодатель использовал термин "отчуждение" применительно к авторскому праву, но понимал под этим лицензионный договор. Собственно договора об отчуждении исключительного права навсегда законодательство РСФСР не предусматривало. Так, в ст. 17 Постановления об авторском праве 1928 г. мирно соседствовали два абзаца: "Отчуждение издательствам правомочий, вытекающих из авторского права, допускается не иначе как по издательскому договору. Издательским договором признается договор, в силу которого автор уступает на определенный срок исключительно право на издание произведения, облеченного в объективную форму, а издатель обязывается издать и принять все зависящие от него меры к распространению этого произведения". В ст. 30 того же Постановления: "Отчуждение авторского права на постановку и публичное исполнение неизданного драматического, музыкально-драматического, музыкального, пантомимного, хореографического или кинематографического произведения допускается не иначе как по постановочному договору. Постановочным договором признается договор, в силу которого автор уступает право на публичное исполнение своего произведения, а постановщик (зрелищное предприятие) обязуется осуществить постановку (публичное исполнение его) в определенный срок".

Защита авторских прав. Постановление об авторском праве 1928 г. различало защиту личных неимущественных и имущественных прав автора (вот где пригодилось бы практике их легальное разграничение). Общими способами защиты являлись возмещение убытков и требование "совершения таких действий, которые необходимы для удовлетворения нарушенных законных интересов автора" (ст. ст. 10, 11 Постановления об авторском праве 1928 г.). Специальная мера защиты была разработана в отношении имущественных прав: автор вправе взамен возмещения понесенных убытков, требовать уплаты ему гонорара по установленным ставкам (ст. 10 того же Постановления).

Особенности исчисления срока действия авторского права. В Основах авторского права 1925 г. отразились две противоположные тенденции: с одной стороны, законодатель решил позволить переход авторского права по наследству, а с другой стороны, устранить пожизненное авторское право. Согласно ст. ст. 6, 11 Основ авторского права 1925 г. по общему правилу авторское право принадлежит автору в течение 25 лет со времени появления его произведения в свет; если этот срок не истечет к 1 января того года, в котором умер автор, авторское право переходит к наследникам автора в оставшейся части, но не более, чем на 15 лет. Таким образом, правила определения срока действия авторского права моделировались по образцу привилегии, - наверное, это следует засчитать как откат к никем не поддерживаемой концепции.

В Основах авторского права 1928 г. были восстановлены общепринятые принципы исчисления срока исключительного авторского права. В соответствии со ст. ст. 10, 15 Основ авторского права 1928 г. по общему правилу авторское право принадлежит автору пожизненно, а наследникам его - в течение 15 лет, считая с 1 января года смерти автора. В соответствии со ст. 12 Постановления об авторском праве 1928 г. "после смерти автора авторское право, в случае отсутствия наследников по закону или завещанию, прекращается".

В ст. ст. 11 - 13 Основ авторского права 1928 г. устанавливались исключения из общего правила. Срок "пользования авторским правом" на произведения хореографические, пантомимы, кинематографические сценарии и киноленты - 10 лет; на отдельные фотографические и аналогичные снимки - 5 лет, на собрание снимков - 10 лет; на журналы, другие повременные издания и энциклопедические словари - 10 лет. К наследникам авторское право в этих случаях переходило "на не истекший ко дню смерти автора остаток установленного в законе срока". В связи с подобными правилами требовалось точное определение начала течения специального срока авторского права. Поэтому большое значение имела норма ст. 14 Основ авторского права 1928 г. о том, что "всякое произведение считается появившимся в свет 1 января того года, в течение которого оно было впервые правомерно издано соответствующим техническим способом". При этом в целях исчисления сроков к "изданию" приравнивались: для драматического и музыкально-драматического произведения - публичное представление; для музыкального произведения - публичное исполнение; для фотографий - публичное выставление и др. (ст. 14 Основ авторского права 1928 г.); для киносценария и киноленты - публичная демонстрация изготовленной киноленты; для энциклопедических словарей - появление в свет последнего тома, если промежуток между изданием отдельных томов не превышает шести месяцев и др. (ст. ст. 7 - 8 Постановления об авторском праве 1928 г.).

Объекты двойной охраны. В Постановлении об авторском праве 1928 г. была обозначена актуальная и для современного права проблема соотношения произведения и промышленного образца. Законодатель предоставил альтернативу: те авторы, которые не приобрели исключительного права на промышленный образец (т.е. не зарегистрировали произведение в качестве объекта патентных прав) пользуются защитой авторского права и имеют исключительное право "на вознаграждение за исполнение художественных, а равно фотографических и им подобных произведений в изделиях фабрично-заводской, кустарной и ремесленной промышленности" (ст. 6 Постановления об авторском праве 1928 г.).

Примета времени. В советский период в законодательстве возобладал принцип свободы перевода - он мог осуществляться без согласия автора оригинального произведения. Неизвестно, чем больше диктовалось первоначальное закрепление свободы перевода в советский период в основах авторского права, декретах и постановлениях 1920-х гг. Общее мнение первых послереволюционных лет было таково: "Издатели - граждане государств с более отсталой и менее влиятельной культурой - заинтересованы скорее в отсутствии международных литературных конвенций. Им приходится больше страдать от недопустимости перепечатки (или перевода без разрешения автора) иностранных книг, чем выгадывать от предоставленной им международной монополии на произведения своей литературы". Послевоенная отечественная литература, оправдывая принцип свободы перевода, упирала на внутренние мотивы, связанные с многонациональностью государства. Думается все же, что с началом индустриализации главенствующими для сохранения свободы перевода стали мотивы, связанные с внешними факторами: необходимостью преодоления технического отставания и смягчением информационной блокады в условиях осознанного изоляционизма. И результат превзошел ожидания. Так, знаменитый фантаст поляк Станислав Лем пояснял, почему он выучил русский язык в послевоенное время: "Я заметил, что самые интересные книжки из области физической и технической литературы очень скоро переводились на русский. Так что я должен был как-то его выучить, потому что я хотел их прочесть".

Эпоха второй советской кодификации гражданского права (1961 - 1991)

Источники. Авторское право вошло в кодифицированные акты гражданского права: Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденные Законом СССР от 8 декабря 1961 г. (далее - Основы гражданского законодательства 1961 г.) и в Гражданский кодекс РСФСР, утвержденный Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г. (далее - ГК РСФСР 1964 г.). Существовали и подзаконные акты, в основном регулирующие вопросы авторских договоров и ставок авторского вознаграждения.

Концепция. Законодательство рассматриваемой эпохи отказалось от использования конструкции "исключительного права" автора на его произведение. Критика понятия исключительного права в доктрине нарастала с конца 1940-х гг. - объяснение этому видится в том, что "с начала 30-х годов значение этого субъективного гражданского права как инструмента, с помощью которого автор мог осуществлять использование созданного им интеллектуального продукта, постепенно уменьшалось". В литературе во время, предшествовавшее кодификации, со всей бескомпромиссностью указывалось: "Термин "исключительное право" в советском авторском праве по характеру своему не имеет ничего общего с понятием "исключительности" права в законодательстве капиталистических стран. Там исключительное право создавалось для обозначения того, что это право предоставляет его обладателю монополию использования произведения". В советском праве "обозначение "исключительное" вытекает из того, что это право связано в значительной мере с личностью создателя новых произведений".

Таким образом, из законодательства термин "исключительное право" был устранен. Но зато структурное положение норм об авторском праве в кодифицированных актах гражданского права красноречиво свидетельствовало: авторское право - институт гражданского законодательства, авторские права - субъективные гражданские права, отличные от права собственности (категория "вещные права" тоже была устранена) и обязательственных прав.

Естественно, не произошло возврата к концепции интеллектуальной собственности. Воспринял ли советский законодатель дуалистическую концепцию авторского права? Вполне вероятно. Деление авторских правомочий на личные неимущественные и имущественные заметно в нормативных актах (хотя и не задекларировано в начальных статьях). Теория подобное разделение уже давно признавала и отказывалась установить чье-либо первенство: "Оба вида таких правомочий занимают по существу одинаковое место в системе авторского права".

Общие категории. Законодательство рассматриваемого периода сохранило некоторые общие подходы к структуре норм и формулировкам советского законодательства предыдущего периода. Это относится к определению объектов и субъектов авторского права, а также к описанию авторских прав. Так, уклоняясь от дефиниций, законодатель констатировал (ст. 98 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 479 ГК РСФСР 1964 г.), что автору принадлежит право:

  • на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения всеми дозволенными законом способами под своим именем, под условным именем (псевдоним) или без обозначения имени (анонимно);
  • на неприкосновенность произведения;
  • на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами, кроме случаев, указанных в законе.

В другом месте мимоходом брошено, что "не переходит по наследству право автора на имя и право на неприкосновенность произведения" (ч. 2 ст. 496 ГК РСФСР 1964 г.), откуда нам и становится понятно: какие правомочия отнесены к личным неимущественным; как именуется право использовать произведение "под своим именем, под условным именем (псевдоним) или без обозначения имени (анонимно)"; что составило по умолчанию содержание имущественного права (опубликование, воспроизведение и распространение произведения, получение вознаграждения за использование произведения другими лицами).

Так же, как и в предшествующем законодательстве, установлены детально проработанные перечни случаев свободного использования произведения без согласия автора (ст. ст. 103 - 104 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. ст. 493, 495 ГК РСФСР 1964 г.). В этих перечнях скрывается, например, исключительное право автора на переработку произведения (п. 1 ст. 492 ГК РСФСР 1964 г.) или на публичное исполнение произведения (п. 1 ст. 495 ГК РСФСР 1964 г.).

К новеллам следует отнести общую норму, устанавливающую ограничение имущественных прав автора: использование произведения для удовлетворения личных потребностей (ст. 493 ГК РСФСР 1964 г.).

Авторские договоры. Система авторских договоров продолжала развиваться и под конец (после изменений, внесенных в ГК РСФСР в 1974 г. и в 1987 г.) приобрела уже несколько пугающие размеры. Различались: 1) авторский лицензионный договор (включая договор о предоставлении права использовать произведение путем перевода на другой язык или переделки) и 2) авторские договоры о передаче произведения для использования; последние, в свою очередь, подразделялись на: а) издательский договор; б) постановочный договор; в) сценарный договор; г) договор художественного заказа; д) договор об использовании в промышленности неопубликованного произведения декоративно-прикладного искусства; е) договор о депонировании рукописи; ж) другие договоры о передаче произведений литературы, науки или искусства для использования каким-либо иным способом (ст. ст. 503, 504, 516 ГК РСФСР 1964 г.).

Защита авторских прав. Существенный прогресс был достигнут в определении способов защиты авторских прав. Конструирование норм получилось весьма своеобразным.

В качестве основных способов защиты законодатель предложил защиту личных неимущественных прав автора (ст. 499 ГК РСФСР 1964 г.):

  • восстановление нарушенного права (внесение соответствующих исправлений, публикация в печати или иным способом о допущенном нарушении); либо
  • запрещение выпуска произведения в свет; либо
  • прекращение его распространения.

Защита имущественных прав автора - это все способы защиты личных неимущественных прав плюс возмещение убытков при их наличии (ст. 500 ГК РСФСР 1964 г.).

Присоединение к Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 г. С 27 мая 1973 г. Женевская конвенция вступила в силу для СССР. В связи с этим изменения в законодательство об авторском праве были внесены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1973 г. (в Основы гражданского законодательства) и Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 марта 1974 г. (в ГК РСФСР). Самым серьезным последствием стал отказ советского права от принципа свободы перевода. Новое правило гласило: "Перевод произведения на другой язык в целях выпуска в свет допускается не иначе как с согласия автора или его правопреемников" (ст. 102 Основ гражданского законодательства 1961 г., ст. 489 ГК РСФСР 1964 г.). Изменились правила о посмертном сроке действия авторского права: он стал исчисляться с 1 января года, следующего за годом смерти автора, и стал равен 25 годам (ст. 496 ГК РСФСР 1964 г.). Из менее значительных изменений: появилось понятие лицензионного договора, был введен термин "правопреемник" и т.п. Из числа организационных последствий присоединения СССР к Женевской конвенции следует выделить создание Всесоюзного агентства по авторским правам (ВААП) - предшественника Российского авторского общества (РАО) и прочих организаций по коллективному управлению правами.

Сам факт присоединения СССР к международной Конвенции был, конечно, знаменательным, особенно если вспомнить, что в 1920-е гг. господствовало убеждение о том, что, отказавшись от присоединения к действовавшей тогда Бернской конвенции, Россия "не попала на удочку международного капитала и его идеологов". В 1970-е годы полного отрицания, конечно, не было, но стояла проблема выбора: к какой из двух авторитетных Конвенций - Бернской 1886 г. или Женевской 1952 г. - следует присоединяться. В советской литературе указывалось, что Бернская конвенция идет по пути широкой унификации норм материального права, а Женевская конвенция меньше затрагивает внутреннее законодательство. Кроме того, Женевская конвенция "предусмотрела сравнительно невысокий уровень охраны авторского права и упростила саму охрану", что и обусловило ее привлекательность "для стран с различным социально-экономическим строем, с различными системами авторского права". Таким образом, выбор был сделан в пользу Женевской конвенции - и, действительно, коренной перестройки советского законодательства об авторском праве в связи с присоединением к этой Конвенции не потребовалось.

Примета времени. Во многих книгах иностранных авторов, изданных в советское время в переводе на русский язык, имелись пометы типа: "Произведения, отмеченные звездочкой, изданы на языке оригинала до 27 мая 1973 г.". Для чего нужна была такая помета? Присоединение СССР к Женевской конвенции произошло с оговоркой: к охраняемым по Конвенции произведениям для СССР относились те, которые впервые опубликованы после 27 мая 1973 г., т.е. свобода перевода отменялась только на будущее время. Тем самым на произведения, увидевшие свет до 27 мая 1973 г., обновленное законодательство не распространялось: такие произведения, в частности, можно было переводить на русский язык и издавать в СССР по-прежнему без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения.

Постсоветское законодательство России об авторском праве

Законодательство эпохи перемен - кладезь для историков и психологов последующих поколений. "Еще 24 декабря 1990 г. был принят "революционный" и не очень грамотный Закон "О собственности в РСФСР", который в соседних нормах одного пункта определял круг "объектов права собственности" и "объектов интеллектуальной собственности". В Конституции РФ 1993 г. также был употреблен термин "интеллектуальная собственность" (ст. 44). Но в специальном законодательстве возврата к проприетарной концепции не произошло.

Формально новое законодательство об авторском праве появилось с принятием 31 мая 1991 г. новых Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (введены в действие с 1 января 1992 г.). Данный акт восстановил традицию регулирования авторского права на основе признания исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства. На территории России эти Основы применялись с 3 августа 1992 г., но в части авторского права фактически прекратили свое действие уже через год - 3 августа 1993 г. - с момента вступления в силу Закона РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах" (далее - Закон об авторском праве). С 1 января 2008 г. этот Закон прекратил свое действие в связи с вступлением в силу части четвертой ГК РФ.

Споры об уровне кодификации авторского права (как и прочих интеллектуальных прав) в рамках единого частноправового акта в современной России велись с большой резкостью.

С точки зрения юридической техники и структурного строения норм между Законом об авторском праве и ГК РФ лежит пропасть. Концептуально Закон об авторском праве бескомпромиссно воспроизводил концепцию исключительных прав, а ГК РФ построен на основе теории интеллектуальных прав. ГК РФ гораздо полнее Закона об авторском праве (так, в Законе содержалась регламентация только лицензионного договора, договор об уступке авторского права в нем не упоминался).

Но есть у Закона об авторском праве и ГК РФ множество общих черт, главная из которых - решительный отказ от традиции советского права. Исключительное право объявлено стержнем авторских прав в обоих нормативных актах, само определение исключительного права и его содержание через перечисление казуистичных способов использования произведения также является абсолютной новеллой. В целом ГК РФ выглядит больше продолжением Закона об авторском праве, чем всех предшествующих периодов российской истории.

За недолгое время своего действия Закон об авторском праве подвергся серьезной модернизации в 2004 г., желая сблизиться еще больше с зарубежным законодательством, в особенности с правом Европейского союза: так, соответствующий мировой практике 50-летний срок посмертного авторского права был удлинен до 70 лет, а иностранные произведения, опубликованные до 27 мая 1973 г., стали охраняемыми на территории России.

Положения ГК РФ об интеллектуальных правах также успели дважды подвергнуться концептуальному усовершенствованию: в 2010 г., когда остро стоял вопрос о приеме России в ВТО, и в 2014 г. в связи с общей реформой гражданского законодательства. Положений об авторском праве эти изменения коснулись в минимальной степени.

Примета времени. В один клубок сплелись резкое неоднократное увеличение сроков правовой охраны произведения, придание обратной силы действию этих сроков и лихорадочное законотворчество.

Закон об авторском праве ввел 50-летний посмертный срок действия исключительного авторского права (ст. 27), этот срок решено было применять "во всех случаях, когда 50-летний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 года", в том числе и для произведений, на которые истек 25-летний срок охраны. Практика довольно скоро определилась, что 50-летний срок применяется с обратной силой в отношении авторов, которые умерли начиная с 1 января 1943 г. В 2004 г. в Законе был установлен 70-летний срок правовой охраны, но придать ему обратную силу забыли. Поэтому, "если ранее установленный 50-летний срок охраны авторского права истек до 26 июля 2004 г., то 70-летний срок охраны к этим произведениям не применяется". ГК РФ сохранил 70-летний срок правовой охраны и не забыл распространить его на прошедшее время (на дату 1 января 1943 г.): "Поэтому, если пятидесятилетний срок действия авторского права на произведение истек после 31.12.1992 (но до вступления в силу Закона, установившего семидесятилетний срок действия авторского права) и произведение перешло в общественное достояние, с 01.01.2008 действие исключительного права на это произведение возобновляется и его срок исчисляется по правилам, предусмотренным статьей 1281 ГК РФ".

К чему это привело, можно посмотреть на примере охраны произведений А.Н. Толстого, автора персонажа по имени Буратино. А.Н. Толстой умер 23 февраля 1945 г. Посмертный срок действия авторского права истек 31 декабря 1959 г. (ст. 15 Основ авторского права 1928 г.). Произведения автора перешли в общественное достояние. В 1993 г. внезапно стало известно, что срок охраны возобновился (начиная с 1 января 1946 г.) и составляет 50 лет + 4 года за то, что автор работал во время Великой Отечественной войны (ст. 27 Закона об авторском праве). Это срок истек 31 декабря 2000 г., произведения автора вновь перешли в общественное достояние. С 1 января 2008 г. срок правовой охраны возобновился - теперь уже на 70 лет + 4 года (ст. 1281 ГК РФ).

Итак, Буратино был неохраняемым персонажем с 1 января 1960 г. до 3 августа 1993 г. и с 1 января 2001 г. до 1 января 2008 г. Но он не зря обещал вернуться.

Далее – § 6. Система источников авторского права

  • Ярослав, г. Калуга

    Ярослав, г. Калуга

    Мне сроки одна фирма затянула, курсовую уже неделю назад должны были сделать. Заказал у Вас. Спасибо Вам за помощь и понимание. Я Ваш клиент навеки!
  • Дарья, г. Омск

    Дарья, г. Омск

    Вы меня еще ни разу не разочаровали. 3 реферата и 2 курсовых работы сдала на «отлично». Теперь мой девиз – «Цена соответствует качеству».
  • Андрей, г. Липецк

    Андрей, г. Липецк

    У меня уже был горький опыт заказа курсовых и контрольных через Интернет. Повелся за дешевизной, в итоге было стыдно показывать. Буду заказывать теперь только у вас!
  • Мария, г. Москва

    Мария, г. Москва

    Спасибо большое! Заказывала реферат. Сделали вовремя. Реферат понравился и мне и преподавателю. Оригинальность реферата 80%! Получила 5 ...
  • Антон, г. Брянск

    Антон, г. Брянск

    Уже второй раз заказываю контрольную и снова результат превосходит ожидания!!! Пеподаватель доволен, а мне 5!!! Советую всем!!! Лучше, вряд ли, найдете!!!
  • Сергей, г. Воронеж

    Сергей, г. Воронеж

    Являюсь постоянным клиентом. Все работы заказываю только у вас. Радует качество, а также скидки. Рекомендовал сайт одногруппникам. Все довольны ...
  • Наталья, г. Казань

    Наталья, г. Казань

    Учусь заочно и работаю, поэтому мало времени на подготовку к сессии. Заказывала у вас курсовые, рефераты, контрольные. За работы получала только «4» и «5» ...
  • Константин, г. Тюмень

    Константин, г. Тюмень

    Решил самостоятельно написать дипломную работу – не получилось. Преподаватель раскритиковал. Переписывать времени не было. Благодаря вашему автору успел ...
  • Анастасия, г. Москва

    Анастасия, г. Москва

    Всем рекомендую вашу компанию. Сотрудники компетентны и вежливы. Заказывала дипломную по ВЭД. Сдала и защитилась без проблем. Спасибо за отличную работу!
  • Жанна, г. Кострома

    Жанна, г. Кострома

    У меня очень строгий преподаватель, любит придираться к мелочам, ему очень трудно угодить. Но ваш автор справился с поставленной задачей ...
  • Юлия О., г. Вологда

    Юлия О., г. Вологда

    Спасибо за профессионально выполненную работу! Дипломную работу защитила на «5». Материал был действительно оригинальным, все расчеты приведены ...
  • Елизавета, г. Москва

    Елизавета, г. Москва

    Поздно заказала дипломную, времени на выполнение была мало. Поразило то, что справились. Это просто фантастика!!! Молодцы, так держать!
  • Тимофей, г. Москва

    Тимофей, г. Москва

    Вы спасли меня от отчисления с последнего курса. Висел в должниках из-за курсовых работ. Ваши авторы успели написать 3 курсовых за 3 дня. Безмерно вам благодарен! ...
  • Юлия, г. Москва

    Юлия, г. Москва

    Обращаюсь в вашу компанию уже не первый год. Курсовые сдаю на «хорошо» и «отлично». Работы всегда выполняются точно в срок, доработки делаются бесплатно ...
  • Олег, г. Новосибирск

    Олег, г. Новосибирск

    Выражаю благодарность вашим авторам! Заказывал контрольные по высшей математике. Все расчеты верны. Теперь буду обращаться только к вам!
  • Дмитрий, г. Белгород

    Дмитрий, г. Белгород

    На написание дипломной работы оставалось 3 дня. Вы меня спасли! Я не верил, что справитесь за такой срок. Я вам очень благодарен! Удачи вам и процветания!!!
  • Екатерина, г. Томск

    Екатерина, г. Томск

    Хочу сказать спасибо за качественно выполненную работу! Замечания были минимальные. На защите получила «5». Буду советовать ваш сайт.
  • Михаил, г. Тула

    Михаил, г. Тула

    Меня здорово подвели: сроки просрочили, выполнили плохо. Пришлось срочно обращаться к вам по совету друга. Не верил, что справитесь. Буду обращаться только к Вам!
  • Александр, г. Орел

    Александр, г. Орел

    Понравилось оформление сайта, решил попробовать заказать курсовую. Выполнили, как и обещали, вовремя. Мне еще учиться 3 года. Заказываю буду только здесь.
  • Алина, г. Клин

    Алина, г. Клин

    Вопреки скептицизму моих домашних, Вы точно уложились в сроки. Вы были правы, буду не раз ещё с Вами сотрудничать. Большое спасибо за курсовую!
  • Ольга, г. Самара

    Ольга, г. Самара

    Курсовую, которую сама написала, не приняли. Решила обратиться к вам. Сделали быстро, вредный препод курсовик принял! Я очень рада!!!
  • Анна, г. Ростов

    Анна, г. Ростов

    В 2 ночи вспомнила, что сегодня сдавать реферат. Обратилась к вам. Реферат сделали точно к сроку. Сдала на «отлично». Спасибо! Буду к вам обращаться!