ДИПЛОМНЫЕ И КУРСОВЫЕ НА ЗАКАЗ

качественно – в срок – без плагиата

ONLINE-DIPLOM.RU – ДЛЯ ТЕХ, КТО ЦЕНИТ СВОЕ ВРЕМЯ И ДЕНЬГИ!

Slide background
Slide background
Slide background
 

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ, КОНТРОЛЬНЫЕ

Точно в срок, без плагиата, всегда на связи!

В ONLINE-DIPLOM.RU качеству работ и срокам выполнения уделяется большое внимание.

Мы постоянно осуществляем мониторинг сроков и все работы проверяем на плагиат.

Поэтому, сделав у нас заказ, Вы получаете отличную работу в срок и без плагиата. 

Мы дорожим своей репутацией и нам не безразличны наши клиенты!

 

Как заказать дипломную, курсовую ...

1. Заявка

1. Заявка
Оставляете заявку на сайте или по телефону.

2. Соглашение

2. Соглашение
Договариваемся о стоимости и сроках.

3. Предоплата

3. Предоплата
Вносите предоплату от 10% до 100%*.

4. Выполнение

4. Выполнение
Выполняем заказ и информируем о его выполнении.

5. Оплата

5. Оплата
Вносите остаток стоимости.

6. Получение

6. Получение
Получаете работу на электронную почту.

* Предоплата 100% применяется для срочных (до 2 дней) работ.

ДИПЛОМНАЯ

ДИПЛОМНАЯ


от 10  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КУРСОВАЯ

КУРСОВАЯ


от 800 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КОНТРОЛЬНАЯ

КОНТРОЛЬНАЯ


от 5 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 – 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

МАГИСТЕРСКАЯ

МАГИСТЕРСКАЯ


от 12  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ


от 500 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

РЕФЕРАТ

РЕФЕРАТ


от 9 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 - 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

С учетом того что Российская Федерация придерживается стратегического курса на сближение своего законодательства с правом Европейского союза, правовой подход ЕС к проблематике балансирования интересов правообладателей с потребностями широкого доступа к произведениям в интересах науки, образования и культуры представляет особый интерес. В ЕС считают, что информационные и коммуникационные технологии смогут выполнить свою модернизационную роль по расширению возможностей европейцев, если право будет обеспечивать облегченный доступ к контенту научного и культурного характера.

Виртуализация и переход в цифровую форму. Появление все новых электронных устройств, обладающих большим набором взаимопересекающихся функций, стирает различия между услугами, оказываемыми, например, издательствами, кабельными телевизионными компаниями, поставщиками телефонной связи, производителями электронных устройств и транспортных средств.

Современное развитие потребительской электроники ведет к тому, что услуги, традиционно оказываемые в сфере культуры, науки, образования, индустрии развлечений, перемещаются из физического мира в виртуальный. Повсеместный и круглосуточный доступ в виртуальный мир обеспечивается различными устройствами: смартфонами, планшетами, персональными компьютерами, аппаратами цифрового радио и телевидения высокой четкости. Футурологи полагают, что после 2020 г. весь переведенный в цифру контент будет предоставляться в режиме онлайн.

Развитие интернет-услуг привело к взрывному росту оборота контента. Контент сегодня оцифровывается и дематериализуется. Интернет и телекоммуникационные компании превратились в главных бенефициаров новых взаимоотношений, возникающих в сфере потребления результатов интеллектуальной деятельности. Переключение на Интернет во многом было ускорено деятельностью многочисленных пиратов, которые сделали охраняемые авторским правом произведения доступными для людей независимо от их места нахождения и финансовых возможностей, что превратило Интернет в альтернативный канал распространения любой продукции, охраняемой авторским правом.

Пиратов "выпалывают", как сорную траву, но это мало помогает. В Еврокомиссии полагают, что использование авторских и смежных прав в Интернете вызывает серьезные нарекания во многом из-за того, что остается неудовлетворенным спрос на легальный контент за приемлемую для потребителя цену. Проблема юридической очистки прав для использования произведений в цифре оставляет пиратам нишу, где они находятся вне конкуренции.

От упрощенного представления, что ситуацию можно исправить только за счет более жесткой системы запретов и привлечения к ответственности все более широкого круга лиц, включая провайдеров интернет-услуг, начинают отходить. Причина отнюдь не в либерализме и мягкотелости. Свобода циркуляции информации в обществе является той основой, на которой зиждется экономика знаний. Искусственное блокирование обмена информацией между индивидами даже с благой целью охраны исключительных прав авторов приведет к разрушительным последствиям.

Требование соразмерного использования предусмотренных национальным законодательством мер борьбы с пиратством в интеллектуальной сфере с учетом возможных негативных последствий воздействия таких мер на телекоммуникационную отрасль и провайдеров интернет-услуг исходит не только от крупных интернет-игроков типа Google. Так, предложение возложить на провайдеров интернет-услуг бремя отслеживания и блокирования контента, нарушающего права авторов на фильмы и музыку, не встретило поддержки Суда ЕС (Люксембург). Позиция данной инстанции заслуживает особого внимания, так как только она дает разъяснение норм европейского права, которые являются обязательными для национальных судов всех 27 членов Европейского союза.

Суд констатировал, что в цифровой среде услуги посредников могут все в большей мере использоваться третьей стороной для совершения правонарушений. Он отметил, что подобные посредники находятся в выгодном положении для доведения такой противоправной деятельности до конца. Вследствие этого правообладатель должен иметь возможность обратиться в суд для получения судебного предписания против посредника, через которого реализуется неправомерное использование охраняемого объекта интеллектуальной собственности в сети. Согласно европейскому праву условия и порядок выдачи таких предписаний относятся к сфере, регулируемой национальным законодательством государств-членов.

Спор шел между Бельгийским обществом по коллективному управлению правами авторов (SABAM) и социальной сетью Netlog. SABAM полагало, что в своем профиле пользователи получили техническую возможность публично демонстрировать фотографии или видеоклипы, что нарушает исключительное право на публичный показ, нанося коммерческий ущерб интересам правообладателей. Претензия SABAM к социальной сети Netlog состояла в том, что ее пользователям была предоставлена возможность обмениваться музыкальными и аудиовизуальными произведениями, относящимися к репертуару SABAM. В результате эти произведения оказывались общедоступными, так как пользователи сети Netlog могли получить доступ к ним без согласия SABAM и без уплаты авторского вознаграждения.

SABAM добивалось выдачи против Netlog судебного предписания на основании ст. 87(1) бельгийского Закона от 30 июня 1994 г. об авторском праве и смежных правах. SABAM требовало, чтобы Netlog было запрещено предоставлять музыкальные и аудиовизуальные произведения из репертуара SABAM, а в случае задержки исполнения социальную сеть общество требовало штрафовать в размере 1 000 евро за каждый день просрочки.

Защищаясь, Netlog письменно заявила, что удовлетворение требования SABAM о выдаче такого предписания будет равносильно наложению на Netlog общей обязанности осуществлять мониторинг информации, т.е. фактически ввести предварительную цензуру, что противоречит действующему законодательству. Другой аргумент Netlog состоял в том, что выдача подобного предписания могла бы привести к легализации цензуры в нарушение права ЕС в силу приказа суда, т.е. к контролю за информацией, размещенной пользователями на серверах Netlog, с целью идентификации электронных файлов, содержащих музыкальные, кинематографические и аудиовизуальные произведения, в отношении которых SABAM претендует на роль правообладателя и обмен которыми SABAM требует в последующем заблокировать. Исполнение подобного предписания потребует от провайдера хостинговых услуг осуществить затраты по установке идущей вразрез с законом системы фильтрации информации и активного мониторинга всей информации, хранимой пользователями, для того, чтобы предотвратить нарушение прав интеллектуальной собственности в будущем.

Между тем Суд ЕС неоднократно высказывался, что защита права собственности как основополагающего права, которая включает в себя полномочия, тесно связанные с правом интеллектуальной собственности, должна уравновешиваться охраной других основополагающих прав. Выдача национальным судом такого предписания могла бы привести к серьезному нарушению свободы провайдера хостинговых услуг продолжать свой бизнес. Это потребовало бы от него установить за свой счет сложную, дорогостоящую, постоянно действующую компьютерную систему, что вступает в противоречие с нормами Директивы от 29 апреля 2004 г. 2004/48/ЕС об обеспечении прав на интеллектуальную собственность, которая требует, чтобы меры по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности не были излишне сложными или дорогостоящими.

19 февраля 2013 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение о неприемлемости жалобы № 40397/12 Фредрика Нейи из Швеции и Петера Сунде Колмисоппи из Финляндии (Fredrik Neij and Peter Sunde Kolmisoppi), оспаривавших правомерность запрета деятельности сети "Пиратская гавань" и свое привлечение к уголовной ответственности. Данная сеть использовала BitTorrent для обмена файлами в нарушение авторских прав. Заявители считали, что их уголовное преследование нарушило их права на свободу слова, гарантированную ст. 10 Европейской конвенции об основных правах и свободах.

Анализируя приведенную ими аргументацию, ЕСПЧ согласился с тем, что нарушение права на свободу искать, получать и распространять информацию имело место. Тем не менее Суд счел, что в случае с соблюдением прав авторов ограничение было установлено законом в интересах охраны прав других лиц. Оно было необходимым в демократическом обществе, где интеллектуальная собственность пользуется охраной, предоставляемой ст. 1 Протокола № 1 Конвенции, что было подчеркнуто в решениях судов против государств-участников в пользу правообладателей (например, см.: Anheuser-Busch Inc. v. Portugal [GC], No. 73049/01, § 72, ECHR 2007-I).

Более того, ЕСПЧ повторил свою принципиальную позицию, что подлинная и эффективная защита прав, охраняемых данным положением, не сводится только к обязанности государства воздерживаться от вмешательства, а требует позитивных действий, направленных на их защиту (см. дело Oneryildiz v. Turkey [GC], No. 48939/99, § 134, ECHR 2004-XII).

Тем самым государство-ответчик должно находить баланс между соперничающими интересами, которые находятся под защитой Конвенции. В таких обстоятельствах государство обладает гораздо большей степенью усмотрения, что следует из рекомендаций Комитета министров ЕС. Шведские власти были обязаны защищать имущественные права истца в силу как Закона об авторских правах, так и Конвенции. ЕСПЧ счел, что характер и тяжесть наложенных наказаний являются факторами, которые должны учитываться при оценке соразмерности государственного вмешательства в осуществление свободы слова, как показали дела с участием заявителей из Румынии и Польши (см.: Cumpana and Mazare v. Romania [GC], No. 33348/96, § 111, ECHR 2004-XI; Skatka v. Poland, No. 43425/98, § 41, 27 May 2003).

Применительно к делу "Пиратской гавани" ЕСПЧ счел, что тюремное заключение и возмещение ущерба истцам являются соразмерным наказанием за допущенное нарушение.

Предписание установить спорную систему фильтрации следует рассматривать как не отвечающее требованию нахождения справедливого баланса между защитой интеллектуальной собственности обладателей авторских прав и свободой ведения бизнеса, которой пользуются операторы (связи), каковыми являются провайдеры хостинговых услуг.

Необходимость ясной нормативной базы. Исключения из общего режима действия авторского права нашли свое отражение в Директиве 2001/29/ЕС.

В ЕС правовые нормы, регулирующие предоставление услуг в режиме онлайн, разбросаны сегодня по многочисленным законам, регулирующим электронную торговлю, предоставление услуг связи, обработку персональных данных, деятельность СМИ, вопросы авторского права и смежных прав и множество иных областей. Стоит задача подготовки простого, понятного пользователю справочника, написанного человеческим языком, который был бы легко доступен на соответствующей интернет-платформе по типу eYou Guide. Разбросанность по множеству источников законодательства, регулирующего различные аспекты использования объектов интеллектуальной собственности в Интернете, характерна для законодательства всех развитых стран без исключения.

Между тем, как показывает опыт ЕС, Интернет и переход к цифровому формату служат развитию креативного творчества и культурного многообразия.

В 2006 г. ЕС ратифицировал Всеобщую декларацию ЮНЕСКО о культурном разнообразии 2005 г. Положения Декларации направлены на защиту культурного многообразия в эпоху глобализации и в полной мере применимы к новой цифровой среде. С одной стороны, оцифровка снимает ограничения на распространение контента, так как стоимость воспроизведения снизилась, а скорость распространения возросла, что создает дополнительные возможности для авторов и поставщиков контента. Можно выйти на новые аудитории, в том числе даже планетарного масштаба.

Интернет способствует плюрализму, давая доступ к большему числу точек зрения и источников информации. Интернет становится инструментом самовыражения для всех, кто в противном случае был бы лишен такой возможности. Техническую возможность выхода на масштабную аудиторию получают не только профессиональные коммуникаторы, но и все желающие.

Развитие цифрового распространения кино в Европе шло медленнее, чем предполагалось, из-за расхождений в технических стандартах и бизнес-моделях. Многим кинотеатрам угрожает закрытие из-за высокой стоимости оборудования.

Слагаемые успешного развития. Цифровая дистрибуция культурного, журналистского и прочего контента в силу ее дешевизны и скорости распространения дает возможность авторам и провайдерам контента выйти на любую заинтересовавшуюся их продуктом аудиторию. Ведущие страны Европейского союза решают задачу продвижения творчества, производства и распространения цифрового контента с использованием всех платформ. Сильной стороной лидеров ЕС является развитый издательский бизнес, но конкурентоспособных платформ распространения цифрового контента мало. Требуется разработка инновационных бизнес-моделей, благодаря которым контент становится доступным и оплачивается разнообразными способами, что позволит добиться более справедливого соотношения между доходами правообладателей и доступом широкой публике к контенту и знаниям. Изменения в законодательстве для успеха таких моделей не являются необходимыми, если все заинтересованные лица (stakeholders) смогут взаимодействовать на контрактной основе. Предложение разнообразного легального контента по привлекательной цене в режиме онлайн рассматривается как экономически эффективный ответ пиратскому распространению произведений, охраняемых авторским правом.

Государственная власть может активно содействовать развитию рынка онлайн-контента, предоставив всю государственную информацию на эффективной транспарентной основе без какой-либо дискриминации пользователей. Считается, что качественным продвижением к транспарентности станет открытие такой информации для запросов, поступающих из-за рубежа.

В ЕС все острее ощущается необходимость создания общеевропейского рынка цифровых услуг и панъевропейского лицензирования пользования контентом. На сегодняшний день в Европе в четыре раза меньше загрузок музыки, чем в США, во многом из-за отсутствия легального предложения контента и фрагментации рынка. Кроме того, 30% европейцев (старшее поколение, люди, не владеющие английским языком) никогда не пользовались Интернетом.

Открытие доступа к контенту. Потребители правы, ожидая, что в ближайшем будущем доступ к контенту в режиме онлайн будет по меньшей мере столь же простым и эффективным, как в материальном мире. В информационной сфере единый рынок в Европе пока отсутствует. Для создания музыкального магазина, предоставляющего музыку в режиме онлайн, необходимо провести сложные переговоры с 27 обществами по коллективному управлению правами, находящимися в 27 странах. Потребитель может купить в магазине любой понравившийся ему диск, но не может легально приобрести конкретную песню с онлайн-платформ в любом месте Европы, потому что лицензирование осуществляется по национальному принципу. Это контрастирует с единым рынком в США и напоминает ситуацию в Азии, где рынок также раздроблен на национальные сегменты. Между тем глобализация доступа к произведениям наглядно показывает ущербность сугубо национальной модели очистки прав на контент.

Для сохранения доверия правообладателей и пользователей, а также с целью облегчить трансграничное лицензирование сам характер управления коллективными правами должен стать более прозрачным и соответствовать технологическому прогрессу. (За этой гуттаперчевой формулировкой скрывается стремление видеть его и автоматическим, и в режиме онлайн.) Высказывается пожелание, уже не относящееся к деятельности обществ по коллективному управлению: прийти к единообразному и технологически нейтральному решению проблемы трансграничных и панъевропейских лицензий в аудиовизуальном секторе, установив что-то вроде тарифной шкалы территориального охвата и уточняющих коэффициентов, учитывающих специфику конкретных видов контента. Эти вопросы прорабатывались в докладе профессора M. Monti по перезагрузке единого рынка (Report on the re-launch of the Single Market), представленном председателю Европейской Комиссии 9 мая 2010 г. Этот же принцип территориального коэффициента может быть использован и за пределами ЕС.

Желательные направления изменений в правовом регулировании коллективного управления правами в условиях оцифровки контента.

Позиция компании Nokia на слушаниях, организованных Комиссией ЕС, по вопросу регулирования коллективного управления правами на территории Европейского союза (23 апреля 2010 г.) в рамках третьей секции "Отношения между организациями по коллективному управлению правами и коммерческими пользователями" по существу выражает мнение разработчиков коммуникационных платформ.

Противники коллективного управления правами обычно выдвигают тезис, что в условиях тотальной оцифровки контента поставщики услуг не нуждаются в посредниках между авторами и потребителями. Однако позиция изготовителей электронных устройств содержит больше нюансов.

Крупные компании стремятся не просто изготавливать смартфоны и другие гаджеты. Они нацелены на то, чтобы стимулировать пользователей к приобретению новых, инновационных услуг. По такому пути пошли лидеры рынка компании Apple и Samsung, что привело к появлению самостоятельного рынка приложений, совместимых с используемыми ими платформами. Европейские компании также проявляют активность на этом рынке. Так, например, есть сервис "Nokia приходит с музыкой" (Nokia Comes With Music), предоставляющий возможность загрузки неограниченного количества музыки на протяжении определенного времени, например в течение года. По окончании этого срока потребитель может сохранить в своем телефоне все, что он загрузил. То есть производитель технически в состоянии заменить общества по коллективному управлению правами, осуществляя коммерческое лицензирование использования музыки в Европе. Nokia выступает за своего рода холистический подход к системе цифрового авторского права.

Ключевой элемент такого подхода состоит в том, что доступ к легальному цифровому контенту должен быть максимально облегчен на всей территории единого рынка цифровых услуг ЕС, а в перспективе – на всем Европейском континенте.

Компания Nokia считает, что на современном этапе удалось добиться впечатляющего прогресса в реформировании лицензионного режима и ухода от прежних конструкций, основанных на национальной модели использования авторских прав. Решения Международной конфедерации обществ авторов и композиторов (The International Confederation of Societies of Authors and Composers – CISAC) 2008 г. были полезными (они дали зеленый свет созданию пулов по предоставлению мультинациональных лицензий). Но, по мнению Nokia, многое еще предстоит сделать. Предлагается двигаться в нескольких направлениях: предусмотреть специальные меры по стимулированию инноваций, разработке новых способов ведения бизнеса и предоставления цифровых услуг. Унифицированная бизнес-модель в отношении всех видов услуг (включая цифровые) к использованию оцифрованного контента не подходит. Традиционные, тарифные, условия лицензирования, которые применяются к радио- и телевещанию, плохо уживаются с бизнес-моделями предоставления цифровых услуг.

Лицензионные условия должны быть гибкими в зависимости от потребностей клиента. Поставщики инновационных услуг должны иметь возможность договариваться с клиентом напрямую. За этими обтекаемыми фразами стоит попытка уйти от платежей национальным обществам по коллективному управлению правами путем замены их менее обременительными выплатами по лицензионным соглашениям с многочисленными мини-обществами, управляющими правами отдельных правообладателей.

Предоставление цифровых услуг требует получения прав, действующих на всей территории Европейского союза. Коммуникационные компании, производители электроники предлагают упростить лицензирование и сократить транзакционные издержки. Вопрос "За счет кого сократить?" старательно обходится. Отдельное предоставление механических прав, прав артистов-исполнителей (т.е. авторских и смежных) должно быть увязано в единый пакет.

Выдвигается предложение создать конкурентный рынок прав в интересах авторов и потребителей. Это означает, что лицензиары и лицензиаты должны иметь возможность вести переговоры и согласовывать условия в том, что касается предоставления цифровых услуг. Иными словами, за разговорами о прямых переговорах кроется стремление отстранить авторские общества от разработки цифровых лицензий.

Nokia, как и многие другие производители, скептически относится к идее "одного окна". Компания полагает, что подобное решение будет лишено необходимой гибкости и конкурентных преимуществ. Они полагают, что участников должно быть достаточно много, чтобы избежать монопольного давления на национальном уровне или на уровне ЕС.

Надо обратить внимание на то, что Nokia не считает монополией ситуацию, когда один лицензиар обладает исключительным правом на вполне определенный конкретный репертуар, но есть и другие лицензиары, имеющие свой отличный репертуар и конкурирующие с ним. Монополия это когда отсутствуют другие конкурентоспособные репертуары. Правообладатели могут контролировать только свой собственный репертуар. То есть если условия не могут быть согласованы с одним правообладателем, то должна быть возможность обратиться к другому. Один правообладатель не сможет воспрепятствовать предложению аналогичной услуги на рынке.

Практическая реализация идеи единого цифрового рынка (услуг) с точки зрения производителей электронных устройств. По их мнению, единый внутренний рынок ЕС должен распространяться не только на товары (материальные предметы), но и на услуги (согласно правовой терминологии ЕС предоставление исключительных имущественных прав авторов, обладателей смежных прав условно рассматривается и регулируется как предоставление услуг). То есть предлагается сделать следующий шаг и распространить на данную сферу услуг правила честной конкуренции и взимать штрафы за злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Определенные надежды возлагаются на проект создания сводной базы данных правообладателей, которая может быть создана при содействии Комиссии ЕС. С созданием единого рынка цифровых товаров и услуг связываются надежды на значительную экономическую отдачу. По прогнозам Центра европейской политики, единый цифровой рынок в масштабах ЕС способен генерировать дополнительный экономический рост порядка 415 млрд евро в течение 10 лет или 4% от ВВП ЕС и создать сотни тысяч рабочих мест. Лицензионный продукт станет доступен в режиме онлайн, т.е. в любое время суток и из любого места по выбору потребителя внутри ЕС.

Возникает вопрос: что должно войти в стоимость такой лицензии и на что она должна распространяться? В настоящее время плата за копирование в память ЭВМ уплачивается на национальном уровне. Обладатели авторских и смежных прав рассматривают эту плату как принадлежащий им дополнительный доход, которым они не собираются жертвовать. Но такая дополнительная нагрузка лишает производителей стимула разрабатывать новые услуги, если они не будут оплачиваться отдельно, а весь доход от них достанется только правообладателям. То есть в проигрыше оказывается потребитель.

Проблема всеобщей на уровне ЕС и всеохватной лицензии становится ключевой, в том числе и в сфере борьбы с пиратством, так как при ее наличии у потребителя не будет экономического смысла заниматься пиратством, приобретая контрафактные копии охраняемых произведений.

Еще одна проблема, которая была затронута попутно, – это финансирование культуры. Коммерческое лицензирование, как считает Nokia, должно быть отделено от финансирования культуры и не должно осуществляться одной и той же организацией.

Jeremy Rollison, директор Европейской ассоциации цифровых медиа (European Digital Media Association (EDiMA)), указал на совпадение интересов компаний, предоставляющих услуги в Интернете, и изготовителей электронных устройств, обеспечивающих выход в Интернет. Отсюда членство в Ассоциации таких компаний, как Amazon, Apple, eBay, Google, Microsoft, Nokia, Yahoo!, Europe, Orange, и др. В настоящее время потребителю предоставляют выложенный в Интернет контент, медийные услуги через Интернет, электронную торговлю, коммуникацию и информацию, поисковые системы. Сейчас все согласны с исходным тезисом, что дистрибуция произведений на европейском едином цифровом рынке потенциально предоставляет потребителю большие, чем раньше, выбор и разнообразие, новые способы коммерческого использования контента и устойчивый рост доходов для правообладателей.

Онлайн-дистрибуция создает новые финансовые потоки для правообладателей. В этих условиях четко функционирующий и гибкий рыночный механизм лицензирования становится ключевым элементом для успешной деятельности интернет-компаний и нового медийного сектора.

Вместе с тем получение лицензий на использование аудио- и аудиовизуальных произведений в режиме онлайн встречается с многочисленными трудностями, связанными с организацией, необходимостью получения группы разнообразных лицензий и правовой неопределенностью.

Создание наиболее полной базы данных глобального репертуара произведений является шагом в правильном направлении. Высокие административные расходы, вызванные необходимостью сбора лицензий и юридическими рисками, вынуждают многих выходить или воздерживаться от онлайн-бизнеса, сокращая потенциальные доходы культурной индустрии.

Выход из этой ситуации ассоциация видит в том, чтобы изменить систему коллективного управления правами и коммерческого лицензирования, а именно:

1) ввести систему коммерческого лицензирования, что предполагает использование обществами по коллективному управлению правами лицензионных модулей (licensing frameworks), адаптирующихся к характеру услуг и потребностям конкретного вида цифрового бизнеса;

2) действие панъевропейской лицензии должно распространяться не только на ЕС, но также и на нынешних и потенциальных участников Европейской экономической зоны (ЕЭЗ) (это 27 членов ЕС (сейчас их 28) плюс Норвегия, Исландия, Лихтенштейн, а также, если они того пожелают, Турция и Украина, которые уже соответствуют требованиям ЕЭЗ);

3) лицензирование должно касаться предоставления цифровых услуг и распространяться на весь репертуар в целом, тогда как временные рамки и условия каждой конкретной лицензии должны прописываться исходя из потребностей каждого коммерческого лицензиара. В том случае, если речь идет о сложных или составных произведениях, права должны предоставляться лицензиаром в совокупности;

4) прозрачность и четкость – это не просто звонкая фраза. Потребитель должен понимать и иметь возможность проверить, какие права, на какое коммерческое использование и на какие произведения он получает, приобретая лицензию. Лицензии должны уйти от территориально выстроенной системы к системе репертуарной, строящейся не вокруг представительства на территории, а вокруг источника, владеющего репертуаром. Это возлагает на общества по коллективному управлению правами в приоритетном порядке обязанность обеспечить прозрачность владения правами, чтобы лицензиаты не оказывались в ситуации, когда они выплачивают вознаграждение обществам, которые не являются владельцами прав и не управляют ими. Это становится критически важным в ситуации, когда более одного общества или агента правообладателя имеет полномочия выдавать лицензию или претендует на то, что у него есть такие полномочия. Речь идет о том, чтобы обязать общества по управлению правами предоставлять коммерческим пользователям информацию о том, какие именно произведения переданы им в управление и кем из правообладателей им предоставлено право на управление.

На общества по коллективному управлению должна быть возложена легальная обязанность гарантировать лицам, оказывающим цифровые услуги, что выдаваемая ими лицензия распространяется на все виды использования, права на которые необходимы для предоставления данных услуг;

5) разрешение споров – ассоциация считает, что коммерческим пользователям по условиям соглашения с обществами по коллективному управлению правами должна быть предоставлена возможность в случае спора с правообладателями или обществами по коллективному управлению правами обратиться к беспристрастному арбитражу, способному выносить решения оперативно;

6) повышение эффективности – не требовать от лицензиатов обременительной отчетности;

7) авторские сборы. Ассоциация полагает, что нынешний сбор за частное копирование в личных целях представляет собой проблему, решение которой предполагает срочный пересмотр действующих положений. Территориальная природа сбора за копирование в личных целях привела к фрагментации внутреннего рынка, воздвигает барьеры на пути торговли и искажает конкуренцию в отношении продукции, становящейся объектом налогообложения. Системы авторских сборов за копирование в личных целях являются наследием аналогового мира, тогда как в цифровую эпоху, где контент используется в цифровом формате, распространение цифровых устройств и вездесущность связи принципиально меняют способы оказания цифровых услуг, позволяя потребителю приобретать, потреблять и пользоваться цифровыми файлами, содержащими музыку и видео. Сборы за частное копирование не должны рассматриваться как источник доходов для правообладателей, так как на практике они становятся главным образом источником доходов для самих обществ. Правообладатели должны вознаграждаться через систему прямых лицензий. Это более справедливо и отражает рыночную стоимость игроков, способных привлечь наибольшее количество пользователей. Нужно избегать создания системы, стимулирующей правообладателей к тому, чтобы искусственно завышать платежи, сужая сферу или области пользования лицензией.

Кристиан Гауптман (Christian Hauptmann) из RTL Group напомнил, что еще в октябре 2009 г. Комиссия ЕС выпустила документ, где признала, что традиционная практика предоставления лицензий не соответствует потребностям цифровой дистрибуции.

С учетом того что Комиссия ЕС включила создание единого цифрового рынка в число первоочередных приоритетов, которые должны быть реализованы до 2020 г., была анонсирована необходимость законодательных мер, направленных на создание современного, конкурентоспособного, а самое главное, дружественного потребителю единого цифрового рынка.

Единый цифровой рынок не ограничивается проблемой скачиваний и дистрибуции с использованием Интернета. Он касается всех аспектов эксплуатации цифровых сервисов. Готовящееся регулирование должно учитывать не только текущие, но и потенциальные проблемы.

Взаимосвязь между отношениями "общество по коллективному управлению – члены общества", "общество – общество" и "общество – пользователи".

На повестке дня сегодня три группы взаимосвязанных вопросов: 1) отношения между менеджерами общества по коллективному управлению и авторами; 2) отношения между обществами, управляющими различными коллективными правами; 3) отношения между менеджерами обществ по коллективному управлению и коммерческими пользователями.

Все эти взаимосвязи должны рассматриваться в комплексе. Ограничения, накладываемые на правообладателей соглашениями об их участии в обществах по коллективному управлению, оказывают сильное влияние на то, что правообладатели и коммерческие пользователи могут делать совместно, а что – не могут, даже тогда, когда это в их взаимном интересе. Комиссия ЕС должна изучить поведение посредника, лица, стоящего между правообладателем и коммерческим пользователем, т.е. рыночное поведение коллективных обществ, насколько их действия соответствуют интересам всех правообладателей, кого они представляют.

Поверенные обязаны использовать права своих доверителей в их интересах. У обществ по коллективному управлению правами есть долг и перед коммерческими пользователями. Такие обязательства, как публикация тарифов, предоставление лицензий, лицензирование на недискриминационной основе, независимое разрешение споров, вытекают главным образом из устойчивой практики применения законодательства о конкуренции применительно к предприятиям, занимающим доминирующее положение на рынке.

Нужно четко понимать: общества по коллективному управлению правами являются не владельцами прав, которые им предоставлены в управление, а лишь поверенными правообладателей (fiduciaries to the right owners) – ни больше и ни меньше.

Соотношение интересов обществ по коллективному управлению и их членов. Общества по коллективному управлению выполняют обязанность приводить в действие все то, что служит интересам их членов и представляемых этими обществами правообладателей. Коллективные общества не являются лицензиарами в традиционном смысле слова и не должны смешивать вознаграждение, которое они получают как представители правообладателей, со своим собственным интересом.

Правообладатели и коммерческие пользователи нуждаются в большей гибкости в нахождении требуемых рынку решений. Многим коммерческим пользователям, и в первую очередь радио- и телевещателям, нужен доступ к всемирному репертуару, предоставляемому в режиме "одного окна" не только в отношении одной территории, но все чаще для многонационального, в частности панъевропейского, использования. Отсюда логически вытекает потребность в некоей площадке сотрудничества между пользователями и правообладателями, например, с исключением обществ, собирающих деньги за использование прав. В таком случае была бы решена проблема прямого лицензирования.

Отказ в гибкости правообладателям и пользователям через навязывание эксклюзивности в соглашениях о членстве ведет к тому, что решение вопроса, продиктованного потребностями рынка, не может быть найдено. То есть эксклюзивность, присвоенная обществами по коллективному управлению правами, становится главным препятствием для соблюдения интересов авторов и пользователей. Будущее регулирование, касающееся правового положения обществ по коллективному управлению, должно предусмотреть гибкость в установлении отношений между правообладателями и пользователями в отношении способов лицензирования прав на музыку. Присвоенное право на эксклюзивность должно уступить место концепции неисключительности.

В настоящее время Комиссия ЕС предписала обществам по коллективному управлению правами отказаться от трех форм эксклюзивности:

  1. ограничения по членству, которые мешают автору свободно выбирать членство в обществе по коллективному управлению правами, лишают его возможности принадлежать одновременно к нескольким обществам по коллективному управлению правами на территории ЕС и всей Европейской экономической зоны;
  2. эксклюзивное представительство в соглашениях о взаимном представительстве, которое препятствует конкурирующим обществам по коллективному управлению правами выдавать лицензию на свой репертуар, кроме того, коммерческие пользователи лишаются прямого доступа к репертуару иностранных обществ по коллективному управлению правами;
  3. пункт об эксклюзивности (exclusivity clause). В соответствии со ст. 6 (II) модельного контракта CISAC члены CISAC, входящие в Европейскую экономическую зону, договорились не осуществлять свою деятельность на территории других обществ по коллективному управлению правами.

Общества по коллективному управлению правами признали, что данное положение является антиконкурентным, и вследствие этого решили не оспаривать решения Европейской Комиссии в Суде Европейского союза.

Некоторые из обществ по коллективному управлению правами теперь подтверждают доступность их собственного репертуара на основе лицензий для пользователей, находящихся за пределами Европейской экономической зоны, и начали процедуру аннулирования соответствующего запрета со стороны CISAC. Однако какой-либо публичной информации о том, как и на каких условиях предоставляется доступ иностранным пользователям к репертуару, нет.

Позиция Международной федерации производителей фонограмм (International Federation of the Phonographic Industry (IFPI)) была озвучена Лори Речардт (Lauri Rechardt). Федерация представляет 1 400 музыкальных компаний, включая всех мейджоров. Ее члены пользуются услугами Федерации двояко: как правообладатели и как коммерческие пользователи. В цифрах это выражается следующим образом. В 2009 г. общества по коллективному управлению правами звукозаписывающих компаний собрали более 800 млн евро, тогда как те же звукозаписывающие компании выплатили обществам, управляющим правами авторов музыкальных произведений на коллективной основе, 600 млн евро за механические права (т.е. за использование права записи). Уникальное двойственное положение звукозаписывающих компаний, являющихся и правообладателями, и пользователями одновременно, заставляет их выступать за поиск сбалансированного общеевропейского решения, направленного на полную реализацию потенциала рынка цифровых услуг.

Экономический смысл деятельности общества по коллективному управлению авторскими правами. Основная экономическая цель обществ по коллективному управлению весьма примитивна – они служат удобным посредником между правообладателями и пользователями. Общества, чтобы оставаться удобными, должны предоставлять услуги, которые включают:

  • услуги правообладателям, помогающие им монетизировать свои индивидуальные права экономически наиболее эффективным способом;
  • услуги пользователям, снижающие их транзакционные издержки путем предоставления доступа к бланкетным лицензиям на справедливых и недискриминационных условиях. Ни пользователи, ни правообладатели не должны платить сверх того, чего стоит оказание этой основной услуги.

В качестве пользователей звукозаписывающие компании заинтересованы в том, чтобы общества по коллективному управлению правами четко выполняли свои прямые обязанности, обеспечивая функционирование имеющихся и возникающих рынков. Вопросы прозрачности, подотчетности, эффективности управления предлагается в связи с этим рассматривать как относящиеся к компетенции членов таких обществ, т.е. правообладателей. Задача Комиссии ЕС исходя из этого должна состоять в повышении эффективности выполняемой полезной функции и устранении национальных правил, поддерживающих монополизм на локальной основе.

Ключевой вопрос – облегчение процедуры лицензирования. Наибольшие препятствия на этом пути:

  • отсутствие коллективного предоставления лицензий на общеевропейской основе, в особенности в том, что касается прав на онлайн-использование музыкальных произведений, невосприимчивость обществ, управляющих музыкальными правами на коллективной основе, к рынку цифровых услуг;
  • отсутствие справедливой и эффективной системы разрешения споров на местах. IFPI признает, что пользователи в интересах повышения эффективности системы предоставления лицензий должны взять на себя обязательство вести себя ответственно и платить рыночную цену за используемые права.

Лицензирование прав.

Существенным фактором, влияющим на предоставление коллективной лицензии в Европе как правовой услуги, является откровенное пиратство.

Развитию единого цифрового рынка музыки препятствуют не столько услуги, предоставляемые обществами по коллективному управлению, действующими на законной основе, сколько пиратство. Все меры, сдерживающие развитие единого цифрового рынка, оправдываются, как правило, соображениями борьбы с пиратством. Никакой механизм лицензирования разнообразных услуг, которые могут быть предоставлены уже сегодня, не выдержит конкуренции с наличием легкодоступного потребителю рынка нелицензируемой музыки. Сама угроза появления рынка нелицензируемых произведений (в том числе и в других сферах) сдерживает оцифровку.

Отметив основную трудность – сложившуюся пиратскую инфраструктуру, можно перейти к другим проблемам, мешающим развитию единого европейского рынка онлайн-музыки, аудиовизуальных произведений и игр.

Основные затруднения в сфере лицензирования.

A. Объединяющие авторов музыки общества по коллективному управлению правами отказываются предоставлять лицензии всем потенциальным коммерческим пользователям. Звукозаписывающие компании сталкиваются с тем, что, если они не предоставляют свои записи потребителям напрямую, они не могут получить лицензию на предоставление музыки в качестве ритейлера музыкальной продукции с полным пакетом прав. Подобная дискриминация в отношении как музыкальных компаний, так и онлайн-ритейлеров, которые не могут получить от музыкальных компаний полностью очищенные права, подрывает их конкурентоспособность.

B. Отсутствие в репертуаре обществ по коллективному управлению моделей и схем, позволяющих приобретать мультитерриториальную лицензию на онлайн-услуги, предоставляемую на полный набор цифровых прав. Проблема не решается, несмотря на то что уже сегодня:

  • есть прообраз такого лицензирования в виде мультинациональных лицензий на трансляцию (simulcasting model);
  • европейские общества по коллективному управлению предлагают такие лицензии в том, что касается разрешений на производство и дистрибуцию материальных изделий, которые могут изготавливаться и распространяться сразу и одновременно по всей Европе (так называемые European Central License Agreements).

C. Нынешняя правовая и коммерческая неопределенность в отношении репертуаров и территорий: какие именно общества могут предоставлять лицензии на права?

IFPI полагает, что частичный разбор системы коллективного лицензирования музыкальных произведений, вызванный изъятием крупнейшими музыкальными издательствами своих прав, является неудачным. Вместе с тем трудно оспаривать право на свободу каждого правообладателя лицензировать свои права на индивидуальной основе, если он того захочет.

Комиссия ЕС: ожидаемые действия. Комиссия могла бы побудить и даже предписать европейским обществам по коллективному управлению правами войти во взаимные соглашения по типу мультинациональных лицензий на трансляцию, т.е. такие соглашения должны будут уполномочить все участвующие общества лицензировать на недискриминационной основе репертуар всех других обществ в отношении предоставления цифровых услуг в Европе. Это уменьшило бы число лицензионных транзакций и повысило коммерческую определенность.

IFPI полагает, что нет необходимости менять основы авторского права для того, чтобы разрешить проблемы, которые ставит лицензирование онлайн-услуг.

Разрешение споров.

Отсутствуют механизмы быстрого и эффективного разрешения споров, затрагивающих коммерческие разногласия между пользователями прав и обществами по коллективному управлению правами.

В настоящее время стороны могут обратиться к подобным трибуналам только в одной стране – члене ЕС, а именно в Германии. Впрочем, у этих органов не хватает необходимых ресурсов для того, чтобы разрешить сложные и запутанные споры, которые требуют понимания экономической и технической аргументации, а также специальных вопросов авторского права.

Позиция немецкого общества по коллективному управлению правами (Gesellschaft fur musikalische Auffuhrungs- und mechanische Vervielfaltigungsrechte – GEMA), изложенная в третьей секции, посвященной отношениям между обществами по коллективному управлению авторскими правами и коммерческими пользователями, была озвучена руководителем департамента лицензирования вещательных организаций и онлайн-пользователей Урбаном Паппи (Urban Pappi).

За последнее время отношения между правообладателями, обществами по коллективному управлению и пользователями существенно усложнились. Сложные системы становятся уязвимыми из-за слабости хотя бы одного из звеньев. Таким слабым звеном стало отсутствие общеевропейского регулирования коллективного управления правами. Но самым слабым звеном стало принудительное применение действующего права (enforcement). При этом любые самые справедливые и сложные механизмы авторского права останутся не у дел, если пиратство укоренится и получит моральное оправдание у значительной части общества.

Зависящие от контента отрасли требуют более низких расценок. Конечный потребитель не хочет платить больше за лицензионный контент, когда тот же самый контент можно загрузить противозаконно, но зато дешевле или бесплатно. Все игроки выиграли бы от эффективных мер борьбы с пиратством. Поэтому проблему надо рассматривать под углом зрения вклада, который могут привнести в эту борьбу те, кто предоставляет средства доступа к контенту.

Европейская директива по коллективному управлению правами мыслится как включающая наряду с мерами борьбы с пиратством сильную и эффективную систему управления правами. Характеристика "эффективная" не означает систему, предусматривающую уменьшение справедливого вознаграждения для правообладателей. К этому сводятся предложения по введению конкуренции между обществами по коллективному управлению, выдвигаемые ради снижения издержек. Все это аргументы вчерашнего дня. Надо искать решения, от которых в выигрыше останутся и пользователи, и правообладатели.

Европейская директива по коллективному управлению правами призвана создать (правовые) рамки управления правами в среде, где отсутствуют границы между странами. Одно лишь законодательство о конкуренции не способно дать конструктивные решения. Решение Комиссии по делу CISAC породило правовую неопределенность в отношении того, как общества по коллективному управлению правами должны выстраивать отношения между собой. Если мы хотим давать максимально бланкетную лицензию на использование репертуара, то мы должны действовать в координации с другими обществами, а также иными лицами, управляющими авторскими правами. Результатом решения Комиссии стало то, что создание репертуара, в отношении которого имеется полный пакет прав, усложнилось.

Применительно к регулированию управления правами на коллективной основе нужен более широкий, т.е. комплексный, правовой подход. Узкосекторальной директивы по онлайн-рынку недостаточно. Нужна горизонтальная директива, охватывающая все виды деятельности обществ по коллективному управлению правами.

Преодоление неопределенности при лицензировании на территории одновременно нескольких государств Европы. Тот, кто занимается управлением правами и хотел бы предоставить лицензию, действующую на территории всей Европы, сталкивается с ситуацией правовой неопределенности. Непонятно, какой тариф подлежит применению и каким может быть механизм разрешения споров при разногласиях сторон относительно тарифных ставок. Согласно буквальному пониманию Директивы от 12 декабря 2006 г. 2006/123/ЕС об услугах на внутреннем рынке, в частности положения о свободе предоставления услуг, управляющий правами не может быть связан требованиями национального законодательства. Правообладатели не могут доверить свое имущество подобной системе.

С точки зрения GEMA, нужна рамочная директива, которая не создает новых препятствий, а устраняет их. Такая директива должна предусматривать ответы на следующие вопросы:

  • какая компания по коллективному управлению соответствует квалификационным требованиям, какими требованиями следует руководствоваться при ее создании;
  • каковы должны быть условия, при которых пользователь может приобретать лицензии, действующие на территории Европы;
  • каковы должны быть ставки за лицензии, действующие на территории Европы, и каков должен быть механизм оперативного рассмотрения споров при разногласиях в отношении ставок?

Доступ к правам.

Речь идет о доступе к большим каталогам с правами. Применительно к музыке многие пользователи заинтересованы в получении лицензии, действующей на территории всех стран мира. В связи с этим следует различать две модели ведения бизнеса по лицензированию прав:

  • модель бизнеса, в центре которой стоит использование собственно музыки, построенное по образцу таких музыкальных онлайн-магазинов, как i-Tunes, Amazon или VEVO,
  • модели бизнеса, строящиеся вокруг издательской продукции в виде аудио- или аудиовизуальных произведений, где музыка является важным, но отнюдь не единственным творческим компонентом. Примеры: подкасты (цифровая запись радио- или телепрограммы, скачиваемая из Интернета, т.е. радио- и ТВ-интернет-вещание) или услуги по видеодистрибуции в режиме онлайн.

Обе модели бизнеса сталкиваются с возрастающей фрагментацией репертуара в Европе.

От первоначальных попыток решения проблемы через создание единого цифрового магазина, обслуживаемого самими обществами по коллективному управлению правами, держащимися за традиционные концепции, пришлось отказаться из-за неизбежного конфликта с правом конкуренции.

Затем, в 2005 г., появилась Рекомендация Комиссии ЕС, которая запустила новую концепцию: эффективность достигается благодаря конкуренции репертуаров. Одно из открытий последнего десятилетия состоит в том, что даже система коллективного управления нуждается в привнесении в нее элементов соперничества, чтобы внедрять инновации и снижать расходы.

Бизнес, строящийся вокруг музыки, получает доступ к мировому музыкальному репертуару и без единого магазина. Очистка музыкальных прав в Европе происходит покаталожно (на базе издательств, владеющих крупнейшими каталогами). Можно идти и традиционным путем, очищая мировой репертуар территориально на пострановой основе.

Использование последнего подхода требует, чтобы общества по коллективному управлению правами как-то собирали мировой репертуар по индивидуальным запросам, но нет уверенности в том, что это удастся. Рамочная директива по коллективному управлению правами может оказаться подспорьем.

С моделями бизнеса, строящимися вокруг аудиовизуальных произведений, проблемы иные и более сложные. Доступ к репертуару нередко предоставляют не те, кто является правообладателями. Когда же речь идет о фильмах, то количество правообладателей, чьи права затронуты, многократно увеличивается. Остаются сомнения в том, может ли доступ к мировому репертуару прав, включая мировой репертуар музыки, быть предоставлен сообществом правообладателей без какой-либо помощи извне. Комиссия ЕС должна тщательно сбалансировать частные интересы правообладателей с интересами публики получать беспрепятственный легальный доступ к объектам интеллектуальной собственности правообладателей.

Европейский правообладатель может прийти к выводу, что в случае с аудиовизуальными произведениями и смежными с ними услугами следует укрепить систему коллективного управления правами. Европейская ассоциация теле- и радиовещателей в Белой книге современного авторского права для цифровых СМИ (White Paper on "Modern Copyright for Digital Media") проанализировала основные проблемы, создаваемые действующей системой. Что касается реализации конкретных предложений по распространению правовых решений, приспособленных для спутникового и кабельного вещания, на онлайн-вещание, то такое предложение встретило сдержанный прием. Было сказано, что предложения заслуживают тщательного анализа и обсуждения, но они не получили поддержки.

Действия Комиссии ЕС по улучшению процедуры лицензирования и другим вопросам.

Ключевые направления:

  • упростить процедуру очистки прав, управления правами и трансграничного лицензирования путем предложения рамочной директивы по коллективному управлению правами, предусматривающей повышение управляемости, прозрачности и выдачу панъевропейских лицензий на онлайн-права;
  • создать правовые рамки, облегчающие оцифровку и распространение произведений культуры в Европе, предложив Директиву по "произведениям-сиротам", по распространению непубликуемых произведений, создание баз данных по правообладателям. Такая Директива появилась, но в сильно усеченном виде, делающем последующие шаги неизбежными;
  • к 2012 г. планировалось подготовить проект Директивы в отношении информации, находящейся в общественном достоянии (но процесс согласования проекта такой Директивы пока продолжается). Данный подход столкнулся с многочисленными трудностями юридического характера, так как вступает в противоречие с конституционными нормами и авторским правом, действующим в государствах – членах ЕС.

Прочие действия:

  • провести консультации и подготовить доклад о необходимых дополнительных мерах по внесению конкурентных начал в систему управления правами на коллективной основе, а также разработать соответствующую директиву оказалось проще, и намеченные сроки их подготовки были практически соблюдены;
  • издать Зеленую книгу, рассматривающую потенциальные возможности и угрозы, которые создает онлайн-дистрибуция аудиовизуальных произведений и прочего творческого контента.

На основе действующей Директивы от 29 апреля 2004 г. 2004/48/ЕС о принудительном осуществлении прав на интеллектуальную собственность (Directive on the Enforcement of Intellectual Property Rights), учитывая результаты консультаций со всеми игроками рынка, предлагалось подготовить к 2012 г. доклад о дополнительных мерах по укреплению режима защиты прав на интеллектуальную собственность в цифровой среде, совместимых с гарантиями прав потребителей, предусмотренных директивами о телекоммуникационных услугах, конституционной защите частной жизни и информации личного характера, содержащейся в базах данных.

Одним из ключевых направлений являлась подготовка к 2012 г. предложений по модели устойчивого финансирования публичной цифровой библиотеки Европейского союза Europeana и оцифровке контента.

Europeana позиционируется как общедоступная цифровая библиотека. Она призвана объединить усилия и ресурсы государств-участников по оцифровке и сохранению культурного и научного наследия Европы.

Прочие меры:

  • подготовка по результатам консультаций Зеленую книгу о более полном использовании потенциала науки и культуры в промышленной деятельности;
  • подготовка рекомендаций по переводу европейского кино в цифровой формат;
  • отчет к концу 2011 г. о выполнении положений Директивы об услугах, предоставляемых аудиовизуальными средствами массовой информации и касающихся обеспечения культурного многообразия с помощью механизмов саморегуляции.

Одной из эффективных мер, призванных побудить государства-участники выполнять взятые на себя международные обязательства в сфере массовой информации, является требование предоставления отчетов об их исполнении.

Фрагментация и сложность системы лицензирования.

Фрагментация и сложность ныне действующей системы предоставления лицензий служат препятствием для оцифровки значительной части современного культурного наследия. Очистка прав должна быть облегчена. Europeana – публичная цифровая библиотека ЕС – должна получить особый статус. Финансирование на техническую часть оцифровки должно идти параллельно с инициативами частных партнеров по предоставлению доступа к современному культурному наследию в режиме онлайн.

Европейская Комиссия об авторском праве в экономике знаний.

В информационном сообщении Европейской Комиссии от 19 октября 2009 г. под названием "Авторское право в экономике знаний" констатируется, что развитие технологий существенно облегчило доступ к контенту в электронной форме. Доступ к нему технически возможен с компьютерных и других электронных устройств, находящихся в массовом пользовании. То есть всякий контент, будучи оцифрован, потенциально является публичным.

Библиотеки заинтересованы в массовой оцифровке, т.е. переводе своих фондов в цифровую форму с целью их сохранения и выполнения публичной функции – обеспечения доступа граждан к знаниям и культуре.

Научные и учебные учреждения желают получить большую гибкость при распространении материалов, в том числе в интересах дистанционного обучения, независимо от административных и государственных границ.

Люди с ограниченными возможностями сталкиваются с трудностями при получении информации. В частности, люди с нарушением зрения испытывают "книжный голод", поскольку лишь 5% европейских изданий выпускаются в доступном для них формате, и это только усугубляется ограничениями на распространение за пределами национальных территориальных границ.

Издательства и авторы обеспокоены тем, что крупные проекты по оцифровке и онлайн-распространению принадлежащих им произведений ставят под угрозу исключительность их прав и грозят уменьшением доходов. Издатели утверждают, что они уже делают достаточно, выкладывая онлайн до 90% научных журналов, инвестируя в инновационные модели электронной доставки (например, электронные книги) и предоставляя доступ для людей с нарушением зрения.

В связи с этим Европейская Комиссия инициировала общественное обсуждение Зеленой книги об авторском праве в экономике знаний. Целью исследования стал вопрос о том, как широкое распространение знаний в пределах единого внутреннего рынка ЕС – в значительной степени онлайн – может быть достигнуто в рамках существующих нормативных актов по авторскому праву, в частности Директивы 2001/29/ЕС.

Два подхода к проблеме. В процессе обсуждения Зеленой книги выявилось два основных подхода к проблеме.

Публичный. Библиотеки, архивы и университеты выступили за приоритет "публичного интереса", ратуя за придание большей гибкости "разрешительной" системе авторского права. Этот подход предполагает разумные ограничения исключительного права авторов и иных правообладателей, которые упрощают "доступ к знаниям".

Традиционный. По мнению издателей, обществ по коллективному управлению правами и иных правообладателей, лучшим способом обеспечить распространение знаний путем предоставления расширенного и эффективного доступа к произведениям является заключение лицензионных договоров. Хозяйствующие субъекты уверены, что ограничения исключительного права могут подорвать экономическую выгоду от использования произведений и привести к попыткам "езды зайцами" за их счет, разрушить экономику науки и культуры, привести к бегству инвесторов из данной сферы.

Цель Комиссии – привести эти точки зрения к общему знаменателю. В ходе общественного обсуждения Зеленой книги были сделаны следующие выводы.

В отношении библиотек и архивов. Действующая правовая модель не позволяет библиотекам и архивам осуществлять широкомасштабную оцифровку своих фондов. Дозволенные им законом случаи свободного использования произведений, охраняемых авторским правом, сводятся к единичным актам репродуцирования в некоммерческих целях. Это означает, что оцифровка библиотечных фондов требует предварительного согласия правообладателей.

Библиотеки утверждают, что необходимость получения такого согласия влечет за собой большие сложности в процессе очистки прав, поскольку издатели зачастую не имеют "цифровых" прав и приходится обращаться напрямую к авторам. Дополнительные трудности возникают, когда оцифрованный материал состоит из неопубликованных писем, личных дневников и деловой документации. В данном случае библиотеки и архивы подчеркивают свою уникальную роль в сохранении культурного наследия: они делают для науки и культуры гораздо больше, чем издательства, поскольку действуют в публичных интересах. Кроме того, библиотеки и архивы выступают за то, чтобы их фонды были доступны онлайн, а не только в их помещениях, как это предусмотрено действующими документами (ст. 5(3)(n) Директивы 2001/29/ЕС). Они полагают, что в цифровой век всеобщей мобильности привязка к помещениям ограниченной вместимости выглядит анахронизмом.

Напротив, издательства и общества по коллективному управлению не видят каких-либо причин для расширения ныне действующих исключений для библиотек и архивов. Они поддерживают существующие схемы лицензирования, в том числе в отношении оцифровки и выкладывания произведений в Интернет для доступа к ним в режиме онлайн. Они полагают, что предоставление библиотекам и архивам большей свободы действий подрывает позиции правообладателей и приводит к недобросовестной конкуренции и "цифровым утечкам", прямо противоречит общепринятым нормам международного права, закрепленным в положениях Бернской конвенции и Договорах ВОИС по авторскому праву и по исполнениям и фонограммам.

В сложившихся условиях действия Комиссии должны заключаться в том, чтобы на уровне Евросоюза поддерживать простую и эффективную систему оперативного получения библиотеками прав на оцифровку и онлайн-распространение произведений. Эта работа включает в себя помимо прочего прояснение правовых аспектов широкомасштабной оцифровки и выработку унифицированных предложений по решению вопроса стоимости получения прав. Для этого Комиссия должна изучить все возможности, включая коллективное лицензирование.

"Произведения-сироты". "Произведения-сироты" охраняются авторским правом, но обладателей прав или их местонахождение невозможно установить.

В силу действующих норм авторского права произведение может быть использовано только после получения разрешения правообладателя. В случае "произведений-сирот" получить такое разрешение невозможно. Это приводит к тому, что миллионы произведений не могут быть правомерно использованы (например, фотография не может быть использована в газете, книга не может быть оцифрована, фильм восстановлен для показа и т.д.).

Библиотеки, университет, архивы, отдельные пользователи и государства – члены ЕС обращают внимание на то, что в настоящее время не существует юридически обязательных актов, в которых закреплялся бы порядок широкомасштабной оцифровки специальными субъектами, каковыми являются библиотеки, университеты и архивы. При этом использование "произведений-сирот" является нарушением прав на них. Исходя из этого указанные лица выступают за необходимость правового регулирования порядка использования "произведений-сирот", которое имело бы единообразный характер на территории ЕС.

Для издательств, обществ по коллективному управлению правами и иных правообладателей вопрос о "произведениях-сиротах" сводится к вопросу "очистки прав". Они скептически относятся к предложению предусмотреть исключения для библиотек и архивов в отношении использования таких произведений. Важнейшим, по их мнению, является обеспечение добросовестного и надлежащего поиска и выявления правообладателей с использованием существующих баз данных. Несколько издательств, библиотек и иных организаций даже начали работу по предоставлению пользователям, желающим оцифровать свои коллекции, информации о статусе охраняемого произведения. Этот проект называется ARROW (Accessible Registries of Rights Information and Orphan Works towards Europeana – "Общедоступные реестры информации о правах и "произведениях-сиротах" для Europeana").

Можно отметить, что главной целью в вопросе правового положения "произведений-сирот" является установление общих стандартов должной осмотрительности при поиске правообладателей "произведений-сирот", а также разрешение проблемы возможного нарушения прав при использовании таких произведений. Для этого Комиссии рекомендовали принять меры по установлению соответствующих стандартов на уровне Евросоюза.

В результате длительного согласования позиций издателей, объединений правообладателей, с одной стороны, и библиотек и архивов – с другой, была принята Директива Европейского Парламента и Совета ЕС от 25 октября 2012 г. 2012/28/EU о "произведениях-сиротах".

Учебные и научные цели. Развитие современных технологий приводит к тому, что образование и наука приобретают международный и трансграничный характер. Доступ к информации, ее использование уже не ограничиваются физическим пространством. Следовательно, ограничение возможностей образования и науки физическими границами конкретных помещений противоречит современным реалиям.

В настоящее время на первый план вышла проблема разграничения между опубликованием произведения в научных целях и его изданием в литературных и художественных целях. Это связано с тем, что авторы литературных произведений зарабатывают на жизнь публикацией своих произведений.

Библиотеки и архивы подчеркивают сложность и разнородность существующей системы договоров с издательствами. Средний европейский университет вынужден заключать более сотни договоров с разными издательствами об использовании в учебном процессе оцифрованных материалов, имеющих разный статус. Анализ возможностей библиотек и архивов, вытекающих из каждого из таких договоров, – сложный и трудоемкий процесс.

Библиотеки и архивы полагают, что с практической точки зрения было бы более эффективно, чтобы одна организация была уполномочена предоставлять широкий круг прав на использование цифровых материалов в режиме онлайн. Кроме того, библиотеки и архивы призывают распространить ограничения исключительных прав в учебных и научных целях на дистанционное и заочное образование. Они придерживаются той точки зрения, что те денежные средства, которые сейчас идут на подписку на периодические издания, следовало бы скорее направить на научные исследования и учебный процесс.

Издательства возражают. Они убеждены, что лицензирование обеспечивает достаточную гибкость для удовлетворения потребностей учебного процесса и научных исследований, а также дистанционного обучения. Издательства подчеркивают свою готовность предоставить библиотекам, учебным и научным организациям широкий доступ к своим базам данных, периодике и книгам на основании лицензионных соглашений.

Комиссия ЕС исходит из того, что лицензионная нагрузка, которую несет средний европейский университет, должна быть уменьшена. Для этого Комиссия считает необходимым преодолеть нынешнюю разнородность и фрагментарность порядка получения университетами прав использования научной периодики.

Люди с ограниченными возможностями. Конвенция ООН о правах людей с ограниченными возможностями предусматривает право таких лиц на равный доступ к информационным продуктам, публикациям и материалам культурного характера в соответствующих форматах.

Организации, представляющие интересы таких лиц, заявляют о "книжном голоде": лишь 5% опубликованных в Европе книг переводятся в доступные форматы (аудиокниги и статьи, шрифт Брайля и др.). Почти 95% имеющихся материалов предоставляются специализированными агентствами, финансируемыми благотворительными организациями или общественными взносами и работающими в рамках ограничений исключительных прав правообладателей в интересах лиц с ограниченными возможностями. Непонятно только, почему на законодательном уровне ограниченные возможности учитываются, когда речь идет об ограничениях по зрению, но не принимаются во внимание, когда речь идет об иных ограничениях по состоянию здоровья.

Несмотря на то что государства – члены ЕС имплементировали данные ограничения в свои правовые системы, подход разнится от страны к стране, что вызывает правовую неопределенность. Кроме того, трансграничное перемещение материальных носителей, количество которых и так является недостаточным, еще больше снижается ввиду территориального действия ограничения исключительных прав, а приобретение таких прав в стране, куда должен быть совершен импорт, является весьма затратным процессом.

Издательства согласны с тем, что основная цель в том, чтобы значительная часть опубликованных книг была доступна в соответствующих форматах. Однако они убеждены, что это достигается путем существующей системы добровольного заключения лицензионных договоров, а не с помощью законодательных ограничений и исключений. При этом издательства и иные правообладатели указывают, что публичное финансирование предоставления доступа к произведениям в таких форматах должно предоставляться самим издательствам.

Ближайшей целью Европейской Комиссии провозглашается стимулирование издательств к выпуску большего количества произведений в форматах, доступных для людей с ограниченными возможностями. Обсуждение Зеленой книги выявило наличие на территории ЕС множества видов действий по обеспечению прав людей с нарушением зрения. Подобные действия должны получить в Евросоюзе повсеместное распространение. Вопросы стимулирования экспорта произведений, переведенных в доступный для таких лиц формат, из одного государства – члена ЕС в другое с выплатой адекватного вознаграждения правообладателям должны найти решение на уровне ЕС.

Вопросы авторского права на контент, разработанный самими пользователями. Современные общедоступные компьютерные сети позволяют пользователям без проблем производить и делиться текстом, видео и картинками (например, в рамках блогов, подкастов, веб-сайтов формата wiki, файлообменных сайтов и др.). Это приводит к тому, что потребители все больше становятся производителями контента, в котором зачастую используются охраняемые произведения.

Пользовательский контент (англ.: user-generated content) – различное информационно значимое содержимое носителей информации, которое создается потребителями в ходе информационного обмена с использованием различных технологий передачи и хранения информации.

Результаты общественного обсуждения Зеленой книги показывают, что большинство заинтересованных лиц полагают, что еще слишком рано фиксировать отдельный правовой режим контента, разрабатываемого пользователями. Во-первых, не определены сама эта сфера и ее пределы. Во-вторых, неясно, должны ли и "любители", и "профессионалы" получать имущественную выгоду от деятельности вне рамок авторского права. В-третьих, возникает вопрос: как провести различие между этими разными категориями пользователей? В-четвертых, неясно, как правовое регулирование подобного производного контента будет соотноситься с уже существующими ограничениями исключительного права, например с цитатами, карикатурами, пародиями и т.д.

Для того чтобы найти ответы на эти вопросы, Комиссия ЕС поставила перед собой цель провести дальнейшее исследование и разобраться в нуждах пользователей-любителей, непрофессионалов, которые используют охраняемые произведения при создании своих собственных произведений. Комиссия считает необходимым найти благоприятное для пользователей-любителей решение этого вопроса.

Деятельность общества по коллективному управлению правами. Она рассматривается как эффективный социально апробированный механизм поддержания баланса между интересами авторов и правообладателей, с одной стороны, и пользователей – с другой.

В российском законодательстве она регулируется ст. 1242 – 1244, 1326 ГК РФ. Право ЕС непосредственно регулирует лишь отдельные аспекты деятельности обществ по коллективному управлению применительно к музыкальным произведениям, используемым на внутреннем рынке в режиме онлайн, оставляя решение прочих вопросов на усмотрение национального законодателя.

По мнению Вероник Дебросс, генерального директора GESAC (Европейское объединение авторских и композиторских обществ), в цифровую эру общества по коллективному управлению авторскими правами упрощают получение разрешений на использование охраняемых произведений.

Они заключают договоры со множеством пользователей и только в 2007 г. на территории ЕС собрали более 4 млрд евро в пользу более 3 млн правообладателей по всему миру. Деятельность авторских обществ строго регламентирована как на государственном, так и на наднациональном уровне и соответствует праву конкуренции.

Общества, входящие в GESAC, выступают за прозрачность информации о тарификации и условиях получения разрешений на использование произведений. Такая прозрачность может варьироваться в определенных ситуациях, зависящих от договоренностей, достигнутых между контрагентами в отношении тарификации, или от конфиденциальности, в которой иногда может нуждаться сам пользователь.

Требования прозрачности применимы и к пользователям, которые должны предоставлять авторским обществам сведения, необходимые для надлежащего выполнения последними своих функций. Например, должна быть возможность получить информацию о доходах пользователя, поскольку именно от доходов зависит стоимость разрешений на использование произведений. Однако пользователи зачастую пытаются предоставить весьма размытую информацию о своих доходах от использования произведений. Кроме того, пользователи должны предоставлять авторским обществам сведения не только о своих доходах, но и об объемах использования произведений.

В условиях использования произведений в цифровой форме возникает ряд дополнительных проблем. Попытки сделать систему сбора авторского вознаграждения эффективной сталкиваются с непрекращающимся ростом незаконного использования произведений, а также эфемерным, виртуальным характером многих пользователей.

Трансграничный характер использования произведений в цифровой форме может быть успешно урегулирован. Трансграничное использование не является феноменом, неизвестным авторским обществам, поскольку они уже имели с ним дело при решении проблем спутникового радиовещания.

В настоящее время, однако, не существует возможности получить у одного авторского общества лицензию на использование всемирного репертуара. Для использования такого репертуара необходимо получение массы лицензий у множества правообладателей.

Этот феномен – фрагментация репертуара – влечет за собой затруднения для организаций, уполномоченных выдавать лицензии и рассчитывать суммы причитающегося правообладателям вознаграждения. Раньше пользователь знал, что он может получить лицензию на определенную территорию у одного авторского общества, и мог не беспокоиться о том, что вознаграждение правообладателям не будет выплачено. Однако сегодня пользователь вынужден находиться в прямом контакте с различными обществами и сталкиваться, таким образом, с проблемами, о существовании которых ранее не подозревал.

Эти трудности невыгодны для правообладателей и мешают пользователям.

Решение проблемы. Выход из сложившейся ситуации может быть найден благодаря созданию глобальной базы данных. Но реализация подобного проекта требует нескольких десятилетий. Нужна классификация постоянно возрастающего контента по формам произведений (музыкальные, аудиовизуальные и т.д.) и его разбивка на виды прав (авторские права, смежные права продюсеров, смежные права исполнителей и т.д.), а также перевод всех собранных и собираемых данных на разные языки, включая арабский, китайский, хинди и т.д. Кроме того, возникает крайне сложный вопрос: кто будет оплачивать такой проект?

Более реализуемой альтернативой является нахождение взаимосвязей между существующими информационными системами. В информационной системе CIS-Net, связывающей 122 авторских общества в разных частях мира и облегчающей документооборот и обмен данными, была доступна информация о 69,11 млн музыкальных произведений. Можно хорошо представить себе массив сведений, который регулярно извлекается из такой системы с соблюдением всех норм о защите частной жизни и персональных данных. Главным образом это сведения, которые не носят конфиденциального характера, но вместе с тем необходимы пользователям.

CIS-Net – это сеть баз данных, построенных в соответствии со стандартами CIS (Международной конфедерации обществ по коллективному управлению). Каждая база данных представляет собой узел в общемировой сети. Существуют три типа узлов:

  • локальные узлы, поддерживаемые отдельными обществами – членами Международной конфедерации;
  • региональные узлы, разработанные региональными объединениями обществ-членов (например, Latinnet);
  • WID Center – это информационная база данных музыкальных произведений CISAC. Она используется различными обществами по коллективному управлению.

Доступ к базе осуществляется с помощью специализированной поисковой системы.

Сеть CIS-Net обеспечивает доступ к:

  • 21 узлу, при этом
  • 74 национальных общества коллективного управления предоставили CIS-Net свой музыкальный репертуар;
  • 48 обществ коллективного управления предоставили международный репертуар своих музыкальных издательств;
  • пользователями сети являются 122 общества по коллективному управлению, которые обращаются к WID на ежедневной основе в процессе выдачи и получения лицензий.

Европейские авторские общества постоянно прилагают усилия для улучшения отношений с пользователями. Например, проводятся дискуссии с радиовещателями по поводу законодательных предложений, касающихся специфики их деятельности.

Одним из приоритетов для авторских обществ является соединение фрагментированного репертуара, а также введение единой европейской платформы или портала для предоставления лицензий, которое носило бы добровольный и неисключительный характер. С этим идеально согласуется вышеупомянутое нахождение взаимосвязей между существующими информационными системами.

Легко представить себе объем работ, связанных с созданием такой платформы: необходимо принять правила пользования ею, предусмотреть способы исчисления тарифов, мониторинга использования произведений, установить стоимость управления данной платформой и т.п.

Европейская Комиссия осведомлена о проблемах, которые стоят на повестке дня. В настоящее время авторским обществам нужно время и место для выработки последовательного, логичного глобального подхода, который отвечал бы интересам пользователей и разных категорий правообладателей, облегчал доступ потребителей к многообразному репертуару и находился бы в рамках права конкуренции.

Europeana. Веб-сайт Europeana.eu управляется Фондом Europeana и предоставляет доступ к широкому кругу произведений оцифрованного культурного наследия Европы. Содержащиеся в ней материалы предоставляются Фонду значительным числом организаций, которые во многих случаях являются правообладателями переданных материалов.

Правила пользования веб-сайтом Europeana.eu закрепляют условия использования материалов, доступных благодаря этому сайту, и представляют собой в определенной степени особый режим использования объектов авторского права и культуры. Хотя сфера действия такого регулирования сродни лицензии, тем не менее оно представляет собой что-то вроде открытой лицензии, так как, согласившись с условиями лицензии, любой пользователь может использовать соответствующие произведения. То есть это один из возможных вариантов копилефта для электронных библиотек. Отсюда необходимость детально рассмотреть эти правила.

Речь идет не просто об использовании, а о разрешениях на повторное использование (permissions to reuse).

Если иное не установлено в отношении отдельных элементов содержания веб-сайта Europeana.eu, пользователь свободен:

  • делиться, для чего он может копировать (воспроизводить), передавать, публиковать, доводить до всеобщего сведения, репродуцировать, распространять, извлекать, демонстрировать и хранить контент веб-сайта в любых формах и форматах на территории всего мира;
  • трансформировать, т.е. изменять, перерабатывать, переводить, делать краткое изложение или выдержки из контента веб-сайта, а также создавать иные производные произведения на основе контента.

Атрибуция – пользователи должны ссылаться на Europeana и иную(ые) организацию(и), чьи наименования указаны в связи с контентом веб-сайта.

Пользователь вправе использовать веб-сайт или его контент вышеуказанными способами, но только в некоммерческих целях.

Копилефт подразумевает, что изменения веб-сайта или его контента могут распространяться только на тех же условиях, что указаны в Правилах Creative Commons, запрещающих присвоение путем выдачи исключительной лицензии на преобразованный материал.

При этом Правила не затрагивают:

  • принадлежащих пользователям прав, вытекающих из применимых ограничений авторских прав, смежных прав или прав sui generis на базы данных;
  • личных неимущественных прав третьих лиц, которые могут настаивать на указании себя в качестве авторов материалов, содержащихся на веб-сайте;
  • прав на товарные знаки, патенты, прав средств массовой информации, прав на неприкосновенность частной жизни, которые могут принадлежать каким-либо лицам в отношении самого веб-сайта или вытекать из его использования.

Фонд Europeana снимает с себя ответственность за правильность и полноту содержания веб-сайта. Кроме того, в Правилах указано, что Фонд не несет ответственности за причинение убытков, связанных с невыполнением Правил либо с использованием веб-сайта или его содержания.

Следует отметить, что Правила предусматривают и правовые последствия их нарушения. В случае нарушения пользователем Правил он утрачивает права, предоставленные ему Правилами. Однако физические и юридические лица, получившие от пользователя на основании Правил производные произведения, созданные им с использованием материалов веб-сайта, не утрачивают своих прав на них, если они соблюдают Правила.

Директива 2001/29/ЕС.

Директива направлена на регулирование вопросов, связанных с возникновением проблем авторско-правового характера при использовании новых технологий. Среди целей Директивы особое место занимает создание общей правовой платформы содействия развитию информационного общества в ЕС.

Принципиальным является положение, согласно которому, в отличие от выпуска произведения в гражданский оборот с согласия автора или правообладателя, в тех случаях, когда оказывается услуга по предоставлению доступа к произведению в режиме онлайн, исчерпания авторского права или смежных прав не происходит. Данное положение применяется и к случаям предоставления оригинала или копии произведения в прокат или внаем. В отличие от компакт-дисков или иных носителей, где объект интеллектуальной собственности воплощен в материальной форме, а именно в единице товара, каждая услуга в режиме онлайн представляет собой действие, на совершение которого должно быть получено разрешение от владельца авторского права или смежных прав (п. 29 преамбулы).

Директива предусматривает исчерпывающий перечень исключений и ограничений права на воспроизведение или доведение объекта авторского права или смежных прав до сведения неопределенного числа лиц (публики) (п. 32 преамбулы). Директива обеспечивает унификацию ограничений исключительных имущественных прав авторов и правообладателей. В частности, государства-члены получили возможность предусмотреть в национальном законодательстве систему изъятий из исключительных прав в учебных и научных целях, в интересах библиотек и архивов, при использовании в сообщениях средств массовой информации, цитировании, использовании произведений людьми с ограниченными возможностями. При этом перечень разрешенных изъятий и ограничений включает опыт всех стран, находившихся в Европейском сообществе на момент принятия Директивы, но вместе с тем носит исчерпывающий характер.

Статья 5 Директивы устанавливает, что государства – члены ЕС вправе предусмотреть в своем законодательстве положения, разрешающие публичным библиотекам, образовательным учреждениям, музеям или архивам в обозначенных Директивой случаях осуществлять воспроизведения произведений, которые не будут преследовать цель прямого или косвенного извлечения экономической или коммерческой выгоды. Статья 5 допускает вводить на уровне национального законодательства нормы, позволяющие использовать произведения с целью иллюстрирования учебного или научного исследования с обязательным указанием источника, в том числе имени автора, если это окажется возможным при условии, что произведение используется не полностью, а объем используемой части не превышает объема, оправданного целью использования.

Директива также предоставляет государствам-членам возможность введения в своих законодательствах права библиотек, музеев, образовательных учреждений и архивов на сообщение или доведение до сведения публики произведений в научных или частных учебных целях. При этом такие произведения не подлежат продаже или лицензированию.

Перечень исключений и ограничений приводится в ст. 5 "Исключения и ограничения". Так как сама формулировка вводимых изъятий представляет не только академический, но и прикладной интерес, они приводятся ниже в полном объеме.

"1. Временное воспроизведение [здесь и далее выделено мной. – В.Э.], которое носит случайный характер или является частью технологического процесса, с единственной целью сделать возможными:

(a) трансляцию внутри сети или через посредника либо

(b) правомерное использование произведения или иного объекта, которое не имеет самостоятельного экономического значения.

2. Государства-члены могут предусматривать изъятия или ограничения на действие прав на воспроизведение в следующих случаях:

(a) при воспроизведении на бумаге или схожем материале с помощью фотографии или ином технологическом процессе со схожим эффектом, кроме воспроизведения нотных записей, при условии получения правообладателем справедливой компенсации;

(b) при воспроизведении физическим лицом с использованием любого материала, если такое воспроизведение предназначено для личного использования в некоммерческих целях;

(c) при совершении действий по воспроизведению в публичных библиотеках, образовательных учреждениях, музеях или архивах, которые не служат получению прямой или косвенной экономической выгоды либо коммерческих преимуществ;

(d) при эфемерной записи вещательными организациями, использующими собственное оборудование и для целей собственного вещания; хранение таких записей в официальных архивах с документальной целью разрешается;

(e) при воспроизведении передач вещательных организаций социальными учреждениями некоммерческого характера (госпитали или тюрьмы) при условии, что правообладатели получают справедливую компенсацию.

3. Государства-члены могут предусматривать изъятия и ограничения из права на распространение и доведение до всеобщего сведения в следующих случаях:

(a) использование с единственной целью иллюстрации в процессе обучения или научного исследования... в объеме, оправданном достигаемой целью некоммерческого использования;

(b) использование для людей с физическими недостатками, когда такое использование непосредственно связано с таким недостатком, обусловлено им и носит некоммерческий характер;

(c) воспроизведение в прессе публичных сообщений или доведение до сведения неопределенного числа лиц опубликованных статей по текущим экономическим, политическим или религиозным вопросам или сообщение вещательными организациями сообщений аналогичного характера в случае, когда такое использование специально не запрещено, и при условии указания имени автора и источника; когда речь идет о репортажах о текущих событиях, указание имени автора и источника осуществляется в меру технической возможности;

(d) цитаты с целью критики или анализа при условии, что цитаты относятся к произведению или иному объекту, которые ранее были законно доведены до сведения публики... объем использования определяется сложившейся практикой в профессии и поставленной целью;

(e) использование в интересах общественной безопасности или для обеспечения осуществления или освещения административного, парламентского или судебного процесса;

(f) использование политических выступлений или отрывков из публичных лекций... в объеме, оправданном информационной целью, с указанием автора и источника, если только такое указание не окажется невозможным;

(g) использование во время религиозных или официальных церемоний, организованных публичными властями;

(h) использование произведений архитектуры или скульптуры, постоянно выставленных в общественных местах;

(i) случайное включение произведения или иного объекта в другой материал;

(j) использование в целях рекламы публичных выставок или продажи произведений искусства в объеме, необходимом для продвижения такого культурного события, исключая какое-либо иное коммерческое использование;

(k) использование для карикатуры, пародии или пастиша;

(l) использование в связи с демонстрацией или ремонтом оборудования;

(m) использование художественного произведения в форме здания, рисунков или плана здания с целью его реконструкции;

(n) использование для сообщения или для предоставления доступа с целью исследования или учебы отдельным физическим лицам на строго определенных терминалах в помещениях учебных или научных учреждений, в музеях, архивах и библиотеках применительно к произведениям и иным объектам, содержащимся в их собраниях;

(o) использование в иных малозначительных случаях, когда ограничения и изъятия предусмотрены существующим национальным правом, при условии, что такие изъятия и ограничения касаются только аналогов использования (то есть материальных предметов) и не затрагивают свободного движения товаров и услуг внутри Сообщества.

4. Такие же изъятия и ограничения могут быть распространены на исключительное право распространения".

Хотя документ был принят не так давно, он устарел морально. Это выражается в том, что ограничения исключительного права авторов, принятые в интересах библиотек и архивов, не должны применяться к случаям использования охраняемых произведений при их распространении в режиме онлайн.

Несмотря на позитивную оценку воздействия Директивы на национальные законодательства 28 стран – членов ЕС, гармонизации национальных законодательств в ряде областей, связанных с цифровым использованием произведений, не произошло, о чем свидетельствует проект доклада Комитета по правовым вопросам Европейского Парламента об имплементации Директивы 2001/29/ЕС, опубликованный 14 января 2015 г.

В случае применения ограничений в учебных и научных целях, в том числе при дистанционном обучении, такое использование должно носить некоммерческий характер, исходя из учебного или научного содержания самой деятельности как таковой. Юридическая форма организации, в которой такая деятельность осуществляется, а также способы финансирования учебного или научного учреждения не должны при этом приниматься в расчет.

Впрочем, имеющиеся изъятия из действия исключительных прав авторов и правообладателей могут быть поставлены под сомнение, если они противоречат нормальному использованию произведения и нарушают охрану разумных интересов правообладателя.

Закон Великобритании об авторском праве, дизайнах и патентах 1988 г. по состоянию на 2 декабря 2014 г., после приведения его в соответствие с требованиями Директивы 2001/29/ЕС.

Важнейшими нормативными актами, которые дополнили и изменили данное базовое законодательство, являются: Закон о телерадиовещании 1990 г. Ч. IX (Broadcasting Act 1990 – Part IX); Закон о телерадиовещании 1996 г. Ч. VII (Broadcasting Act 1996 – Part VII); Закон о преступлениях против авторского права и о правовом обеспечении авторского права и иных прав, а также товарных знаков 2002 г. (The Copyright, etc. and Trade Marks (Offences and Enforcement) Act 2002); Закон о библиотеках-депозитариях в силу Закона 2003 г. (The Legal Deposit Libraries Act 2003), Закон о реформе предпринимательской деятельности и ее регулировании 2013 г. (The Enterprise and Regulatory Reform Act 2013).

Глава 3 данного Закона предусматривает обширный перечень действий по свободному использованию охраняемых произведений.

Статья 28A предусматривает создание временных копий охраняемых произведений в ходе технологического процесса их передачи или иного правомерного использования.

Статья 29 вводит понятие справедливого обращения (fair use) с произведениями, когда они используются для научного исследования или частного ознакомления (в этом случае налагаемые на библиотечного работника ограничения в отношении объема копируемого материала или числа копий не действуют).

Статья 30 вводит понятие справедливого обращения с произведениями, когда они используются для критики или обзора, содержащих достаточные ссылки на автора и источник, при условии, что сами произведения были доведены до сведения публики.

Справедливым является использование произведений (кроме фотографий) для репортажа о текущих событиях.

Ряд положений Закона специально посвящен правам библиотек.

Статья 38 устанавливает, что работник библиотеки вправе изготовить и передать лицу, которому это необходимо, копию статьи, опубликованной в периодическом издании. Подобные действия не являются нарушением авторских прав на текст, иллюстрации или оформление. Работник библиотеки вправе сделать копию, убедившись в том, что:

  • копия статьи нужна лицу для исследований, в учебных целях, личных некоммерческих целях и не будет использоваться для чего-либо еще;
  • никто не получает более одной копии одной и той же статьи или копии более одной статьи, содержащейся в одном выпуске периодического издания;
  • лица, которым сделаны копии, платят за них сумму не меньшую, чем стоимость снятия копии.

При соблюдении тех же условий работник библиотеки, согласно ст. 39 Закона, вправе изготовить и передать заинтересованным лицам копию части литературного, драматического или музыкального произведения, не являющихся статьями периодического издания.

Статья 40 предусматривает ограничение количества копий, которые можно изготовить. Копии могут быть переданы только лицу, требования которого не связаны с аналогичными требованиями какого-либо другого лица. При этом требования считаются аналогичными, если:

  • лица обращаются к работнику библиотеки за получением копий в значительной степени аналогичного материала, в одно время и с одной целью;
  • лица, обратившиеся за получением копий, получают образование, к которому относятся запрошенные материалы, в одно время и в одном месте.

Статья 41 гласит, что работник библиотеки вправе изготовить и передать иной библиотеке копию статьи, опубликованной в периодическом издании, или литературного, драматического или музыкального произведения (целиком или в части). При этом не считаются нарушенными авторские права на текст, иллюстрации и оформление. Однако положение об изготовлении и о предоставлении копии издания не распространяется на случаи, когда работник библиотеки знает или может установить имя (наименование) и адрес лица, уполномоченного давать разрешение на изготовление копий.

Статья 42 позволяет работникам библиотек или архивов изготавливать копии документов из собрания библиотеки или архива с целью восстановления или замены экземпляров документа, а также с целью восстановления в собрании иной библиотеки или архива документа, который был утрачен, уничтожен или испорчен. Эти действия могут осуществляться в тех ситуациях, когда иное приобретение необходимого документа не является возможным.

В ст. 43 предусмотрены правила изготовления копий неопубликованных литературных, драматических или музыкальных произведений. Они могут быть изготовлены целиком или в части, если только на момент изготовления копии работнику библиотеки или архива неизвестно (или не должно быть известно), что:

  • такие произведения были опубликованы до передачи содержащего их библиотечного или архивного документа в библиотеку или архив;
  • правообладатель запретил воспроизведение произведения.

Кроме того, работник библиотеки вправе сделать такие копии, если убедится в том, что:

  • копия статьи необходима лицу для исследований в некоммерческих целях или в личных учебных целях и не будет использоваться для чего-либо еще;
  • никто не получает более одной копии одного и того же материала;
  • лица, которым передаются копии, платят за них сумму не меньшую, чем стоимость их производства.

Статья 44A вводит понятие библиотек-депозитариев, копирующих в силу закона произведения из Интернета, когда наличествуют предусмотренные законом условия. Одно из таких условий – связь публикации или автора публикации с Соединенным Королевством.

Обобщение предложений по учету характера использования произведений, охраняемых авторским правом.

Главная претензия к современному состоянию регулирования использования авторских и смежных прав в Интернете со стороны Еврокомиссии состоит в том, что не учитываются остающимися неудовлетворенными потребности населения в легальном контенте. Между тем сегодня библиотеки как никто другой являются субъектом, позволяющим ослабить или смикшировать неравенство между странами, помноженное на социальное неравенство, и обеспечить доступ к знаниям и культуре вне зависимости от уровня дохода и социального статуса.

Введение защиты авторских прав в разумные рамки. Отойти от однозначности защиты исключительного права на произведения предлагает и Суд ЕС, который исходит из того, что защита авторских прав должна вестись в разумных пределах без ущерба иным правам человека, которые также пользуются конституционной защитой. В этом отношении принципиальной представляется позиция, занятая Судом ЕС (Люксембург), который 16 февраля 2012 г. огласил решение по делу C-360/10, Belgische Vereniging van Auteurs, Componisten en Uitgevers (SABAM) v. Netlog NV. Бельгийское общество по коллективному управлению правами авторов SABAM судилось с интернет-сетью Netlog NV, пользователи которой размещали в сети контент, нарушающий права авторов. Общество требовало, чтобы суд обязал интернет-провайдера установить за свой счет систему фильтрации информации, чтобы не допустить попадания в сеть информации, нарушающей права авторов.

Особый интерес представляет то, что в ходе рассмотрения дела Суд ЕС дал в преюдициальном порядке, предусмотренном ст. 267 Договора о функционировании Европейского союза, толкование Директив:

  • от 8 июня 2000 г. 2000/31/ЕС о некоторых правовых аспектах услуг, предоставляемых в информационном обществе, в особенности при электронной торговле на внутреннем рынке ЕС (Директива по электронной торговле);
  • от 22 мая 2001 г. 2001/29/EC о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе;
  • от 29 апреля 2004 г. 2004/48/ЕС об обеспечении прав интеллектуальной собственности;
  • от 24 октября 1995 г. 95/46/ЕС о защите индивида при обработке данных личного характера и о свободе движения таких данных;
  • от 12 июля 2002 г. 2002/58/ЕС об обработке личных данных и о защите тайны личной жизни в сфере электронных коммуникаций.

Суд ЕС констатировал, что в соответствии с п. 45, 47 и 48 преамбулы к Директиве 2000/31 у Суда остаются самые широкие возможности по защите авторских и смежных прав. Имеющиеся ограничения ответственности лиц, оказывающих посреднические (информационные) услуги, не мешают суду действовать. Данные ограничения не лишают суд возможности издания предписаний о прекращении имеющихся нарушений авторских и смежных прав или недопущении их совершения в будущем, включая издание судебного приказа об удалении противоправной информации или о прекращении доступа к ней.

В то же время государства – члены ЕС не должны налагать на провайдеров услуг обязанность вести мониторинг общего характера, если это не касается обязательств по ведению мониторинга в конкретных случаях относительно определенного произведения или объекта смежных прав, действуя в соответствии с национальным законодательством.

Сама Директива 2000/31/ЕС не лишает государства-члены возможности требовать от лиц, оказывающих интернет-услуги, которые размещают в порядке хостинга информацию пользователей, принимать разумные меры предосторожности, предусмотренные национальным законодательством по отслеживанию и предотвращению определенных видов противоправной деятельности.

В ст. 14 Директивы 2000/31/ЕС, посвященной хостингу, предусматривается следующее:

"1. Когда в информационном обществе предоставляется услуга, которая состоит в хранении информации пользователя, государства-члены должны обеспечить, чтобы провайдер не привлекался к ответственности за информацию, хранимую по просьбе получателя услуги, при условии, что:

(a) у провайдера не было точных сведений о противозаконном характере деятельности или информации, а что касается требований о возмещении ущерба, ему не было известно о каких-либо фактах или об обстоятельствах, свидетельствующих о явной противоправности действий или информации;

(b) провайдер, узнав либо получив такие сведения, предпринял оперативные действия по устранению такой информации или по блокированию доступа к ней.

2. Данные положения не подлежат применению, когда получатель услуги действует с разрешения или под контролем провайдера.

3. Положения настоящей статьи не препятствуют судам или органам государственного управления потребовать от провайдера услуг прекратить нарушение или предотвратить его совершение, равно как данная статья не лишает государства-члены возможности ввести специальные процедуры, регулирующие порядок устранения информации или блокирования доступа к последней".

Статья 15 Директивы 2000/31 гласит:

"1. Государства-члены не должны возлагать на провайдеров интернет-услуг общую обязанность осуществлять мониторинг информации, которую они передают или хранят, равно как активно выявлять факты или обстоятельства, указывающие на противоправную деятельность.

2. Государства-члены могут обязать провайдеров незамедлительно информировать компетентные государственные органы о якобы ведущейся противоправной деятельности либо предоставить им информацию, позволяющую идентифицировать получателей услуг, с которым ими заключены соглашения о хранении информации".

Анализируя цели, которые преследует Директива 2001/29/ЕС, и ее соотношение с Директивой по электронной торговле, Суд ЕС обратил внимание на то, что они взаимно дополняют друг друга. Суд констатировал наличие проблемы, заключающейся в том, что в цифровой среде услуги посредников могут использоваться для совершения правонарушений. Во многих случаях посредники позволяют довести противоправную деятельность третьих лиц до конца. Вследствие этого независимо от иных санкций и средств правовой защиты правообладатель должен иметь возможность обратиться за предписанием, адресованным посреднику, так как именно посредник делает возможным неправомерное использование охраняемого произведения или иного объекта в сети, что является правонарушением. Такая возможность должна существовать и в тех случаях, когда сам посредник освобожден от ответственности.

Статья 3(1) Директивы 2001/29/ЕС предусматривает, что государства-члены должны предоставить авторам исключительное право разрешать или запрещать доведение своего произведения до всеобщего сведения с помощью средств проводной или беспроводной связи. Согласно данной статье доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору, является одним из технических способов проводного или беспроводного доведения произведения до всеобщего сведения.

В ст. 8 Директивы речь идет об общих требованиях, предъявляемых к инструментарию обеспечения прав и законных интересов правообладателей:

"1. Государства-члены должны предусмотреть надлежащие правовые санкции и способы защиты от нарушения прав и обязанностей, изложенных в настоящей Директиве, и принять все необходимые меры к тому, чтобы такие санкции и способы защиты применялись на практике. Предусмотренные санкции должны быть эффективными, соразмерными и оказывать предупреждающее действие. <...>

3. Государства-члены обязаны обеспечить правообладателям возможность обращаться за получением предписаний, адресованных посредникам, чьи услуги используются третьей стороной для нарушения прав авторов или прав, смежных с авторскими".

Исследуя дополнительные требования, предъявляемые к вышеуказанному правовому обеспечению согласно Директиве 2004/48/ЕС об обеспечении прав интеллектуальной собственности, Суд акцентировал внимание на п. 23 ее преамбулы. В нем говорится, что помимо действующих мер, процедур и средств правовой защиты правообладатели должны иметь возможность обратиться за выдачей предписания против посредника, чьи услуги используются третьей стороной для нарушения прав правообладателя на объекты промышленной собственности.

Вместе с тем в ст. 3 Директивы 2004/48/ЕС подчеркивается, что меры, процедуры и способы правовой защиты должны быть справедливыми и равными для всех. Они не должны быть излишне сложными или дорогостоящими, влечь использование неоправданных сроков или задержек с исполнением. Такие меры, процедуры и способы правовой защиты должны быть эффективными, соразмерными и оказывать превентивное воздействие. Они должны применяться таким образом, чтобы избежать появления барьеров на пути законной торговли, и содержать гарантии от злоупотребления.

Суд ЕС констатировал, что национальное законодательство Бельгии соответствует требованиям, предъявляемым директивами Европейского союза. Статья 87(1) Закона Бельгии от 30 июня 1994 г. "Об авторском праве и смежных правах" удовлетворяет требование о переносе положений ст. 8(3) Директивы 2001/29/ЕС и ст. 11 Директивы 2004/48/ЕС в национальное законодательство. Она предусматривает, что:

"Председатель суда первой инстанции обязан установить факт нарушения авторского права или смежного права и предписать прекратить его нарушение. Он может также издать предписание против посредников, чьи услуги используются третьей стороной для нарушения авторского или смежного права".

Статьи 20 и 21 Закона от 11 марта 2003 г. "О некоторых правовых аспектах услуг, оказываемых в информационном обществе", переносят положения ст. 14 и 15 Директивы 2000/31/ЕС в национальное право Бельгии.

Спор по основному делу и вопрос, поставленный для вынесения предварительного заключения. Суд установил, что Бельгийское общество по коллективному управлению правами авторов (SABAM) является управляющей компанией, которая представляет авторов, композиторов и издателей музыкальных произведений. В силу этого она несет ответственность среди прочего за выдачу разрешений на использование третьей стороной охраняемых авторским правом произведений авторов, композиторов и издателей.

Netlog музыкальные произведения не использует. Эта компания управляет онлайн-социальной платформой, где каждый, кто зарегистрировался, получает личное пространство, известное как профиль, которое пользователи могут заполнять самостоятельно и которое становится доступным из любой точки мира.

Важнейшей функцией такой платформы, которую ежедневно используют десятки миллионов людей, является построение виртуальных сообществ, внутри которых люди могут общаться друг с другом, завязывать и поддерживать дружеские отношения. На своем профиле пользователи могут среди прочего вести дневник, указывать свои хобби и интересы, показывать, кто у них в друзьях, демонстрировать личные фотографии или публиковать видеоклипы.

В своем исковом заявлении общество SABAM утверждало, что социальная сеть Netlog предоставляла всем своим пользователям возможность с помощью профиля пользователя использовать музыкальные и аудиовизуальные произведения, относящиеся к репертуару SABAM, сделав указанные произведения общедоступными, так как другие пользователи этой социальной сети могли получить доступ к ним без согласия SABAM и без уплаты ей вознаграждения.

SABAM предпринимало усилия по урегулированию спора. В 2009 г. это общество предложило Netlog заключить соглашение об уплате вознаграждения за использование его репертуара. В письме от 2 июня 2009 г. SABAM уведомило Netlog, что социальная сеть обязана прекратить оказывать содействие тем, кто делает общедоступными музыкальные и аудиовизуальные произведения, относящиеся к репертуару SABAM, без надлежащего разрешения.

SABAM добилось вызова Netlog к председателю суда первой инстанции Брюсселя в порядке процедуры обращения за судебным предписанием. Такое предписание может быть выдано в силу ст. 87(1) Закона Бельгии "Об авторском праве и смежных правах". SABAM просило, чтобы Netlog было предписано незамедлительно прекратить делать общедоступными музыкальные и аудиовизуальные произведения из репертуара SABAM. В обеспечение выполнения предписания SABAM просило обязать Netlog выплачивать штраф в размере 1 000 евро за каждый день задержки исполнения данного предписания.

В своем возражении Netlog указала, что удовлетворение требования SABAM о выдаче подобного предписания будет равносильно наложению на Netlog обязанности осуществлять общий мониторинг (т.е., по сути дела, предварительную цензуру). Такие действия запрещены ст. 21(1) Закона Бельгии "О некоторых правовых аспектах услуг, оказываемых в информационном обществе", которая инкорпорировала положения ст. 15(1) Директивы 2000/31/ЕС в национальное законодательство Бельгии.

Netlog также утверждала, а SABAM не оспаривало данное утверждение, что подобное предписание обяжет социальную сеть ввести за свой счет и на неограниченный период времени в отношении всех без разбора клиентов сети предварительную фильтрацию информации, хранящейся на ее серверах. Целью такой фильтрации стала бы идентификация электронных файлов, содержащих музыкальные, кинематографические и аудиовизуальные произведения, в отношении которых SABAM претендует на наличие прав и обмен которыми она требует в последующем заблокировать.

Введение такой системы фильтрации будет означать, что окажутся раскрытыми персональные данные, которые должны обрабатываться с соблюдением положений права ЕС о защите персональных данных и конфиденциальности почтовых отправлений. Столкнувшись с ситуацией конфликта прав, гарантированных директивами ЕС и являющихся неотъемлемой частью права Европейского союза, Брюссельский суд (Rechtbank van Eerste Aanleg te Brussel) принял решение приостановить производство и просить Суд ЕС дать предварительное заключение по следующим вопросам.

Дозволяют ли Директивы 2001/29/ЕС и 2004/48/ЕС в сочетании с Директивами 95/46/ЕС, 2000/31/ЕС и 2002/58/ЕС, толкуемыми, в частности, в свете статей 8 и 10 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод (подписанной в Риме 4 ноября 1950 г.), государствам-членам предоставлять национальным судам, перед которыми было возбуждено производство по процедурным вопросам, действуя всего лишь на основании статутных положений, которые предусматривают, что национальные суды могут предписывать посредникам, чьи услуги используются для нарушения авторских и смежных прав третьей стороной, реальные полномочия издавать в отношении провайдеров хостинговых услуг судебный приказ, предписывающий установить за счет провайдера в качестве общепревентивной меры для всех in abstracto клиентов и на неограниченный период времени систему фильтрации большей части информации, размещенной на его серверах, для того, чтобы идентифицировать электронные файлы, содержащие музыкальные, кинематографические или аудиовизуальные произведения с целью блокировки обмена ими?

Рассмотрение поставленного вопроса. По сути дела, Брюссельский суд просил разъяснить, могут ли означенные директивы при их совместном толковании в свете требований защиты соответствующих основных прав и свобод рассматриваться как препятствующие национальному суду издавать предписание, направленное против провайдера хостинговых услуг, которое требует от него установить систему фильтрации:

  • информации, которую пользователи хранят на его серверах;
  • фильтрации, которая будет без разбора применяться ко всем пользователям;
  • фильтрации в качестве превентивной меры;
  • исключительно за счет провайдера и
  • в течение неограниченного промежутка времени.

Причем такая система фильтрации должна быть способна идентифицировать электронные файлы, содержащие музыку, кино- и аудиовизуальные произведения, в отношении которых лицо, обратившееся за судебным предписанием, утверждает, что располагает правами интеллектуальной собственности, и требует прекратить предоставление указанных произведений публике в нарушение его авторских прав ("спорная система фильтрации").

Никем не оспаривалось, что владелец платформы онлайн-социальной сети, такой, как Netlog, хранит на своих серверах информацию, предоставляемую пользователями платформы для своего профиля. Соответственно, Netlog является провайдером хостинговых услуг в смысле ст. 14 Директивы 2000/31/ЕС.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Директивы 2001/29/ЕС и ст. 11 Директивы 2004/48/ЕС обладатели прав на объекты интеллектуальной собственности могут обращаться за выдачей предписаний в отношении операторов онлайн-социальных платформ, таких, как Netlog, которые выступают информационными посредниками в смысле данных директив, т.е. их услуги могут эксплуатироваться пользователями платформ для нарушения прав на интеллектуальную собственность.

Практика Суда ЕС показывает, что юрисдикция национальных судов, вытекающая из положений вышеуказанных директив, должна наделять их правом предписывать таким посредникам принимать меры по прекращению нарушений прав интеллектуальной собственности, совершаемых с использованием их информационных услуг, а также требовать от них не допускать совершения дальнейших нарушений (см. решение по делу C-70/10 Scarlet Extended v. SABAM, [2011] ECR I-0000). Кроме того, отсюда следует, что правила вынесения таких предписаний устанавливаются национальным законодательством. Тем не менее правила, установленные государствами-членами, а также их практическое применение национальными судами должны осуществляться в рамках Директив 2001/29/ЕС и 2004/48/ЕС, а также тех источников права, на которые данные Директивы ссылаются.

Таким образом, согласно п. 16 преамбулы Директивы 2001/29/ЕС и подп. (a) п. 3 ст. 2 Директивы 2004/48/ЕС такие правила не должны наносить ущерб выполнению положений Директивы 2000/31/ЕС, и в частности ее ст. 12 – 15.

Следовательно, эти правила должны соответствовать норме п. 1 ст. 15 Директивы 2000/31/ЕС, запрещающей национальным властям применять меры, которые потребуют от провайдера хостинговых услуг вести общий мониторинг информации, которую он хранит.

Суд ЕС уже выносил постановление, что подобный запрет распространяется, в частности, на меры национального характера, которые потребуют от провайдера-посредника, каковым является провайдер хостинговых услуг, проводить активный мониторинг всех данных каждого из своих клиентов, для того чтобы предотвратить будущие нарушения прав на интеллектуальную собственность. Подобная обязанность осуществлять мониторинг общего характера несовместима со ст. 3 Директивы 2004/48/ЕС, которая предусматривает, что меры, о которых говорится в Директиве, должны быть справедливы и соразмерны, а также не должны быть чрезмерно затратными.

Не вызывает сомнений, что такая система фильтрация могла бы потребовать:

  • чтобы провайдер хостинговых услуг идентифицировал среди всех файлов, которые пользователи размещают на его серверах, именно файлы, вероятно, содержащие произведения, в отношении которых правообладатели утверждают, что у них есть право интеллектуальной собственности;
  • чтобы он определил, какие из этих файлов хранятся и предоставляются для всеобщего сведения незаконно, и наконец,
  • чтобы он предотвратил доступ к файлам, использование которых он считает незаконным.

Подобного рода превентивный мониторинг потребует эффективного просмотра файлов, хранимых пользователями у провайдера хостинговых услуг, и будет включать в себя практически всю информацию, которая хранится пользователями у данного провайдера.

Подобное предписание навяжет провайдеру хостинговых услуг необходимость установить спорную систему фильтрации и осуществлять активный мониторинг всей информации, хранимой пользователями на его серверах, для того, чтобы предотвратить нарушение прав интеллектуальной собственности в будущем, т.е. осуществлять общий мониторинг информации, что прямо запрещено ст. 15(1) Директивы 2000/31/ЕС.

Для того чтобы дать оценку, является ли подобное предписание совместимым с правом ЕС, следует принять во внимание также требования, вытекающие из обязательств по защите основных прав и свобод, о чем говорилось в запросе обратившегося суда. Предписание, которое рассматривается в рамках основного дела, преследует цель обеспечить защиту авторских прав, которые ввиду специфики интеллектуальной собственности могут быть нарушены в силу самого характера и содержания хранящейся информации, которая становится общедоступной благодаря услугам, предоставляемым провайдером хостинговых услуг.

Защита права интеллектуальной собственности провозглашена в п. 2 ст. 17 Хартии основных прав Европейского союза (далее – Хартия). Однако ничто в формулировке данного положения или же в судебной практике Суда не заставляет предположить, что данное право является нерушимым и в силу этого подлежит абсолютной защите при любых обстоятельствах (см. решение по делу Scarlet, § 43).

Как ясно следует из § 62 – 68 решения Суда по делу C-275/06 Productores de Musica de Espana (Promusicae) v. Telefonica de Espana SAU, [2008] ECR I-271, защита права собственности как основополагающего права, которая включает в себя полномочия, тесно связанные с правом интеллектуальной собственности, должна уравновешиваться охраной других основополагающих прав. Как следует из § 68 указанного решения, в контексте мер, принимаемых для защиты правообладателей, национальные власти и суды должны находить справедливый баланс между защитой авторского права и охраной основополагающих прав личности, которые затрагиваются такими мерами.

Соответственно, в обстоятельствах, подобных тем, что рассматриваются в основном производстве по делу, национальные власти и суды должны с особым тщанием находить справедливый баланс между охраной прав интеллектуальной собственности, которой пользуются правообладатели, и свободой заниматься предпринимательской деятельностью, которой пользуются операторы связи, каковыми являются провайдеры хостинговых услуг (ст. 16 Хартии).

В рамках судопроизводства по основному делу было заявлено требование вынести предписание об установлении в интересах правообладателей системы мониторинга, распространяющейся на всю или большую часть информации, хранимой у провайдера хостинговых услуг. Более того, такой мониторинг не имеет ограничений во времени, направлен против всех будущих нарушений и ставит своей целью защиту не только существующих произведений, но также и произведений, которые еще не были созданы на момент введения такой системы.

Соответственно, подобное предписание привело бы к серьезному нарушению свободы провайдера хостинговых услуг заниматься своим бизнесом, так как это потребовало бы от него установить за свой счет сложную, дорогостоящую, постоянно действующую компьютерную систему. Это противоречит положениям п. 1 ст. 3 Директивы 2004/48/ЕС, которая требует, чтобы меры по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности не были излишне сложными или дорогостоящими.

В подобных обстоятельствах необходимо сделать вывод, что предписание установить спорную систему фильтрации следует рассматривать как не отвечающее требованию нахождения справедливого баланса между защитой права интеллектуальной собственности обладателей авторских прав и свободой ведения бизнеса, которой пользуются операторы связи, каковыми являются провайдеры хостинговых услуг.

Последствия издания такого предписания затронут не только провайдера хостинговых услуг, но и пользователей, а именно их права на защиту персональных данных и свободу получать или распространять информацию, которые охраняются соответственно ст. 8 и 11 Хартии.

Предписание, требующее установления спорной системы фильтрации, привело бы к идентификации, систематическому анализу и обработке информации, связанной с профилем, создаваемым пользователем социальной сети. Информация, связанная с профилями, является охраняемыми личными данными, так как она позволяет идентифицировать пользователей.

Более того, подобное предписание потенциально могло бы подорвать свободу информации, так как такая система не способна адекватно проводить различие между противозаконным и правомерным контентом, что приведет к блокированию коммуникации, в том числе и законной. Никем не оспаривается, что ответ на вопрос, является ли передача данных законной, во многом зависит от применения статутных исключений из авторского права, которые различаются в разных государствах-членах. Кроме того, в ряде государств-членов отдельные произведения находятся в общественном достоянии или могут бесплатно направляться пользователям заинтересованными авторами.

Отсюда необходимо сделать вывод, что, издав предписание, требующее от провайдера хостинговых услуг установить спорную систему фильтрации, направивший запрос национальный суд не выполнил бы требование нахождения справедливого баланса между правом интеллектуальной собственности, с одной стороны, и свободой ведения бизнеса, правом на защиту персональных данных и свободой получать и распространять информацию – с другой.

На вышеперечисленных основаниях Суд (Третья палата) постановил, что Директивы об электронной торговле 2001/29/EC и 2004/48/ЕС при их совместном прочтении и толковании в свете требований, вытекающих из необходимости охраны применимых основных прав, должны интерпретироваться как воспрещающие выдачу предписания об установлении провайдером хостинговых услуг спорной системы фильтрации информации, которая хранится на его серверах пользователями хостинговых услуг, которая без разбора применяется ко всем таким пользователям как превентивная мера, исключительно за счет провайдера и на неограниченный период времени, которая способна идентифицировать электронные файлы, содержащие музыкальные, кинематографические или аудиовизуальные произведения, в отношении которых заявитель требования об издании судебного предписания утверждает, что он является обладателем прав на интеллектуальную собственность, с целью не допустить доведение указанных произведений до всеобщего сведения в нарушение авторских прав.

Правовые последствия разъяснения, данного Судом ЕС. В соответствии с Договором о функционировании Европейского союза данное разъяснение Суда ЕС имеет правоустанавливающее значение для всех государств – членов ЕС. На практике это означает, что при рассмотрении аналогичных дел не только суд Бельгии, направивший запрос, а все национальные суды 28 государств – членов ЕС обязаны следовать данным руководящим разъяснениям, т.е. это не частное решение по конкретному делу, а официальное толкование европейского права по данному вопросу.

В прессе из данного решения незамедлительно был сделан вывод о том, что на социальные сети не может быть возложена функция "антипиратского тормоза", а точнее, цензора, отслеживающего нарушения авторских прав, так как это не только нарушает основные права индивидов, что очень плохо, но терпимо, но еще и является весьма дорогостоящей затеей.

Следует обратить внимание на то, что данное решение было оглашено через несколько дней после того, как 11 и 12 февраля 2012 г. по городам Европы прокатились многотысячные демонстрации протеста против ратификации ACTA. У этого многостороннего международного соглашения обманчивое название. Если переводить его название буквально, то оно звучит как "Торговое соглашение против подделок" (The Anti-Counterfeiting Trade Agreement). Однако цели Соглашения, имеющего форму международного договора, открытого для присоединения к нему других стран, значительно шире. Соглашение нацелено на ужесточение международных стандартов обеспечения прав на интеллектуальную собственность.

Переговоры о заключении Торгового соглашения против контрафакции велись с 2006 г. Целью переговоров была выработка новых международных стандартов (в обход уже действовавших в рамках ВТО) по принудительному осуществлению прав интеллектуальной собственности в отношении товаров, существующих как в материальной, так и в электронной форме. В 2008 г. в СМИ просочилась информация, что положения ACTA будут распространены на нарушения авторского права в Интернете. Подписание ACTA Европейским союзом и 22 государствами – членами ЕС вызвало бурные протесты в Западной Европе, приведшие к тому, что в 2012 г. Европейский Парламент отказался поддержать данное торговое соглашение. Международное соглашение должно было вступить в силу после его ратификации шестью государствами, поставившими под ним свои подписи. Но к июлю 2015 г. его ратифицировала только Япония. Пока соглашение заблокировано Европарламентом, его ратификация ЕС и его государствами-членами невозможна.

Защита интеллекуальной собственности от правонарушений, совершаемых при помощи Интернета (опыт Франции).

В разд. III Кодекса интеллектуальной собственности Франции есть гл. VI, посвященная борьбе с незаконным использованием объектов авторских и смежных прав при помощи Интернета. Самостоятельный интерес представляет смысловая нагрузка, заложенная в названии главы: "Предотвращение загрузки и незаконного предоставления в пользование объектов, охраняемых авторским правом и смежными правами". Данная глава объединяет несколько самостоятельных составов правонарушений.

Статья L336-1 направлена против самого существования компьютерных программ, основное применение которых состоит в незаконном предоставлении в пользование объектов, охраняемых авторским правом и смежными правами. Судье предоставляются полномочия единолично решать вопрос о мерах, которые надлежит применить к такой программе, в интересах защиты охраняемого права.

Статья L336-2 предусматривает, что, столкнувшись с нарушением авторского или смежного права, вызванного самим характером предоставляемых публике онлайн-услуг, трибунал большой инстанции, вынося в случае необходимости решение в порядке суммарного производства по требованию обладателей права на охраняемые объекты, их правопреемников, обществ по сбору и распределению авторского вознаграждения или охраняющей их профессиональной организации может издать судебный приказ о принятии мер, направленных на предотвращение или прекращение такого нарушения авторского права или смежного права в отношении любого лица, способного содействовать осуществлению предписываемых действий.

Попытка законодателя вменить интернет-провайдерам в обязанность следить за тем, чтобы их услуги не использовались для нарушения авторских и смежных прав, была пресечена Конституционным советом, признавшим соответствующую норму неконституционной.

Модернизация законодательства идет не только в направлении выработки дополнительных репрессивных мер. Социальный баланс поддерживается как при помощи ужесточения репрессий, так и путем расширения возможностей легального доступа к произведениям науки, культуры и искусства, в том числе путем обращения к специализированным публичным учреждениям, каковыми являются библиотеки. Французский законодатель ограничивает возможности автора контролировать использование созданного им произведения после того, как оно было обнародовано с согласия автора. Это значительно шире формулировки, имеющейся в российском законодательстве.

Статья L122-5 в редакции Закона от 20 декабря 2011 г. № 2011-1898 предусматривает, что после того, как произведение было обнародовано, автор не имеет права запретить:

1) частные и бесплатные исполнения произведения, осуществляемые только в кругу семьи;

2) копирование или воспроизведение с легального источника строго для частного, а не для коллективного использования, за исключением копий художественных произведений, которые должны применяться для тех же целей, для которых были созданы оригинальные произведения, а также копий программ для ЭВМ помимо страховочной копии и копии или воспроизведения электронных баз данных;

3) при условии четкого обозначения имени автора и источника заимствования:

  • аналитику и краткие цитаты, оправдываемые критическим, полемическим, педагогическим, научным или информационным характером произведения, в которое они включаются;
  • обзоры прессы;
  • распространение, даже в полном объеме, в прессе или по телевидению при передаче информации о текущих событиях, о выступлениях на заседаниях, носящих политический, административный, судебный или научный характер, а также о выступлениях на политических мероприятиях и официальных церемониях;
  • репродукции, полные или частичные копии произведений пластических искусств для включения их в каталоги проводимой во Франции продажи по решению суда для представления таких экземпляров публике до продажи с единственной целью описания предметов, выносимых на продажу;
  • показ или воспроизведение отрывков из произведений, выполненные в учебных целях, для создания музыкальной партитуры, для произведений, издаваемых в электронном виде исключительно в целях иллюстрации в рамках учебы или научных исследований, за исключением какой-либо игровой или развлекательной деятельности, при условии, что аудитория, для которой предназначены такие показ или воспроизведение, состоит главным образом из учеников, студентов, преподавателей или непосредственно заинтересованных научных работников, что такое использование показа и воспроизведения не преследует коммерческих целей и что оно оплачивается уплатой соответствующего фиксированного платежа за репрографию;

4) пародии, пастиши и карикатуры с учетом особенностей жанра;

5) действия, необходимые для доступа к содержанию электронных баз данных;

6) временное воспроизведение, носящее переходный или вспомогательный характер, если оно является неотъемлемой и существенной частью технического процесса и преследует единственную цель обеспечить легальное использование произведения или его передачу третьим лицам, если используемая сеть нуждается в посреднике; такое временное воспроизведение не должно обладать самостоятельной коммерческой ценностью;

7) воспроизведение и публичный показ юридическими лицами и учреждениями, открытыми для публики, как то: библиотеками, архивами, центрами документации, мультимедийными культурными центрами с целью предоставления посетителям возможности сугубо личного ознакомления с произведением, лицам, страдающим расстройством моторно-двигательного аппарата, физическими, умственными, сенсорными, когнитивными и психическими расстройствами, уровень которых равен или выше того, что определен декретом Государственного совета, что подтверждено решением комиссии по специальному образованию департамента, или комиссии технической ориентации, или комиссии по делам инвалидов, или медицинской комиссии, подтверждающей невозможность коррекции зрения до уровня, позволяющего чтение. Такие воспроизведение и публичный показ должны преследовать некоммерческие цели и допустимы только в пределах, необходимых для лиц, страдающих соответствующими расстройствами при пользовании ими услугами означенных учреждений, перечень которых определяется соответствующими административными властями.

По просьбе юридических лиц и учреждений, упомянутых выше в п. 7, высказанной в течение 10 лет после представления обязательного экземпляра напечатанной работы, электронная верстка, использовавшаяся для публикации книг, направивших обязательный экземпляр после 4 августа 2006 г., передается в Национальный центр книги или иную организацию, назначенную декретом.

Национальный центр книги или другая организация, назначенная декретом, хранит без каких-либо ограничений во времени электронную верстку, использовавшуюся для издания этих произведений, чтобы иметь возможность предоставить ее в распоряжение юридических лиц и учреждений, упомянутых в п. 7. Центр гарантирует конфиденциальность и безопасность цифровых версток.

Юридические лица и учреждения, упомянутые в п. 7, обязаны уничтожить предоставленную им цифровую верстку сразу после того, как будут выполнены работы по переводу ее содержания на материальные носители, обеспечивающие доступ к произведению физических лиц, страдающих вышеперечисленными расстройствами здоровья.

Французское законодательство, касающееся особого статуса библиотек применительно к использованию произведений, близко к российскому по своей социальной логике. Вместе с тем оно принципиально отличается по используемой юридической технике. Французский законодатель подчеркивает, что речь идет о перечне случаев, когда автор или правообладатель не вправе препятствовать использованию правомерно обнародованного произведения.

Российский законодатель, рассматривая вопросы свободного использования произведений в информационных, научных и культурных целях применительно к библиотекам, неоправданно сужает сферу использования произведений библиотеками. Происходит это вследствие подмены предмета. Российский законодатель регулирует не вопросы использования произведения (что свойственно авторскому праву), а вопросы предоставления экземпляра произведения, что далеко не одно и то же. Получилось, что в п. 2 ст. 1274 ГК РФ, посвященной изъятию из авторского права в интересах общества, рассматриваются всего лишь вопросы сдачи внаем экземпляра произведения, что имеет иную логику гражданско-правовой регламентации. Из этой принципиальной нестыковки проистекают дальнейшие трудности библиотек, связанные с использованием произведения в цифровом формате. То есть библиотеки оказываются заложниками юридической ошибки в формулировании воли законодателя.

Это особенно наглядно видно, если обратиться к методу сравнительно-правового анализа.

Согласно ст. L122-5 Кодекса интеллектуальной собственности Франции в редакции Закона от 20 декабря 2011 г. № 2011-1898 после того, как произведение было правомерно обнародовано, автор не вправе запретить:

"...8) воспроизведение произведения и его публичный показ, выполненные с целью обеспечения его сохранности или создания условий для ознакомления с ним при проведении научных исследований или изучения его частными лицами в помещениях учреждения и терминалах библиотек, доступных для публики, в музеях или архивах, при условии, что последние не будут извлекать из этого какого-либо экономического преимущества или коммерческой выгоды".

В конце статьи говорится, что исключения, перечисленные в настоящей статье, не должны мешать нормальной эксплуатации произведения и причинять неоправданный ущерб законным интересам автора.

Следует обратить внимание на то, что данное решение было оглашено через несколько дней после того, как 11 и 12 февраля 2012 г. по городам Европы прокатились многотысячные демонстрации протеста против ратификации ACTA.

Во Франции ACTA столкнулось не только с массовыми протестами со стороны молодежи, но и с критическим отношением представителей юридического сообщества, которые увидели в нем чужеродный элемент для европейского права. В ЕС и ряде его государств-членов процесс ратификации был заморожен.

3 июля 2012 г. Торговое соглашение против контрафакта (ACTA) было отвергнуто Европейским Парламентом. Благодаря этому оно лишилось возможности стать частью права ЕС. Впервые в своей истории Европейский Парламент воспользовался новыми полномочиями, которые были предоставлены ему по Лиссабонскому договору, – полномочиями не принимать международные соглашения в области торговли. 478 парламентариев проголосовали против ACTA, 39 – за и 165 воздержались. На парламентариев было оказано массированное давление со стороны интернет-активного населения ЕС. Граждане ЕС призывали парламентариев отклонить Торговое соглашение, выйдя на улицы, рассылая парламентариям электронные письма и звоня им в офисы. В Парламент поступила петиция с 2,8 млн подписей граждан, требовавших отклонить данное торговое соглашение.

На сегодняшний день потенциальную опасность для публичных библиотек представляет юридическая квалификация как информационного посредника любого физического и (или) юридического лица, услуги которого делают технически возможным нарушение прав интеллектуальной собственности в Интернете. Единственным способом избежать подобной ситуации является законодательное закрепление за библиотеками специального статуса, наделяющего их особыми полномочиями по использованию произведений и объектов смежных прав без согласия правообладателей и выплаты авторского вознаграждения.

Далее – § 4. Тренд глобализации доступа к контенту и авторское право

  • Ярослав, г. Калуга

    Ярослав, г. Калуга

    Мне сроки одна фирма затянула, курсовую уже неделю назад должны были сделать. Заказал у Вас. Спасибо Вам за помощь и понимание. Я Ваш клиент навеки!
  • Дарья, г. Омск

    Дарья, г. Омск

    Вы меня еще ни разу не разочаровали. 3 реферата и 2 курсовых работы сдала на «отлично». Теперь мой девиз – «Цена соответствует качеству».
  • Андрей, г. Липецк

    Андрей, г. Липецк

    У меня уже был горький опыт заказа курсовых и контрольных через Интернет. Повелся за дешевизной, в итоге было стыдно показывать. Буду заказывать теперь только у вас!
  • Мария, г. Москва

    Мария, г. Москва

    Спасибо большое! Заказывала реферат. Сделали вовремя. Реферат понравился и мне и преподавателю. Оригинальность реферата 80%! Получила 5 ...
  • Антон, г. Брянск

    Антон, г. Брянск

    Уже второй раз заказываю контрольную и снова результат превосходит ожидания!!! Пеподаватель доволен, а мне 5!!! Советую всем!!! Лучше, вряд ли, найдете!!!
  • Сергей, г. Воронеж

    Сергей, г. Воронеж

    Являюсь постоянным клиентом. Все работы заказываю только у вас. Радует качество, а также скидки. Рекомендовал сайт одногруппникам. Все довольны ...
  • Наталья, г. Казань

    Наталья, г. Казань

    Учусь заочно и работаю, поэтому мало времени на подготовку к сессии. Заказывала у вас курсовые, рефераты, контрольные. За работы получала только «4» и «5» ...
  • Константин, г. Тюмень

    Константин, г. Тюмень

    Решил самостоятельно написать дипломную работу – не получилось. Преподаватель раскритиковал. Переписывать времени не было. Благодаря вашему автору успел ...
  • Анастасия, г. Москва

    Анастасия, г. Москва

    Всем рекомендую вашу компанию. Сотрудники компетентны и вежливы. Заказывала дипломную по ВЭД. Сдала и защитилась без проблем. Спасибо за отличную работу!
  • Жанна, г. Кострома

    Жанна, г. Кострома

    У меня очень строгий преподаватель, любит придираться к мелочам, ему очень трудно угодить. Но ваш автор справился с поставленной задачей ...
  • Юлия О., г. Вологда

    Юлия О., г. Вологда

    Спасибо за профессионально выполненную работу! Дипломную работу защитила на «5». Материал был действительно оригинальным, все расчеты приведены ...
  • Елизавета, г. Москва

    Елизавета, г. Москва

    Поздно заказала дипломную, времени на выполнение была мало. Поразило то, что справились. Это просто фантастика!!! Молодцы, так держать!
  • Тимофей, г. Москва

    Тимофей, г. Москва

    Вы спасли меня от отчисления с последнего курса. Висел в должниках из-за курсовых работ. Ваши авторы успели написать 3 курсовых за 3 дня. Безмерно вам благодарен! ...
  • Юлия, г. Москва

    Юлия, г. Москва

    Обращаюсь в вашу компанию уже не первый год. Курсовые сдаю на «хорошо» и «отлично». Работы всегда выполняются точно в срок, доработки делаются бесплатно ...
  • Олег, г. Новосибирск

    Олег, г. Новосибирск

    Выражаю благодарность вашим авторам! Заказывал контрольные по высшей математике. Все расчеты верны. Теперь буду обращаться только к вам!
  • Дмитрий, г. Белгород

    Дмитрий, г. Белгород

    На написание дипломной работы оставалось 3 дня. Вы меня спасли! Я не верил, что справитесь за такой срок. Я вам очень благодарен! Удачи вам и процветания!!!
  • Екатерина, г. Томск

    Екатерина, г. Томск

    Хочу сказать спасибо за качественно выполненную работу! Замечания были минимальные. На защите получила «5». Буду советовать ваш сайт.
  • Михаил, г. Тула

    Михаил, г. Тула

    Меня здорово подвели: сроки просрочили, выполнили плохо. Пришлось срочно обращаться к вам по совету друга. Не верил, что справитесь. Буду обращаться только к Вам!
  • Александр, г. Орел

    Александр, г. Орел

    Понравилось оформление сайта, решил попробовать заказать курсовую. Выполнили, как и обещали, вовремя. Мне еще учиться 3 года. Заказываю буду только здесь.
  • Алина, г. Клин

    Алина, г. Клин

    Вопреки скептицизму моих домашних, Вы точно уложились в сроки. Вы были правы, буду не раз ещё с Вами сотрудничать. Большое спасибо за курсовую!
  • Ольга, г. Самара

    Ольга, г. Самара

    Курсовую, которую сама написала, не приняли. Решила обратиться к вам. Сделали быстро, вредный препод курсовик принял! Я очень рада!!!
  • Анна, г. Ростов

    Анна, г. Ростов

    В 2 ночи вспомнила, что сегодня сдавать реферат. Обратилась к вам. Реферат сделали точно к сроку. Сдала на «отлично». Спасибо! Буду к вам обращаться!