ДИПЛОМНЫЕ И КУРСОВЫЕ НА ЗАКАЗ

качественно – в срок – без плагиата

ONLINE-DIPLOM.RU – ДЛЯ ТЕХ, КТО ЦЕНИТ СВОЕ ВРЕМЯ И ДЕНЬГИ!

Slide background
Slide background
Slide background
 

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ, КОНТРОЛЬНЫЕ

Точно в срок, без плагиата, всегда на связи!

В ONLINE-DIPLOM.RU качеству работ и срокам выполнения уделяется большое внимание.

Мы постоянно осуществляем мониторинг сроков и все работы проверяем на плагиат.

Поэтому, сделав у нас заказ, Вы получаете отличную работу в срок и без плагиата. 

Мы дорожим своей репутацией и нам не безразличны наши клиенты!

 

Как заказать дипломную, курсовую ...

1. Заявка

1. Заявка
Оставляете заявку на сайте или по телефону.

2. Соглашение

2. Соглашение
Договариваемся о стоимости и сроках.

3. Предоплата

3. Предоплата
Вносите предоплату от 10% до 100%*.

4. Выполнение

4. Выполнение
Выполняем заказ и информируем о его выполнении.

5. Оплата

5. Оплата
Вносите остаток стоимости.

6. Получение

6. Получение
Получаете работу на электронную почту.

* Предоплата 100% применяется для срочных (до 2 дней) работ.

ДИПЛОМНАЯ

ДИПЛОМНАЯ


от 10  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КУРСОВАЯ

КУРСОВАЯ


от 800 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КОНТРОЛЬНАЯ

КОНТРОЛЬНАЯ


от 5 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 – 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

МАГИСТЕРСКАЯ

МАГИСТЕРСКАЯ


от 12  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ


от 500 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

РЕФЕРАТ

РЕФЕРАТ


от 9 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 - 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

Интернет сделал границы для распространения произведений прозрачными. Сами произведения после оцифровки оказались в своеобразном зазеркалье, где меняются приоритеты и условия их использования. Между тем авторское право не проводит различия между использованием произведений в цифровом и материальном мире. Для распространения правил и норм использования произведений, выработанных в XIX в. и закрепленных в Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (г. Берн, 9 сентября 1886 г.) (с изменениями от 28 сентября 1979 г.) (далее – Бернская конвенция), на новые объекты, порожденные научно-техническим прогрессом, использовались три приема: расширительное толкование, уподобление и юридическая фикция.

Широкое толкование понятия "искусство" (arts) позволило последовательно распространить правовую охрану на фотографии (с 1896 г.), кинематографические произведения (с 1908 г.), которые после появления звукового кино стали именоваться аудиовизуальными произведениями. Соединение творческого и технического начал привело к поэтапному включению фильмов в перечень всемирно охраняемых произведений. Произведения, способы восприятия которых конечным потребителем множатся с каждым витком технологического развития общества, все реже используются только в материальной форме.

Ранее (до пересмотра Бернской конвенции в 1896 г.) фотографии считались главным образом результатом технической деятельности. Во многих странах до сих пор их правовая охрана связана с соблюдением ряда дополнительных условий, свидетельствующих об их художественной или документальной ценности.

В доцифровую эпоху авторское право сравнительно легко адаптировалось к технологическим изменениям путем распространения действия его норм на новые способы использования. Вместе с тем к качественному скачку, порожденному дематериализацией объекта права, нужно приспособиться с позиций охраны не только интересов правообладателей, но и интересов пользователей, настаивающих на устранении искусственных барьеров, повышающих стоимость транзакции при использовании произведений или препятствующих такому использованию. Самостоятельным фактором становится рост социальных ожиданий, порожденных возможностями Интернета и достижениями коммуникационных технологий.

Возникла ситуация, когда авторское право настолько отстает от современных технических возможностей, что нередко воспринимается не только как анахронизм, но и как препятствие для свободы творчества и деятельности средств массовой информации. Такое ошибочное восприятие используется различными протестными и популистскими движениями, стремящимися извлечь политическую выгоду из социального недовольства. Тем самым вопросы авторского права в условиях глобализации и вызовов XXI в. приобретают дополнительное политическое измерение.

Авторское право уходит корнями в глубь веков. Тем не менее закрепление в международном праве авторское право получило сравнительно недавно. Базовая международная конвенция в данной области была согласована в Берне в 1886 г. Россия присоединилась к Бернской конвенции в 1995 г. Подготовка и согласование международных договоров, дополняющих Бернскую конвенцию, заняли многие годы.

Несмотря на усилия Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), которая администрирует Бернскую конвенцию, из всех многочисленных проблем, возникающих в связи с образованием глобального рынка использования произведений и появлением многочисленных неизвестных ранее видов и устройств для такого использования, на уровне международного договора удалось согласовать малую толику. Загрузка произведения в память компьютера была приравнена к его воспроизведению. Размещение произведения в Интернете таким образом, чтобы доступ к нему был возможен в любое время и в любом месте по выбору пользователя, было квалифицировано как новое исключительное право автора и его правопреемников.

Соответствующий международный Договор ВОИС по авторскому праву был принят на дипломатической конференции 20 декабря 1996 г. Выполняя распоряжение Правительства РФ от 21 июля 2008 г. № 1052-р, МИД России уведомило Генерального секретаря ВОИС о присоединении к Договору России, который вступил в силу на ее территории 5 февраля 2009 г.

Договор стал частью права Европейского союза с 14 марта 2010 г. После ратификации Договора Канадой 13 мая 2014 г. число его участников составило 93. Причем Китайская Народная Республика отложила распространение действия Договора на Гонконг до 1 октября 2008 г., а на Макао до 6 ноября 2013 г., а Индия и Бразилия по состоянию на 1 января 2015 г. воздержались от присоединения. Это показывает, что выработка международным сообществом унифицированного подхода к авторскому праву в Интернете идет очень медленно и непросто. Поэтому регулирование вопросов использования произведений в виртуальной среде смещается на национальный уровень.

Первоочередной заботой каждой страны становится борьба с действиями, подрывающими правовой режим охраны интеллектуальной собственности, исходя из того, насколько значимый сегмент национальной экономики может пострадать от нарушения авторских прав в Интернете. Обычно предлагаются меры по расширению полномочий регулирующих органов и ужесточению реакции на случаи нарушения со стороны органов правоохранительных.

Такое усиление нередко идет в ущерб свободам и гарантиям автономии личности, закрепленным в международных конвенциях по правам человека. В связи с этим встает вопрос о поисках критериев справедливого равновесия между защитой конституционных прав личности на доступ к культурным ценностям (п. 2 ст. 44 Конституции РФ), конституционной свободой "искать, получать, передавать, производить и распространять информацию" (п. 4 ст. 29 Конституции РФ), с одной стороны, и публичным интересом в укреплении режима охраны интеллектуальной собственности в новой среде, каковой является виртуальная реальность, – с другой.

Применительно к виртуальной реальности со всей остротой встала старая как мир проблема определения, что именно является специальным предметом охраны (special subject matter of the protection). Физическая возможность многократного повторения фактических сведений и материалов, использованных в произведениях, охраняемых авторским правом, требует дифференциации между тем новым, что привносит автор, и сведениями достаточно тривиальными. Сообщение исторических фактов и иной общедоступной информации фактического характера не ведет к приватизации информации путем распространения авторского права на сами такие сведения. Авторское право распространяется только на форму изложения, но не на них.

Показателен исход судебного иска двух из трех соавторов книги "Святая кровь и Святой Грааль" против Дэна Брауна, который использовал в своем остросюжетном романе "Код да Винчи" их утверждения, что Христос был женат на Марии Магдалине, которая родила ему ребенка, что якобы долгое время пыталась скрыть Римско-католическая церковь (Дэна Брауна обвиняют еще и в плагиате). Судья отказал истцам на том основании, что текстуальных заимствований в романе не было. Сам процесс, несмотря на усилия его участников, больше походил на рекламную кампанию по продвижению книг издательства Random House, которое выпускало книги тяжущихся, и предстоящей премьеры фильма "Код да Винчи", чем на серьезное дело о плагиате.

Специальный объект охраны в виртуальной среде. Объект охраны авторским правом в виртуальной реальности подлежит уточнению в зависимости от особенностей правового положения конкретного обладателя права и пользователя произведения. В совокупности это составляет своеобразный копирайт места использования (copyright locus standi). Если правообладатель и пользователь являются хозяйствующими субъектами в специфической сфере деятельности, например в области финансов, предоставления медицинских услуг и т.п., то неизбежны определенные черты сходства между веб-сайтами (новый вид произведений, привнесенных в нашу жизнь Интернетом) различных хозяйствующих субъектов. Такие черты сходства могут определяться техническими ограничителями и спецификой информации, связанной с определенным видом деятельности. Судебная практика во многих европейских странах в связи с этим склонна усматривать нарушение авторского права только тогда, когда воспроизводятся оригинальные элементы веб-сайта. То есть одной схожести сайтов и используемых в них повторяющихся элементов дизайна для того, чтобы выиграть иск о защите авторских прав, может оказаться недостаточно.

Права работодателя. До появления Интернета работодатели, как правило, получали право на воспроизведение произведения, созданного в порядке служебного задания или выполнения обычных трудовых обязанностей, в аналоговой форме. С появлением Интернета встал вопрос: можно ли считать ранее приобретенное задолго до появления Интернета право на воспроизведение также и цифровым, тем более когда оно носило исключительный характер, а также предполагало воспроизведение во всех известных формах?

Интересы работника и работодателя здесь диаметрально противоположны. Каждый из них заинтересован в том, чтобы позиционировать себя в качестве первичного правообладателя. В научном докладе, подготовленном по заказу Министерства культуры и коммуникаций Франции, подчеркивается, что все права находятся у автора независимо от существования трудового договора. Единственным исключением из этого правила являются программное обеспечение и коллективные произведения, когда закон наделяет исключительным правом работодателя. Во всех других случаях считается, что работодатель может воспроизводить или размещать произведение в Интернете только тогда, когда такое право было предоставлено ему автором.

Российское толкование понятия служебного произведения на современном этапе значительно ближе к американской концепции work for hire, чем к французской модели отношений работодателя с творческими работниками. Согласно американской модели к работодателю в полном объеме переходят все имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в рамках выполнения служебной функции или поручения работодателя (в том числе и те, которые не были известны на момент создания произведения).

В англосаксонской традиции, когда заключались договоры на использование произведений, нередко применялась формула, распространявшая такое использование не просто на весь мир (world rights), но и на всю Вселенную и предусматривавшая способы использования произведений, не только известные на сегодняшний день, но и те, которые могут появиться в будущем. Означает ли это, что работодатели, живущие по законам общего права, автоматически приобретают конкурентное преимущество перед своими более консервативными и совестливыми конкурентами, обитающими в другой системе права?

Проблема становится еще более запутанной и неординарной в свете возможности глобального использования произведения в силу самого факта его появления или существования в цифровой форме. Существовавшие когда-то материальные ограничители на воспроизведение и распространение информации в цифровой форме все меньше способны оказывать эффективную поддержку защите авторских прав в Интернете.

Этот вопрос живо обсуждался не только в прессе, но и в судах в конце 90-х годов прошлого столетия, когда журналисты оспорили право своих работодателей публиковать их статьи в Интернете. Вопрос неоднократно рассматривался в различных судах. После вынесения решений по делам Plurimedia (Regional Court Strasbourg, 3 февраля 1998 г.) и Le Figaro (Tribunal de Grand Instance Paris, 14 апреля 1999 г.) Союз журналистов Франции и соответствующее издательство-ответчик заключили лицензионные соглашения о выплате авторам компенсации за продолжение воспроизведения их статей в электронной форме.

По каждому из этих дел суд, руководствовавшийся французским законодательством, постановил, что у работодателя нет права публиковать статьи в электронном виде, потому что, хотя газета и является коллективным произведением, принадлежащим работодателю, каждая статья является индивидуальным произведением, поэтому авторское право на нее принадлежит работнику.

Сама концепция коллективного результата (она неизвестна российскому праву, которое оперирует понятием "сложный объект") распространяется на фильмы, театральные спектакли, т.е. на любые аудиовизуальные произведения и театрально-зрелищные мероприятия, где присутствует скоординированный труд профессионалов. Использование концепции коллективного результата и противостоящее ей понятие сложного произведения по-новому высвечивают необходимость глобальной правовой определенности в отношении того, кому и на каких условиях принадлежит право использования такого продукта коллективного сотворчества в Интернете.

В последнее время мы наблюдаем все большую эмансипацию авторского права от творческого процесса и самого автора. Это демонстрирует прошедший в США конкурс на создание сиквела по знаменитому роману Марио Пьюзо "Крестный отец". Сам Пьюзо не проявил интереса к предложениям написать продолжение своего культового романа, опубликованного в 1969 г. Издатель Random House, Inc., приобретший права на продолжение, организовал общенациональный конкурс на книгу под рабочим названием "Крестный отец возвращается" (The Godfather Returns). Поступило более 100 предложений, и в феврале 2004 г. Марк Вайнгарднер, молодой автор книг о бейсболе и организованной преступности, был объявлен победителем. Вся эта история наглядно иллюстрирует тезис о том, что и само произведение, и права на него все больше живут самостоятельной жизнью, обособленно от своих авторов.

Уничижительное цитирование или помещение в контекст. В национальном законодательстве большинства стран предусматривается возможность безвозмездного использования значительной части произведения под видом цитаты. Авторов и правообладателей обычно интересует вопрос количественного измерения разрешения на справедливое использование или, если прибегнуть к российской терминологии, использования в объеме, оправдываемом целью цитирования.

Возникает вопрос: можно ли, ссылаясь на политическую или общественную значимость текста, воспроизводить его в полном объеме? Особое исключение делается для публичных выступлений политиков, когда им предлагают мириться со стопроцентным цитированием, но вопрос о том, является ли это правило справедливым для других публичных персон, остается открытым. Принятая во многих изданиях формула одновременного воспроизведения частично или целиком текстов статей, отстаивающих противоположные точки зрения, и комментария от редакции нередко поднимает вопросы справедливой конкуренции и допустимости заимствований из других изданий. Страсти доходят до точки кипения, когда затрагиваются темы расизма и ксенофобии, а авторы статей настаивают на том, что само помещение их материалов рядом является оскорблением.

Право на цифровые копии книг и оцифрованный контент. Суды рекомендуют издательствам, владеющим традиционным контрактом на публикацию книг, не вставать в позу по поводу нарушения их прав при распространении электронной версии книг, а договариваться. Их позиция понятна. Хотя у издателей печатной продукции может не быть права на оцифровку текста, но права на оригинал-макет издания и справочный аппарат находятся у издателя бумажной версии.

Вопрос об определении круга лиц, чьи права были затронуты оцифровкой, оказывается за пределами конфликта между издательствами. Однако его решение может потребоваться от суда при рассмотрении спора по существу. Показательна в этом плане позиция судов при рассмотрении спора о правомерности публикации в электронном виде романа Курта Воннегута "Колыбель для кошки". Спорящие издательства быстро пришли к соглашению после того, как суд отказался удовлетворить ходатайство об обеспечительных мерах. В 2001 г. районный суд южного округа г. Нью-Йорка посчитал, что приобретенное издательством Random House право на последующие публикации не распространяется на цифровые права, отказавшись считать публикацию в цифровом формате одной из разновидностей публикаций. Данное решение было поддержано Вторым окружным апелляционным судом г. Нью-Йорка как лежащее в русле решения Верховного суда США по делу "Нью-Йорк Таймс" против Тасини" (New York Times v. Tasini). Истцам, направлявшим свои статьи для публикации в "Нью-Йорк Таймс", удалось добиться постановления, разъясняющего, что право на воспроизведение, распространение и публичный показ контента в цифровой форме не входит в предоставляемую автором лицензию на использование контента в газете или иной печатной продукции.

Спор между журналистами и компанией "Нью-Йорк Таймс" дошел до Верховного суда США (Дело 533 U.S. 483 (2001)). Речь шла не обо всех журналистах, а о тех, кто работал внештатно. Статьи предоставлялись газете для публикации на обычных условиях. Обвинения в нарушении авторских прав касались только последующего включения таких статей в электронную базу данных без разрешения на то авторов. В итоге истцы добились коллективной компенсации в сумме 18 млн долл.

Конкурирующая среда распространения. Еще в 2008 г. Комиссия ЕС опубликовала Зеленую книгу об авторском праве в экономике знаний. В ней впервые была сделана попытка очертить границы цифрового контента как собирательного объекта авторского права. В него обычно включают все, что связано с потреблением в цифровой форме музыки, кино, радио, телевидения, газет, игр, образовательного материала, а также создаваемого пользователями интерактивного контента, в частности блогов. Экспоненциальный рост финансовых поступлений от цифрового контента связан с тем, что все большее количество доступной культурной продукции потребляется через веб-сайты. Примером могут служить iTunes в музыке, Netflix для кинофильмов и Amazon для книг. Но значительное число онлайн-контента в Интернете распространяется в обход правообладателей.

Граница между правом на доступ к знаниям, информации, культуре и потребностями защиты законных интересов авторов, исполнителей и других правообладателей все чаще утрачивает столь необходимую правовую определенность и общественную поддержку. Поиски нового баланса публичного и частного интереса затягиваются. Само появление конкурирующей среды распространения книжной и информационной продукции, где рыночные позиции поисковиков значительно сильнее, чем традиционных издательств, ведет к новому переделу рынков.

Ситуация усугубляется тем, что ранее договоры издательств с авторами и правообладателями, как правило, прямо не затрагивали вопросов оцифровки и распространения произведений в нематериальной форме. Значительная масса классических произведений, которые до сих пор пользуются спросом, перешла и продолжает переходить в общественное достояние. Следовательно, любой желающий может коммерчески использовать такие произведения беспрепятственно. Агрегаторы новостей, видео- и кинопорталы становятся полноценными участниками рынков, где ранее безраздельно доминировали информационные агентства и телевизионные вещатели. Новые рыночные игроки, занимающие доминирующие позиции в Интернете, стремятся навязать собственные модели бизнеса и собственное прочтение авторского права. Борьба идет не столько за сам контент, сколько за финансовые потоки, которые генерируют разные способы доступа к контенту и связанные с ними рекламные доходы.

Использование произведений в ходе поиска. Создатели контента выступают против его распространения полностью или частично в Интернете, когда такое распространение осуществляется под видом поиска. Но они не возражают против совместных проектов с поисковыми системами, обеспечивающими дополнительные рынки использования контента, а также выход на новую аудиторию пользователей.

Так, доля 67% (агентское вознаграждение в 1/3) выплачивается Google издательствам за книги, все экземпляры которых проданы (out of print books), но которые все еще охраняются авторским правом.

Вопрос был урегулирован соглашением между Ассоциацией издателей и Google. Договоренность касается только книг американских правообладателей, охраняемых по праву США. Применительно к Европе такой глобальной договоренности нет. Google предложил включить в общую схему определения исчерпания опубликованного тиража произведений оставшиеся нераспроданными экземпляры произведений на английском языке в других странах (страны Евросоюза, Канада, Австралия, Новая Зеландия). Но такое практичное решение сразу же ставит вопрос о дискриминации по языковому принципу, что начинает угрожать столь близкой сердцу европейских интеллектуалов доктрине культурного многообразия.

Социальная обусловленность охраны авторских прав. Исторически авторское право возникло как временная привилегия, избирательно предоставляемая авторам и издателям по причине общественной полезности их деятельности. С распространением права требования правовой охраны на всех авторов и издателей привилегия авторов и издателей превратилась в право. К сожалению, приходится констатировать, что с превращением прав авторов в интеллектуальную собственность их социальное назначение служить общественной пользе отошло на второй план.

Проблема отрыва авторского права от его назначения носит глобальный характер. Это породило противопоставление авторскому праву свободы информации, защиты других прав человека, вызвало отторжение авторского права со стороны студенчества и молодежи в целом. Выдвинутые странами БРИКС предложения по возвращению утраченного баланса общественных и частных интересов в области охраны интеллектуальной собственности пока концентрируются только вокруг повышения роли библиотек по обеспечению социальной справедливости в цифровом мире.

Круг проблем, которые требуют решения в ходе адаптации авторских и смежных прав к реалиям цифрового мира. Если с тем, что авторское право должно меняться, согласны все, то характер и направленность таких изменений вызывают незатихающие споры. Кроме того, у всех заинтересованных лиц складываются собственные представления о тех проблемах, которые требуют первоочередного решения. Международная федерация библиотек и архивов (International Federation of Library Associations and Institutions (IFLA)) сформулировала видение библиотек и архивов в отношении того круга проблем, которые требуют решения в ходе адаптации авторских и смежных прав к реалиям цифрового мира. Эти предложения резко контрастируют с требованиями индустрии развлечений по ужесточению режима охраны авторских прав, удлинению сроков охраны и усилению ответственности за бездоговорное использование произведений. За конкурирующими проектами стоят реальные социальные конфликты и потребности общественного развития, требующие углубленного анализа и взвешенных решений.

Среди наметившихся объективных конфликтов интересов можно выделить противоречие между потребностями защиты интересов индустрии развлечений и шоу-бизнеса (entertainment business interests) и императивами научно-исследовательской работы, обеспечением доступа к знаниям и образованию, устранением ограничений в интересах сбалансированного развития всех стран и регионов мира и, в частности, стран, относимых к развивающимся рынкам (emerging markets).

В этих условиях, а также в условиях цифровой революции обеспечение доступа к хранящейся в библиотеках информации и сохранности библиотечных фондов становится эквивалентом бесперебойному доступу к знаниям и сохранению последних. Внимание общественности необходимо привлечь к тому, что без переформатирования предусмотренных законодательством всех стран БРИКС ограничений и изъятий из имущественных прав авторов цифровая деятельность библиотек в этих странах будет все больше отставать от того, что происходит в США в части особого режима взаимодействия между библиотеками, научно-исследовательскими и учебными заведениями.

Новых, более четких, законодательных решений, исключающих привлечение к ответственности публичных библиотек и архивов, требуют вопросы:

  • размещения ссылок и просматривания текстов (linking and browsing);
  • действия изъятий из охраны авторских прав на уровне права интеграционных объединений, таких как, например, единый внутренний рынок ЕС, Единое экономическое пространство ЕврАзЭС, а также иные объединения;
  • сдачи внаем электронной копии произведения с использованием электронных средств (eLending);
  • четкой юридической квалификации операций, выполняемых поисковыми устройствами по анализу текстовых файлов и поиску информации;
  • пределов ответственности "интернет-посредников", которые в российском законодательстве именуются информационными посредниками.

Учитывая, что комплексное решение вышеуказанных проблем с позиций публичного интереса повлечет изменения не только национального законодательства, но и международно-правовой составляющей авторского права, что в условиях разнонаправленных интересов требует огромных усилий и длительного времени, предлагается использовать тактику мелких шагов, поэтому конкретные предложения выглядят более чем скромно:

  • отказаться от практики фиксированного перечня изъятий и исключений из авторского права (как это сделано, например, в Директиве ЕС по гармонизации авторского права и смежных прав в информационном обществе от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС) в пользу примерного перечня, что обеспечит большую гибкость, позволяющую идти в ногу с технологическими изменениями;
  • в условиях глобализации цифрового обмена охраняемыми и неохраняемыми произведениями исключениям, содержащимся в законодательстве, должен быть придан императивный характер, не позволяющий обходить их с помощью положения издательских договоров;
  • на публичные учреждения архивов и библиотек не должно распространяться действие положений гражданского законодательства, предусматривающих ответственность (информационных) посредников.

Параллельно с усилиями на национальном и региональном уровне предпринимаются попытки разработать международный юридически обязывающий договор, устанавливающий международные стандарты для специальных изъятий и исключений из авторского права в пользу библиотек и архивов. Выражается надежда, что с его помощью удастся найти правильный баланс и создать механизм, позволяющий сочетать доступ к информации с защитой интересов обладателей авторских прав.

В последнее время создалось неверное представление о переговорной мощи (bargaining power) библиотек. Библиотеки являются одним из крупнейших покупателей издательской продукции в печатном, аналоговом и цифровом форматах. Оцифровка библиотечных фондов создает потенциальную возможность доступа к знаниям и информации для всех членов общества независимо от их местонахождения (развитая страна или развивающаяся, столица или провинция), здоровья (наличия или отсутствия физических недостатков), финансового благополучия. То есть оцифровка создает реальную возможность и предпосылку для исправления социальных перекосов и несправедливостей на глобальном уровне и национальном уровне ценой меньших затрат и в гораздо большей степени, чем это делается с помощью многих других инструментов социальной поддержки и защиты.

Вместе с тем предусмотренные в пользу библиотек изъятия и ограничения становятся труднореализуемыми в связи с территориальными ограничениями, предусмотренными в лицензионных соглашениях, а также с мерами технологической защиты произведений от копирования. В связи с этим настоятельно необходимой является корректировка авторского права на основе учета и выявления позиций всех заинтересованных участников информационного процесса (affected stakeholders): производителей информации, коммуникационных и поисковых компаний, а также конечных пользователей. По всей видимости, настало время провести водораздел и добиться установления адекватного правового режима регулирования для коммерческого и некоммерческого использования информации, содержащей произведения, охраняемые авторским правом.

Участникам саммита G-20, проходившего 3 – 4 ноября 2011 г., было направлено письмо Президента России Дмитрия Медведева относительно необходимости разработки новых концептуальных механизмов регулирования творческой деятельности в Интернете.

Сегодня удельный вес использования цифровых и онлайн-технологий доступа к произведениям неуклонно возрастает. Их разностороннее использование является залогом восстановления социальной справедливости в сфере распространения знаний и доступа к культуре. В связи с этим вопросы авторского права в цифровой среде требуют нового осмысления и регулирования с учетом позиций и мнения всех социальных групп на базе авторитетной переговорной площадки.

Таковой может быть авторитетная международная организация системы ООН, например ЮНЕСКО, а не только ВОИС, мандат которой ограничен вопросами интеллектуальной собственности. В идеале это должна быть совместная международная конференция, работающая на основе долгосрочной повестки дня.

В англосаксонской доктрине авторского права центральное место занимает концепция "справедливого использования" (fair use) и ее истолкование судебной практикой. Противники перемен обычно указывают на то, что правильное применение этого базового понятия к конкретным жизненным коллизиям позволяет получить искомый результат сочетания частного и общественного интересов.

Тем не менее это происходит далеко не всегда. Исключительное право автора, в правомерности и справедливости существования которого никто не сомневается, участвует в гражданском обороте в отрыве от своего создателя, будучи проданным или иным образом отчужденным издателям, продюсерам кинофильмов и иным хозяйствующим субъектам, которые организуют его коммерческую эксплуатацию или получают выгоду от нее. Кроме того, в течение 70 лет авторское право эксплуатируется правообладателями, не имеющими договорных отношений с автором. Тем самым авторские права простираются далеко за рамки вознаграждения за творческий труд, обслуживая коммерческие интересы.

Общее благо применительно к авторскому праву. Настаивая на необходимости универсальности охраны авторских прав на максимально высоком уровне, сторонники усиления санкций за несоблюдение авторских прав обычно указывают на общественный интерес, которому служит защита авторских прав.

Ссылка на общее благо присутствует и в Конституции США. Так, Конгресс США наделяется правом содействовать развитию наук и полезных ремесел, обеспечивая на определенный срок авторам и изобретателям исключительные права на их произведения и открытия. То есть интересы содействия наукам и полезным ремеслам обусловливают появление и защиту авторских прав. Отсюда следует, что, как только авторское право становится препятствием для развития науки и полезных ремесел, оно нуждается в корректировке.

В том же ключе содействия общественному благу сформулирован и знаменитый Статут королевы Анны, который считается предтечей авторского права. В нем целью предоставления авторам исключительного права является не их вознаграждение, а поощрение образования. Таким образом, появление и защита авторского права обусловлены пониманием общественного блага в данный период времени, его приоритета над иными соображениями.

В академической среде этот примат общественного блага отчасти сохранился, что объясняется высокой значимостью индекса цитирования. Поэтому, наверное, число проданных экземпляров произведений в научной среде имеет меньшее значение, чем в шоу-бизнесе.

Новое знание и новая информация не смогут оказывать свое благотворное воздействие, если доступ к ним окажется искусственно заблокированным или ограниченным. Распространение знаний при помощи образования, обсуждения их в студенческом, исследовательском и научном сообществе, приобщение к нему обычных граждан в неменьшей мере служат общему благу, чем охрана исключительного права автора.

Следовательно, содействие общественному благу должно как минимум идти по разным направлениям. Между тем укрепление контроля правообладателей за распространением своего произведения (хотя в подавляющем большинстве случаев речь идет о распространении чужого произведения, к созданию которого правообладатель нередко не имел никакого отношения) – всего одно из возможных направлений. Современный режим авторского права должен не только защищать творчество, но и обеспечивать самый широкий доступ к нему. Взаимосвязь этих двух процессов хорошо видна во Всеобщей декларации прав человека, которая рассматривает их как взаимосвязанные понятия в рамках одной статьи.

Статья 27 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.) в первой части признает право каждого человека свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. Для этого во второй части ему предоставляется право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.

IFLA решительно выступает за сбалансированность авторского права. Необходимость в сбалансированности особенно остро проявляется в связи с использованием произведений в цифровой среде. Библиотекари и профессионалы в области связи и коммуникации (librarians and specialists in communication and information technologies) настаивают на необходимости самого широкого доступа к произведениям, охраняемым авторским правом, а также к содержащимся в них информации и идеям. Серьезную озабоченность вызывает присвоение идей и фактических сведений, помещаемых в произведения и базы данных, охраняемые авторским правом. Потребность авторов и правообладателей в получении справедливой экономической отдачи от своей интеллектуальной собственности никем не отрицается. Вместе с тем реальный доступ ко всем произведениям является условием достижения авторским правом заявленных им целей.

При определении позиции IFLA используются два постулата:

  1. цель – сбалансированное авторское право, которое содействует движению общества вперед;
  2. баланс заключается в сильной и эффективной защите интересов правообладателей в сочетании с разумным доступом к произведениям для всех, в поощрении творчества, инноваций, исследований, образования и культуры.

Но в том случае, если такая социально полезная открытость и доступность нужны в интересах различных групп пользователей, неминуемо возникает вопрос: кто, как и в каком объеме будет формулировать такой общественный интерес и изыскивать средства, чтобы компенсировать недополученные доходы правообладателям?

Изначальная слабость такой аморфной и неструктурированной группы, как общество в целом, заключается в том, что в отличие от правообладателей, требующих усиления охраны авторских прав, у нее нет такой мощной мотивации, как максимизация получаемых доходов, захват и удержание преобладающих рыночных позиций в своих странах и на развивающихся рынках.

На негосударственном уровне более широкий общественный интерес, в защиту которого выступают библиотеки, оказывается размытым, у него нет экономических спонсоров, способных привлечь профессиональных адвокатов. Поэтому без поддержки государств, и в первую очередь стран БРИКС, вопрос о возвращении авторскому праву утраченной социальной функции учета потребностей науки, культуры и образования не удастся не только решить, но даже включить в международную повестку дня.

Важность возвращения авторскому праву сбалансированности (роль публичных библиотек). Библиотеки аккумулируют и обеспечивают сохранность произведений, охраняемых авторским правом независимо от формы их опубликования – аналоговой или цифровой. В связи с постепенным и всеобщим переходом человечества на цифровые технологии только библиотеки способны обеспечить присутствие всех произведений науки, культуры, образования на рынке идей.

Сохранение доступа к знаниям, заключенным в произведениях, является жизненно важным по многим причинам:

  • полный и всесторонний обмен информацией является непременным условием обеспечения демократического процесса. Общество, не способное обеспечить доступ к знаниям, необходимым для обсуждения социальных, политических, экологических, экономических и разнообразных иных проблем, окажется обреченным на стагнацию и не сможет прийти к консенсусу, основанному на знании и понимании;
  • ежегодно пополняющийся перечень произведений, находящихся в общественном достоянии, ведет к тому, что разного рода переработки произведений прошлого оказывают серьезное давление на рынок в самых разных областях. Искажению творческой конкуренции можно противопоставить только более справедливый доступ к ознакомлению с произведениями, охраняемыми авторским правом, которые в противном случае рискуют выпасть из процесса использования при создании новых произведений, оказавшись в искусственном гетто, невольно создаваемом авторским правом;
  • современное общество исходит из ложной презумпции, будто бы более сильная охрана прав интеллектуальной собственности благоприятно влияет на экономический рост, а исключения из авторского права необходимы по сугубо социальным причинам и являются своего рода благотворительностью. На самом деле это ложная дихотомия. Наука и образование, все отрасли промышленности нуждаются в доступе к произведениям, охраняемым авторским правом, в интересах исследования и развития, обучения, обеспечения совместимости и взаимодействия компьютерных систем, устройств и баз данных. Отсутствие доступа к произведениям или создание ему искусственных помех отрицательно сказывается на экономическом росте не только в отдельных странах, но и во всем мире;
  • справедливый доступ к материалам, охраняемым авторским правом, может смягчить цифровое измерение социального неравенства. Если доступ к знаниям поставлен в прямую зависимость от индивидуальной платежеспособности, то положение малоимущих будет "заморожено" без каких-либо шансов на улучшение. Если ситуация не изменится, это может способствовать сохранению и приумножению бедности, а также недостатку образовательных возможностей.

Ограничения авторского права. Баланс между интересом держателей авторских прав в получении справедливого вознаграждения за принадлежащую им интеллектуальную собственность и интересом тех, кто использует произведения, в получении разумного доступа к охраняемым материалам поддерживается с помощью ряда ограничителей. К ним относятся:

  • ограниченный срок действия авторских прав;
  • ограниченный перечень охраняемых прав;
  • ограничительная формулировка предмета охраны.

Срок действия авторских прав. По окончании срока действия имущественных авторских прав произведение попадает в общественное достояние и может свободно использоваться всеми желающими для любой цели. Тем самым монопольное положение обладателей авторских прав уравновешивается гигантским массивом материала, который может использоваться для образования, научных исследований и создания новых произведений.

Вместе с тем попадание произведений в общественное достояние периодически ограничивается путем удлинения сроков охраны авторских прав. Продолжительность авторских прав в Англии после принятия Статута королевы Анны 1710 г. составляла 14 лет, а если по истечении этого срока автор был еще жив, то еще 14 лет, т.е. максимум 28 лет.

С тех пор длительность охраны авторских прав неуклонно возрастала. На сегодняшний день она равна всей жизни автора плюс 70 лет, исчисляемых с 1 января года, следующего за годом смерти автора. По мнению экономистов, за последние 40 лет срок охраны авторских прав в США продлевался 11 раз.

Продление сроков охраны (оно мотивируется якобы ростом средней продолжительности жизни) оказывает отрицательное воздействие на всех. Особенно болезненно такое продление переносится странами, являющимися преимущественно потребителями продукции, охраняемой авторским правом.

Длительность сроков охраны авторских прав консервирует преимущество развитых стран перед развивающимися. Она усиливает финансовую нагрузку на них при обеспечении доступа к знаниям, ставя национальные учебные заведения (от высшей школы до средней) в невыгодное положение по сравнению с аналогичными учебными заведениями в странах США и Западной Европы. Неразумно долгая охрана авторских прав возводит на пути к знаниям не только языковой, но и ценовой барьер.

Хотя постепенное увеличение сроков охраны авторских прав якобы благоприятствует авторам, оно ущемляет интересы гораздо более многочисленной категории граждан, являющихся пользователями информации. В результате происходит нарушение баланса интересов правообладателей и общества в целом – баланса, который создавался с ориентацией на значительно менее длительные сроки охраны.

То обстоятельство, что программы для ЭВМ, которые в силу международных конвенций приравнены к литературным произведениям, должны по действующим правилам охраняться в течение 70 лет после смерти их создателей, хотя сами программы морально устаревают через полтора года, а через пять лет становятся анахронизмом, убедительно показывает неоправданность длительных сроков охраны в условиях резкого увеличения объемов производимой и перерабатываемой информации.

Неоправданная длительность сроков охраны авторских прав наглядно иллюстрируется многочисленными ухищрениями, к которым приходится прибегать национальным правительствам, стремящимся с помощью оцифровки обеспечить расширение доступа к информации на национальном языке или к информации местного происхождения.

Значительная часть такого контента воспринимается правообладателями как не имеющая коммерческой ценности. Вместе с тем она остается фактически недоступной, так как попадет в общественное достояние через длительный промежуток времени, далеко выходящий за время жизни автора. После принятия в США Закона о продлении срока охраны авторских прав (Copyright Term Extension Act) в общественное достояние до 2023 г. практически не будут попадать новые произведения. Единственным разумным противовесом столь длительным срокам охраны исключительных прав является проработка и развитие специальных исключений и ограничений, предназначенных для библиотек и архивов.

Ограниченный перечень охраняемых прав. Способность правообладателей контролировать использование своих произведений объективно ограничивается набором самостоятельно охраняемых правомочий разрешать или запрещать их использование. При этом дальнейшее использование продукта, выпущенного в гражданский оборот с разрешения правообладателя, подчиняется режиму исчерпания прав (first sale в англосаксонском праве). Вместе с тем за автором признается право контролировать импорт и экспорт экземпляров произведений, а также их сдачу внаем или в прокат в пределах, предусмотренных доктриной справедливого использования (fair use).

В информационном обществе экономическая значимость права автора контролировать дальнейшее использование материальных носителей копии произведения существенно уменьшилась. В цифровом мире доступ к произведениям, охраняемым авторским правом, потребовал специального изъятия из прав автора применительно к промежуточному техническому воспроизведению (созданию кеш-копии – cache copy), обеспечивающему доступ к произведениям для их последующего правомерного использования в интересах вещания или размещения в Интернете. Тем самым изъятия из авторских прав, даже таких краеугольных, как право на воспроизведение (создание копии произведения), становятся необходимыми для нормального функционирования цифровой цивилизации.

Ограничительная формулировка предмета авторско-правовой охраны. Эволюция предмета охраны со стороны авторского права. Исторически право на копирование (copyright) распространялось только на книги. Впоследствии оно было расширено и распространено на многообразные результаты творческой и не только деятельности. Так, например, различные компиляции сугубо фактических данных (справочники) охраняются авторским правом в том случае, если они соответствуют критерию оригинальности подбора и расположения (право составителя) либо на них распространяется право изготовителя базы данных, считающееся правом sui generis, которое применяется к базам данных в Европейском союзе. Таким образом, наряду с творчеством правовая охрана, предусмотренная авторским правом, распространяется на физические и финансовые усилия по созданию баз данных, что закрепляется положениями о недопустимости переноса значительной части фактических сведений из одной базы данных в другую без согласия изготовителя изначальной базы данных. Тем самым главное оправдание (raison d'etre) авторского права – его непосредственная связь с творчеством и личностью автора – оказывается разрушенным.

В связи с тем что ранее действовавшие ограничения на присвоение фактических сведений путем помещения их в охраняемые произведения нарушены или ослаблены, возникает настоятельная необходимость укрепить правовой режим тех ограничений и изъятий из авторского права, которые обеспечивают доступ к знаниям и культуре в интересах общества. Не следует забывать, что авторское право является придуманной людьми социально полезной монополией, поэтому без изъятий и ограничений оно может деградировать во вредную монополию, блокирующую доступ к знаниям и занятие научной деятельностью в цифровую эпоху.

Роль и действие исключений из авторских прав. Исключения или изъятия из авторских прав появились практически одновременно с самими правами. Так, в Англии Статут королевы Анны 1710 г. связывал появление авторских прав с депонированием копий книг в семь крупнейших библиотек, что являлось условием предоставления охраны. Тем самым частный интерес в получении охраны со стороны авторского права был сбалансирован общественным интересом в получении доступа к произведениям.

Правительство Российской империи предоставляло охрану авторских прав только в отношении тех произведений, которые прошли цензуру. То есть подчинение государственному контролю стимулировалось предоставлением монополии на использование произведения благодаря авторскому праву. Таким образом, идея quid pro quo ("то за это", или "услуга за услугу") изначально заложена в авторском праве.

22 апреля 1828 г. издается очередной Устав о цензуре. Первый раздел этого Устава назывался "О цензуре", второй – "О сочинителях и издателях книг". Несоблюдение цензурных правил вело к потере авторами своих прав. Срок действия авторского права устанавливался в течение жизни автора + 25 лет. В 1857 г. этот срок был продлен до 50 лет. По истечении этого срока произведение становится собственностью публики (Свод законов Российской империи.

Бернская конвенция, которая периодически обновляется, в последней редакции от 28 сентября 1979 г. предусматривает следующее: "Законодательством стран Союза может разрешаться воспроизведение таких произведений в определенных особых случаях при условии, что такое воспроизведение не наносит ущерба нормальному использованию произведения и не ущемляет необоснованным образом законные интересы автора" (ч. 2 ст. 9).

Данное положение служит международно-правовой основой для введения в национальное законодательство положений, ограничивающих сферу действия прав авторов. Такие ограничения будут соответствовать международным обязательствам стран-участниц в тех случаях, если они отвечают трехэтапному тесту, заложенному в данной норме. Исключение или изъятие:

  • должно быть оправдано особой потребностью, которой служит установленное изъятие;
  • не вступает в конфликт с нормальным использованием произведения;
  • неоправданно не ущемляет законные интересы авторов.

Наряду с этой своеобразной "общей частью" Бернская конвенция предусматривает определенные специальные случаи свободного использования произведений.

Статья 10 относит к ним цитаты и иллюстрации для обучения. Она гласит:

"(1) Допускается цитирование произведения, которое уже было доведено до всеобщего сведения на законных основаниях, при условии, что оно осуществляется добросовестно и в объеме, оправданном поставленной целью, включая цитирование статей из газет и журналов в виде обзоров печати.

(2) Законодательством стран Союза и специальными соглашениями, которые заключены или будут заключены между ними, может разрешаться использование литературных или художественных произведений в объеме, оправданном поставленной целью, в качестве иллюстраций в изданиях, радио- и телевизионных передачах и записях звука или изображения учебного характера при условии, что такое использование осуществляется добросовестно.

(3) При использовании произведений в соответствии с предшествующими пунктами настоящей статьи указывается источник и фамилия автора, если она обозначена на этом источнике".

Наряду с этим в интересах свободы поиска и распространения информации допускается свободное использование произведений средствами массовой информации и произведений, размещенных в средствах массовой информации.

Согласно ст. 10bis допускается свободное использование статей и произведений определенной тематики, размещенных в прессе, переданных в эфир или сообщенных для всеобщего сведения. Следует подчеркнуть, что государства – участники Бернской конвенции не обязаны предоставлять такие изъятия в пользу СМИ, а лишь могут это делать. Статья 10bis гласит:

"(1) Законодательством стран Союза может разрешаться воспроизведение в прессе, передача в эфир или сообщение для всеобщего сведения по проводам опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера в случаях, когда такое воспроизведение, передача в эфир или сообщение не были специально оговорены. Однако всегда должен быть ясно указан источник; правовые последствия неисполнения этого обязательства определяются законодательством страны, в которой истребуется охрана.

(2) Законодательством стран Союза определяются условия, на которых литературные и художественные произведения, показанные или оглашенные в ходе текущих событий, могут быть воспроизведены или сделаны доступными для всеобщего сведения в обзорах текущих событий средствами фотографии или кинематографии либо путем передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по проводам в объеме, оправданном информационными задачами".

Аналогичные изъятия были установлены в Соглашении ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights (TRIPS)), с той разницей, что данные ограничения распространяются на все виды использования произведений, а не только на их воспроизведение.

Исключения и устанавливаемый ими режим являются важной составной частью национального авторского права. В ЮАР – одной из стран – участниц неформального объединения БРИКС – используется свойственная англосаксонскому праву доктрина справедливого использования произведения. В том или ином виде она нашла отражение в законодательных актах стран англосаксонской семьи, куда относятся также Австралия, Великобритания, Канада, Новая Зеландия, США. Но эта доктрина не вписывается в прокрустово ложе статутных положений, так как за ней стоит обширная судебная практика, насчитывающая не одно столетие. Она исходит из тезиса, что нарушения авторских прав нет в тех случаях, когда использование происходит в рамках, которые считаются допустимыми.

Справедливость использования охраняемого авторским правом произведения полностью или в части определяется в каждом конкретном случае, который исследуется по нескольким направлениям:

  • преследует ли использование коммерческие или некоммерческие цели;
  • связано ли такое использование с признанной общественно полезной целью, например с образованием;
  • каков характер самого произведения, охраняемого авторским правом;
  • каковы объем и существенность используемой части произведения, охраняемого авторским правом, применительно к общему объему произведения;
  • каковы последствия такого использования для потенциального рынка произведения или для рыночной ценности произведения?

К числу признанных общественно полезных целей относят критику, комментарий, сообщение в текущих новостях или обзорах новостей, обучение (изготовление нескольких десятков копий для их распространения в учебной комнате).

Образовательные или исследовательские цели не всегда рассматриваются как очевидное оправдание изъятия из авторских прав и требуют развернутого обоснования. Кроме того, любые другие цели являются допустимыми в случае, если настоятельная потребность в них будет доказана. Подобная гибкость доктрины справедливого использования делает ее весьма привлекательной, так как позволяет вводить исключения явочным порядком, без изменения действующего законодательства, а исходя из складывающихся обыкновений свободного использования.

Исключения из авторского права в цифровую эпоху. В декабре 1996 г. ВОИС обеспечила принятие договоров, приспосабливающих классические способы использования произведений к реалиям цифрового мира.

Договор ВОИС по авторскому праву 1996 г. вступил в силу после его ратификации тридцатым государством-участником. В ст. 10 данного Договора ("Ограничения и исключения") повторено, что "государства-участники могут в своем национальном законодательстве предусматривать ограничения и исключения из прав, предоставленных авторам литературных и художественных произведений по данному Договору в определенных особых случаях, которые не вступают в конфликт с обычной эксплуатацией такого произведения и не ущемляют необоснованным образом законные интересы автора".

В ч. 2 ст. 10 Договора по авторскому праву подчеркивается требование узкого толкования устанавливаемых изъятий и ограничений. Государства-участники обязаны при применении Бернской конвенции устанавливать пределы действия таких ограничений и исключений из прав, предоставленных по Договору, таким образом, чтобы они не вступали в конфликт с обычной эксплуатацией произведения и не ущемляли необоснованным образом законные интересы автора.

Таким образом, международное право санкционирует распространение изъятий и ограничений, предусмотренных Бернской конвенцией, на новые виды использования произведений, появившиеся в цифровую эру. При этом императивом, как и прежде, остается требование "не навреди".

Вместе с тем имплементация Договора пошла по пути приравнивания обхода или устранения средств технической защиты произведений от копирования к нарушениям авторского права. Это заставило национальных законодателей взять курс на освобождение библиотек и архивов, иных некоммерческих организаций от ответственности за подобные действия, но не освободило их от дополнительной экономической и организационной нагрузки, связанной с преодолением средств технической защиты, в частности, при оцифровке.

Сомнительное равновесие. Во многих странах БРИКС предпринимаются попытки сохранения баланса между предоставляемыми правами и изъятиями из них в общественных интересах. Угрозы возможностям библиотек и иных привилегированных пользователей служить общественным интересам идут по двум направлениям:

  1. усложнение средств технической защиты;
  2. переход режима использования произведений, охраняемых авторским правом, к системе платы за просмотр (pay per view), что однозначно связывает доступ к произведениям с возможностью платить и превращает публичные библиотеки в противника номер один этого перехода.

Проблема состоит в том, что средства технической защиты не проводят различия между теми пользователями, которые не получили разрешения на копирование от правообладателя, но имеют право делать это по закону, и прочими пользователями, не имеющими права на копирование. То есть механизм защиты от копирования не признает различий, установленных законодательством.

Более того, как показывает американская судебная практика (Universal City Studios, Inc. v. Reimerdes, Sony v. Universal City Studios, Inc., Felten v. RIAA), такой механизм становится эффективным средством запугивания для борьбы с добросовестным использованием установленных законом ограничений и исключений применительно к технологически новым способам использования произведений.

Universal City Studios, Inc. v. Reimerdes 82 F. Supp. 2d 211; 2000 U.S. Dist. LEXIS 906; 53 U.S.P.Q.2D (BNA) 1780: районный суд Южного округа штата Нью-Йорк удовлетворил ходатайство киностудии об издании судебного запрета на размещение на веб-сайте ответчика компьютерной программы, позволявшей пользователям производить дешифровку кодированного сигнала и копирование кинофильмов с DVD-дисков истца.

Sony Corp. v. Universal City Studios, Inc. 464 U.S. 417 (1984): компания "Сони" предложила американским потребителям видеокассетный магнитофон, позволявший записывать телевизионные программы. Японской компании был предъявлен иск о действиях, способствующих нарушению авторских прав. По мнению студии, раз такое устройство могло быть использовано для нарушения авторских прав, "Сони" является соответчиком любого нарушения авторских прав, совершенного покупателями данного устройства. Апелляционный суд посчитал, что основное назначение видеомагнитофонов – нарушение авторских прав. Для того чтобы пересмотреть данное решение, Верховный суд США обратился к патентному законодательству (35 U.S.C. § 271(c)), в частности, к его положениям о том, что лица выпускающие товары, которые могут в значительной мере использоваться не для совершения правонарушений, не могут быть привлечены к ответственности за содействие противоправному использованию.

Felten v. RIAA (Nov. 28, 2001). Case No. 01 CV 2669. United States District, Court District of New Jersey: Американская ассоциация звукозаписывающей промышленности пригрозила привлечь к ответственности проф. Фелтена и его соразработчиков, которые в своем исследовании показали слабости системы защиты оцифрованной музыки, разработанной в рамках программы "Безопасная цифровая музыка" (Secure Digital Music Initiative (SDMI)), в случае публикации его исследования.

Практика лицензирования. В отличие от материалов, публикуемых на бумаге, информация в цифровой форме предоставляется провайдерами на основании лицензии. Лицензия имеет форму письменного контракта или соглашения, дающего право на распространение информации. Лицензии для библиотек обычно имеют одну из следующих форм: стандартную текстовую, "оберточную" лицензию (вскрытие упаковки приравнивается к согласию с условиями лицензии), "кликовую" (click), когда доступ к материалам открывается после "кликания" (нажатия) компьютерной мышью, подтверждающего согласие с условиями лицензии.

В подавляющем большинстве случаев возможность проведения переговоров по условиям лицензии отсутствует. Практика ведет к тому, что используемая форма лицензий влечет за собой одностороннее навязывание условий без учета тех исключений, пользование которыми предусмотрено законодательством.

Навязываемые условия включают:

  • ограничения на распечатывание, загрузку на жесткий диск или отправление копии материала по электронной почте полностью или в части;
  • ограничения по числу пользователей, их местонахождению или принадлежности;
  • запрет на предоставление копии в порядке межбиблиотечного обмена;
  • запрет на копирование или ограничение на копирование материала в целях обеспечения его сохранности;
  • запрет на использование произведения по истечении срока действия лицензии, которая требует регулярного, как правило ежегодного, продления;
  • ограничение на размещение произведения в локальной сети, действующей в помещении библиотеки;
  • ограничение на предоставление внаем произведений в цифровой форме;
  • ограничения на цитирование, анализ и индексирование произведений в цифровой форме.

В соединении с техническими средствами защиты от копирования лицензионные ограничения создают систему усиленной защиты интересов правообладателей. Они пользуются несколькими уровнями защиты, которые затрудняют действия библиотек по воспроизведению охраняемых произведений при преобразовании их в цифровую форму благодаря:

  • положениям авторского права;
  • технологическим средствам защиты;
  • самостоятельной юридической защите средств технической защиты от действий по их устранению или обходу;
  • условиям контрактов, защищаемых гражданским правом.

Позиция IFLA. Цифровые технологии в настоящее время позволяют отследить каждый случай электронного доступа к произведениям, включая их предварительный просмотр при поиске (browsing). Технологические возможности позволяют издателям устанавливать монопольно высокие цены и навязывать жесткие условия всем пользователям, включая библиотеки, учебные заведения и исследовательские центры, обусловливая возможность доступа к произведениям получением платы, невзирая на законодательные положения, постулирующие бесплатное использование произведений.

Копирование и распечатка материалов из библиотек в образовательных, исследовательских и личных целях обусловлены невозможностью для всех желающих ознакомиться с произведением или его частью в помещении библиотеки, а также стремлением работать с нужными материалами в удобное время и в удобном месте. Кроме того, нет никакой статистики, подтверждающей часто используемый тезис, что возможность копирования части произведения в библиотеках ведет к потерям в продажах.

В условиях возросшей мобильности людей, оснащенных современными телефонами и компьютерами, попытка искусственно привязать их к помещению библиотеки и ко времени ее работы напоминает своего рода новый вид крепостного права, когда прикрепление людей к земле объяснялось необходимостью уберечь ее от запустения, а землевладельцев – от необходимости привлекать наемных работников. При всей натянутости такой аналогии философия прикрепления представляется порочной по своим экономическим и практическим последствиям.

Исключения из авторских прав для библиотек. С точки зрения библиотек исключения и ограничения авторских прав должны быть не просто сохранены, а отформатированы таким образом, чтобы обеспечить справедливый доступ ко всем произведениям и возможность их справедливого использования в общественных интересах. Перечень таких целей должен носить примерный характер, а использование исключений не должно причинять вред законным интересам правообладателей. То есть внимание должно быть акцентировано на нанесении реального ущерба, а не на подозрении в том, что некоммерческое использование может отрицательно сказаться на интересах правообладателей.

Из национальных законов об авторском праве необходимо изъять все формулировки, которые позволяют предположить, что изъятия и ограничения касаются только произведений в аналоговой форме и на материальных носителях и не распространяются на произведения в цифровом формате.

За определенные виды использования произведений, хранящихся в библиотеках в цифровом формате, должны быть установлены понятные, социально доступные и экономически обоснованные лицензионные платежи, устанавливаемые заинтересованными правительствами.

Предлагается разработать специальные тарифы для стран, население которых не в состоянии позволить себе высоких платежей, номинированных в иностранной валюте. Информация по целому ряду социально значимых направлений, а не только по политике и экономике (например, о профилактике заболеваний, ВИЧ) должна быть бесплатной и общедоступной.

Необходимо, чтобы в отношении произведений в цифровом формате все законные пользователи библиотечными фондами имели возможность без уплаты вознаграждения в пользу правообладателей или получения от них разрешений:

  • просматривать (browse) все находящиеся в публичном доступе материалы, которые охраняются авторским правом. То есть право просматривать обнародованные материалы не должно ставиться в зависимость от попадания в общественное достояние. Такое положение призвано уменьшить отрицательное влияние длительных сроков охраны исключительных имущественных прав авторов;
  • читать, слушать или смотреть законно приобретенные экземпляры произведений, охраняемых авторским правом как в личном помещении (privately), так и на сайте, в том числе дистанционно (включая материалы, которые должны быть адаптированы для лиц, страдающих затруднениями чтения, или переведены на другие языки);
  • копировать самим или заказывать копирование в библиотеках разумной части произведения в цифровом формате для личных, образовательных или исследовательских целей.

Обмен информационными ресурсами. Обмен информационными ресурсами играет жизненно важную роль в демократическом обществе. Он необходим в интересах образования, экономического роста, здравоохранения, повышения качества жизни и творческого развития личности. Он облегчает доступ к широкому кругу информации, которая в противном случае осталась бы недоступной для пользователей, библиотек или стран, запрашивающих информацию. Обмен информационными ресурсами не является только механизмом по снижению издержек. Он расширяет доступ к информации для тех, кто по экономическим, техническим или социальным причинам лишен непосредственного доступа к информации. В той мере, в какой библиотеки обладают правомерным доступом к оцифрованному произведению или произведению в цифровом формате, закон об авторском праве должен дозволять им предоставление доступа к информации для любых правомерных целей, например для научных исследований или обучения.

Предоставление внаем. Некоммерческая сдача внаем традиционно была вне контроля со стороны авторского права. Вместе с тем ряд стран испытывает давление в связи с требованием ограничить такую деятельность в отношении места, времени и способов предоставления обнародованных материалов.

Возможность получения материалов в библиотеках необходима для культуры и образования. Они должны быть доступны для всех желающих. Разнообразная информация в различных форматах становится составной частью библиотечных ресурсов, которые могут предоставляться внаем. Сдача внаем способствует популяризации авторов и их произведений, содействует продвижению книг и их продажам. Библиотеки выступают своеобразными катализаторами коммерческого использования информации в самых разных форматах. Поэтому любые ограничения права предоставления внаем отрицательно сказываются в первую очередь на правообладателях и лишь во вторую очередь на библиотеках. Предоставление информации внаем в электронной форме следует избавить от ограничений, мешающих пользователям и библиотекам, подрывающих право человека на доступ к культуре и образованию.

Ответственность за нарушение авторских прав. Хотя библиотеки являются естественными информационными посредниками, ответственность за нарушения авторского права должна быть сконструирована таким образом, чтобы ей подлежало только то физическое или юридическое лицо, которое своими действиями нарушает авторское право. Развивающаяся судебная практика не должна возлагать на библиотеки обязанность обеспечивать соблюдение авторских прав в тех случаях, когда у них отсутствует практическая возможность обеспечить такое соблюдение разумными мерами.

Для того чтобы избежать экономического давления со стороны правообладателей, предлагается закрепить на уровне международного права и национального законодательства запрет на включение в авторские лицензии положений, запрещающих распечатывать или загружать предоставляемый материал в память компьютеров в тех случаях, когда пользователем является публичная библиотека. Более того, необходимо законодательно объявить такие положения лицензионных соглашений ничтожными в случаях, когда лицензия приобретается публичными библиотеками.

Сегодня привлечение иностранных инвестиций поставлено в непосредственную зависимость от выполнения положений ТРИПС в части соответствия национального режима охраны интеллектуальной собственности стандартам ВТО. Государства, относимые к группе БРИКС, проявляют повышенную осторожность в своих законодательных и международных инициативах.

Инициативы, которые активно продвигались Бразилией и вылились в совместное предложение Бразилии, Чили, Никарагуа и Уругвая, обсуждавшееся на 16-й сессии Постоянного комитета ВОИС по авторскому праву и смежным правам, не имели успеха. Проект международного документа (SCCR/16/2) в отношении ограничений и изъятий из авторского права не был принят и оказался отложен в долгий ящик. После его обсуждения в 2008 г. к нему не возвращались, несмотря на то что потребность в таком международном документе, устанавливающем минимальные стандарты для изъятий и исключений из авторского права, которые должны остаться неприкосновенными, по-прежнему высока.

Вместе с тем следует отметить, что на национальном уровне страны, относимые к БРИКС, действуют более успешно, стараясь закрепить в национальном законодательстве формулировки, оставляющие широкий простор для усмотрения.

Ограничения авторского права в странах БРИКС. Пользуясь диспозитивными возможностями, которые предоставляют международные конвенции об охране авторских и смежных прав, включая Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам, принятые 20 декабря 1996 г., все страны – участники группы БРИКС предусмотрели в своем национальном законодательстве ограничения действия авторских прав, устанавливаемые в общественных интересах. Несмотря на общность критериев, которыми следует руководствоваться, акценты в законодательстве разных стран расставлены по-разному.

Бразилия. Ограничениям авторских прав посвящена отдельная гл. IV бразильского Закона от 19 февраля 1998 г. № 9610 "Об авторском праве и смежных правах". Закон не содержит положений, предоставляющих библиотекам особые полномочия по репродуцированию произведений, выделяющие их из числа иных пользователей. Ограничения носят общий характер и распространяются на отдельные виды использования произведений, без предварительного получения разрешения правообладателя и выплаты вознаграждения за такое использование.

В ст. 46 Закона перечислены виды действий, которые в силу закона не являются нарушением авторских прав:

  • воспроизведение в периодических изданиях новостей и информационных сообщений из газет или журналов с упоминанием имени автора, если таковое указано, и публикации, откуда они были заимствованы (подп. (a) п. I);
  • воспроизведение в газетах или журналах публичных речей (подп. (b) п. I);
  • воспроизведение портретов или других изображений человека, выполненное по заказу, при условии, что такое воспроизведение осуществляется владельцем воспроизводимого произведения и человек, изображенный на нем (или его наследники), не возражает против его воспроизведения (подп. (c) п. I);
  • воспроизведение произведений литературы, искусства или науки шрифтом Брайля или иным способом, предусмотренным для лиц с нарушением зрения, исключительно для использования таких произведений данными лицами при условии, что такое воспроизведение осуществляется не в целях извлечения прибыли (подп. (d) п. I);
  • воспроизведение в составе одной копии коротких отрывков из произведения для личного пользования лица, осуществляющего такое воспроизведение, при условии, что оно осуществляется им самим и не в целях извлечения прибыли (п. II).

При этом под воспроизведением понимается изготовление одной или более копий произведения литературы, искусства или науки, а также фонограммы в любой материальной форме, включая постоянную или временную запись на электронные устройства, а также любые иные способы фиксации, которые могут появиться в будущем (п. VI ст. 5).

Кроме того, согласно ст. 46 Закона не считается нарушением авторских прав:

  • цитирование в книгах, газетах, журналах и иных средствах коммуникации отрывков из произведения в учебных целях, а также в целях критики или дебатов в объеме, оправданном целью цитирования, при условии указания имени автора и источника заимствования (п. III);
  • письменные записи, сделанные на лекциях в учебных заведениях лицами, для которых данные лекции предназначены, при условии запрета публиковать данные записи полностью или частично без предварительного согласия лектора (п. IV);
  • использование произведений литературы, искусства или науки, фонограмм, радио- и телепередач коммерческими организациями, предлагающими к продаже технические устройства, позволяющие такое использование, исключительно с целью демонстрации клиентам данных устройств (п. V);
  • постановка спектаклей и исполнение музыки при условии, что данные действия осуществляются в кругу семьи или исключительно в учебных целях в образовательных учреждениях, а также не имеют цели извлечения прибыли (п. VI);
  • использование произведений литературы, искусства или науки в качестве доказательств в судебном или административном разбирательстве (п. VII);
  • воспроизведение в произведении коротких отрывков из существующих произведений, независимо от их вида, или, в случае трехмерного искусства, воспроизведение произведения целиком при условии, что такое воспроизведение не является основным предметом нового произведения и не наносит вреда нормальному использованию воспроизведенного произведения, а также не нарушает законных интересов его автора (п. VIII).

Статья 47 разрешает свободное создание пересказов или пародий, если они не являются прямым воспроизведением оригинального произведения и не наносят ему какого-либо вреда.

Статья 48 закрепляет, что произведения, постоянно находящиеся в местах свободного посещения, могут свободно воспроизводиться средствами живописи, рисунка, фотографии и аудиовизуальной фиксации. В отличие от ГК РФ здесь не делается оговорка о возможности такого свободного использования, если только оно осуществляется не в коммерческих целях или если изображение произведения не является основным объектом использования.

Индия. В отличие от законодательства Бразилии п. (o) ст. 52 индийского Закона "Об авторском праве" 1957 г. с изменениями, внесенными в 2012 г., содержит специальное положение, посвященное привилегиям публичных библиотек.

Указанная норма включает в число действий, не являющихся нарушением авторских прав, изготовление не более трех копий книги (включая брошюру, ноты, карту, схему или план) лицом, возглавляющим публичную библиотеку, или под руководством такого лица для данной библиотеки, если такой книги нет в продаже на территории Индии.

Кроме того, в указанном Законе содержится специальное положение относительно неопубликованных произведений, субъектами хранения которых являются библиотеки, музеи, иные учреждения, открытые для публики.

Пункт (p) ст. 52 разрешает воспроизведение (репродуцирование) для целей исследования, личного изучения или с намерением последующей публикации неопубликованного литературного, драматического или музыкального произведения, которое хранится в библиотеке, музее или ином учреждении, открытом для публики.

Порядок применения данного положения урегулирован в тексте Закона. Воспроизведение (репродуцирование) разрешается: если личность автора такого произведения или в случае соавторства любого из соавторов известна библиотеке, музею или иному учреждению; п. (p) применяется только в том случае, если воспроизведение (репродуцирование) осуществляется по прошествии 60 лет со дня смерти автора или того из соавторов, личность которого известна, либо, если известны личности нескольких соавторов, с даты смерти соавтора, пережившего остальных известных соавторов.

Следует сказать, что 60 лет с начала календарного года, следующего за годом смерти автора, – срок действия авторского права в Индии (ст. 22 Закона об авторском праве 1957 г.).

Еще одна особенность индийского Закона состоит в том, что ст. 76 прямо предусматривает, что к лицу, добросовестно осуществляющему какие-либо действия в соответствии с данным Законом или намеревающемуся их осуществить (т.е. осуществляющему действия в рамках доктрины добросовестного использования (fair use)), не могут быть предъявлены какие-либо иски или применены иные меры процессуального воздействия.

Китай. Закон КНР "Об авторском праве" в редакции 2010 г. и Регламент от 16 января 2013 г. во исполнение Закона "Об авторском праве" посвящают ограничениям авторских прав разд. 4 гл. II. Закон не предоставляет библиотекам каких-либо дополнительных привилегий помимо тех, что предусмотрены для публичных учреждений, предоставляющих доступ к произведениям, охраняемым авторским правом.

Статья 22 содержит перечень случаев, когда произведения могут быть использованы без согласия автора или правообладателя и без выплаты вознаграждения при условии упоминания имени автора и названия произведения, а также если не будет нарушено нормальное использование прав правообладателя, охраняемое данным Законом.

В данный перечень входит п. 8, согласно которому разрешается воспроизведение (с соблюдением вышеуказанных условий) библиотекой, архивом, мемориальным комплексом, музеем, картинной галереей или иными подобными учреждениями произведения, находящегося в их коллекции, с целью демонстрации или сохранения экземпляра такого произведения.

Южно-Африканская Республика. Своеобразие правового регулирования ограничений авторского права в ЮАР состоит в том, что Закон 1978 г. № 98 "Об авторском праве" не содержит специальных положений относительно библиотек. Тем не менее ст. 13 Закона содержит отсылку к подзаконному акту, который подробно регулирует иные виды свободного воспроизведения (репродуцирования) произведений, не упомянутые в Законе. При этом Закон предписывает, чтобы такое воспроизведение (репродуцирование) не вступало в конфликт с нормальным использованием произведения и не наносило необоснованного вреда законным интересам правообладателя.

Подзаконным актом, на который ссылается Закон, является Регламент по авторскому праву (Copyright Regulations) 1978 г.

Согласно ст. 2 Регламента воспроизведение (репродуцирование) произведения, соответствующее ст. 13 Закона, разрешается, если:

  • изготавливается не более одной копии разумного фрагмента произведения, при этом учитывается общий объем произведения и его назначение;
  • если совокупный результат (cumulative effect) воспроизведения не препятствует нормальному использованию произведения и не наносит необоснованного вреда законным интересам и правам, сохраняющимся у автора.

При этом Регламент содержит определение понятия "совокупный результат". Согласно ст. 1 совокупный результат воспроизведения – это:

  • не более одного стихотворения, статьи, рассказа, эссе одного автора или не более трех стихотворений, статей, рассказов, эссе из одного произведения, созданного в соавторстве, либо не более одного выпуска периодического издания, воспроизводимые с целью обучения конкретной группы учащихся в рамках одного семестра (term);
  • не более девяти случаев такого многократного воспроизведения в целях одного учебного курса для конкретной группы учащихся в рамках одного семестра.

Статьи 3 – 6 Регламента содержат специальные положения, посвященные воспроизведению (репродуцированию) произведений библиотеками и архивами.

Согласно ст. 3 Регламента библиотека, архив или любой их работник, действующий в рамках своих должностных полномочий, вправе, соблюдая ст. 2 Регламента, изготовить копию произведения и распространить ее на следующих условиях:

  • такие репродуцирование и распространение осуществляются без цели извлечения какой-либо прямой или косвенной коммерческой выгоды (п. (a));
  • собрания библиотеки или архива открыты для публики, доступны для исследователей, связанных с данными учреждениями (affiliated to the library or archive depot) или организациями, частью которых данные библиотека или архив являются, а также доступны для иных лиц, осуществляющих исследования в определенной сфере (п. (b));
  • изготовленная копия произведения включает в себя уведомление об авторском праве (copyright warning) (п. (c));
  • права на репродуцирование и распространение применяются к факсимильной копии неопубликованного произведения только для обеспечения сохранности или для передачи другой библиотеке или архиву в исследовательских целях при условии, что изготовленная копия станет частью собрания таких библиотеки или архива (п. (d));
  • право на репродуцирование применяется к факсимильной копии опубликованного произведения, изготовленной исключительно с целью замены испорченного, утраченного или украденного экземпляра, если библиотека или архив, приложив все обоснованные усилия, установят, что новый экземпляр произведения не может быть приобретен по разумной цене (п. (e));
  • права на репродуцирование и распространение применяются к снятой с экземпляра, находящегося в собрании библиотеки или архива, к которым с соответствующим запросом обратился пользователь, или в собрании иных библиотеки или архива, копии не более чем одной статьи или иного произведения, вошедшего в сборник или периодическое издание, либо к копии разумного фрагмента иного охраняемого произведения при условии, что такая копия переходит в собственность пользователя, а библиотека или архив не имеют каких-либо сведений о том, что она будет использоваться для иных целей, кроме личного обучения или иного личного пользования данным лицом (п. (f));
  • в месте, где принимаются запросы на изготовление копий произведений, а также на письменном бланке запроса библиотека или архив размещают уведомление об авторском праве, предусмотренное ст. 6 (п. (g)) (уведомление об авторском праве подробнее рассмотрено далее);
  • права на репродуцирование и распространение применяются к произведению целиком или его значительной части, скопированным из собрания библиотеки или архива, к которым с соответствующим запросом обратился пользователь, или из собрания иных библиотеки или архива, если библиотека или архив, проведя необходимое исследование, установят, что новый экземпляр произведения не может быть приобретен по разумной цене (п. (h)).

Пункт (h) применяется с соблюдением двух условий:

  • копия произведения переходит в собственность пользователя, а библиотека или архив не имеют каких-либо сведений о том, что она будет использоваться для иных целей, кроме личного обучения или иного личного пользования данным лицом;
  • в месте, где принимаются запросы на изготовление копий произведений, а также на письменном бланке запроса библиотека или архив размещают уведомление об авторском праве, предусмотренное ст. 6.

Перечислив в ст. 3 условия и порядок репродуцирования произведений и распространения изготовленных копий, Регламент в ст. 4 делает определенные оговорки. В частности, подчеркивается, что ничто из ранее указанного в Регламенте не должно:

  • толковаться как налагающее на библиотеку, архив или их работников какую-либо ответственность за нарушение авторских прав в случае использования находящихся на территории библиотеки или архива копировальных устройств самими пользователями (unsupervised use of reproducing equipment), если на таких устройствах будет размещено уведомление о том, что копирование подпадает под действие Закона об авторском праве 1978 г.;
  • освобождать лицо, использующее такие копировальные устройства или запрашивающее копию, от ответственности за нарушение авторских прав, если копирование или дальнейшее использование копии произведения происходит в рамках Закона;
  • каким-либо образом затрагивать договорные обязательства, принятые на себя библиотекой или архивом в связи с получением ими данной копии для включения в свое собрание.

Статья 5 Регламента посвящена многократному копированию произведения. Пункт 1 предусматривает, что права на репродуцирование и распространение действуют в отношении единичных и не связанных между собой случаев репродуцирования и распространения одной копии какого-либо материала, но не действуют в тех случаях, когда библиотека, архив или их работник:

  • знает или имеет основания полагать, что несколько копий одного и того же материала (за исключением научных или технических статей в периодических изданиях), которые данные библиотека, архив или их работник намереваются репродуцировать или распространить, являются взаимосвязанными независимо от того, осуществляются ли репродуцирование или распространение нескольких копий однократно или в течение какого-либо периода времени, а также независимо от того, будут ли данные копии использованы все вместе одним или несколькими лицами либо по отдельности несколькими членами одной группы;
  • систематически осуществляет репродуцирование или распространение одной или нескольких копий материалов, указанных в п. (f) ст. 3 Регламента, за исключением научных или технических статей в периодических изданиях.

При этом п. 1 ст. 5 Регламента применяется в том случае, если его положения не препятствуют участию библиотеки или архива в межбиблиотечных договоренностях, которые не направлены на предоставление таким библиотеке или архиву для распространения копий произведений в таком количестве, которое могло бы заменить подписку или возмездное приобретение данного произведения.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Регламента права на репродуцирование и распространение не применяются к каким-либо произведениям, кроме литературных, с тем исключением, что данное ограничение не распространяется на права, предусмотренные п. (d) и (e) ст. 3 Регламента, и на права репродуцирования и распространения произведений изобразительного искусства, опубликованных в виде иллюстраций, диаграмм и тому подобных дополнений к произведениям, репродуцируемым или распространяемым согласно п. (f) и (h) ст. 3.

Регламент предъявляет достаточно жесткие требования к уведомлению об авторском праве (copyright warning), которое уже было упомянуто выше.

Статья 6 Регламента содержит текст такого уведомления, который должен быть дословно воспроизведен в местах, где библиотеками и архивами принимаются запросы на копирование. Также он должен быть воспроизведен на бланках запросов о копировании, выдаваемых библиотекой или архивом пользователям. Кроме того, он должен размещаться в местах, где находятся копировальные устройства, используемые самими пользователями (unsupervised equipment) (п. 1).

Уведомление должно быть напечатано на плотной бумаге или ином прочном материале шрифтом не менее 18-го размера. Оно должно располагаться в предписанных местах постоянно, быть хорошо видно, читаемо и понятно обычному наблюдателю, находящемуся в непосредственной близости от места, где принимаются запросы на копирование или где располагаются копировальные устройства, используемые самими пользователями (п. 2 ст. 6 Регламента).

Уведомление об авторском праве, воспроизводимое на бланках запросов о копировании, указанных в п. 1 ст. 6 Регламента, должно располагаться в рамке на лицевой стороне бланка или рядом с частью бланка, в которую нужно внести имя и подпись лица, заполняющего бланк. Уведомление должно быть напечатано не меньшим шрифтом, чем остальная информация, содержащаяся на бланке, и в любом случае шрифт не может быть меньше 8-го размера. Уведомление должно быть хорошо читаемо, понятно и сразу заметно лицу, читающему бланк.

Его текст таков:

"Уведомление об авторском праве

Закон об авторском праве 1978 г. регулирует изготовление фотокопий и иное репродуцирование материалов, охраняемых авторским правом. В соответствии с Законом библиотеки и архивы уполномочены предоставлять фотокопии и иные воспроизведения произведений. Одно из положений Закона предусматривает, что фотокопия или иное воспроизведение произведения не могут быть использованы для каких-либо целей, кроме личного обучения или иного личного пользования.

Если пользователь запрашивает или в дальнейшем использует фотокопию или иное воспроизведение произведения в целях, не разрешенных Законом, такой пользователь может быть привлечен к ответственности за нарушение авторских прав. Настоящее учреждение оставляет за собой право отклонить запрос на копирование, если такой запрос, по мнению настоящего учреждения, может повлечь за собой нарушение Закона".

Политическое положение всех стран группы БРИКС весьма уязвимо. Привлечение инвестиций в национальные экономики находится в прямой зависимости от установления и соблюдения режима охраны прав интеллектуальной собственности. США и их европейские союзники с помощью международных организаций самостоятельно осуществляют мониторинг соблюдения обязательств, взятых на себя странами БРИКС. При этом особую активность проявляет американская киноиндустрия, спонсируя национальные законодательные новеллы, направленные на борьбу с пиратством и нарушениями авторских и смежных прав. В этих условиях сложилась парадоксальная ситуация, когда защита некоммерческих интересов не получает адекватной поддержки со стороны общественности и прислушивающегося к ней депутатского корпуса.

Для исправления ситуации необходимо:

  • прояснить и изложить предложения библиотек, музеев и архивов в средствах массовой информации;
  • найти общий язык с издательствами и образовательным сообществом;
  • выступить единым фронтом с коммуникационными компаниями и интернет-провайдерами, обеспечивающими доступ к информации;
  • инициировать реформу положений Бернской конвенции в части, касающейся изъятий и ограничений прав авторов в интересах достижения социально полезных целей.

Определенная работа в этом направлении по сближению позиций стран БРИКС и США на уровне Постоянного комитета по авторскому праву и смежным правам ВОИС уже проведена.

Проект договора по ограничениям и исключениям. По мнению IFLA, Международного совета по архивам (International Council on Archives (ICA)), фонда "Электронная информация для библиотек" (Electronic Information for Libraries (EIFL)) и Innovarte, решению проблем адаптации к реалиям цифрового мира международных конвенций, предусматривающих ограничения прав авторов в публичных интересах, будет способствовать общеобязательный юридический документ в форме международного договора.

На рассмотрение был внесен проект под названием "Предложение о договоре по ограничениям и исключениям Постоянного комитета ВОИС по авторскому праву и смежным правам из авторского права для библиотек и архивов".

Далее – § 1. Россия

  • Ярослав, г. Калуга

    Ярослав, г. Калуга

    Мне сроки одна фирма затянула, курсовую уже неделю назад должны были сделать. Заказал у Вас. Спасибо Вам за помощь и понимание. Я Ваш клиент навеки!
  • Дарья, г. Омск

    Дарья, г. Омск

    Вы меня еще ни разу не разочаровали. 3 реферата и 2 курсовых работы сдала на «отлично». Теперь мой девиз – «Цена соответствует качеству».
  • Андрей, г. Липецк

    Андрей, г. Липецк

    У меня уже был горький опыт заказа курсовых и контрольных через Интернет. Повелся за дешевизной, в итоге было стыдно показывать. Буду заказывать теперь только у вас!
  • Мария, г. Москва

    Мария, г. Москва

    Спасибо большое! Заказывала реферат. Сделали вовремя. Реферат понравился и мне и преподавателю. Оригинальность реферата 80%! Получила 5 ...
  • Антон, г. Брянск

    Антон, г. Брянск

    Уже второй раз заказываю контрольную и снова результат превосходит ожидания!!! Пеподаватель доволен, а мне 5!!! Советую всем!!! Лучше, вряд ли, найдете!!!
  • Сергей, г. Воронеж

    Сергей, г. Воронеж

    Являюсь постоянным клиентом. Все работы заказываю только у вас. Радует качество, а также скидки. Рекомендовал сайт одногруппникам. Все довольны ...
  • Наталья, г. Казань

    Наталья, г. Казань

    Учусь заочно и работаю, поэтому мало времени на подготовку к сессии. Заказывала у вас курсовые, рефераты, контрольные. За работы получала только «4» и «5» ...
  • Константин, г. Тюмень

    Константин, г. Тюмень

    Решил самостоятельно написать дипломную работу – не получилось. Преподаватель раскритиковал. Переписывать времени не было. Благодаря вашему автору успел ...
  • Анастасия, г. Москва

    Анастасия, г. Москва

    Всем рекомендую вашу компанию. Сотрудники компетентны и вежливы. Заказывала дипломную по ВЭД. Сдала и защитилась без проблем. Спасибо за отличную работу!
  • Жанна, г. Кострома

    Жанна, г. Кострома

    У меня очень строгий преподаватель, любит придираться к мелочам, ему очень трудно угодить. Но ваш автор справился с поставленной задачей ...
  • Юлия О., г. Вологда

    Юлия О., г. Вологда

    Спасибо за профессионально выполненную работу! Дипломную работу защитила на «5». Материал был действительно оригинальным, все расчеты приведены ...
  • Елизавета, г. Москва

    Елизавета, г. Москва

    Поздно заказала дипломную, времени на выполнение была мало. Поразило то, что справились. Это просто фантастика!!! Молодцы, так держать!
  • Тимофей, г. Москва

    Тимофей, г. Москва

    Вы спасли меня от отчисления с последнего курса. Висел в должниках из-за курсовых работ. Ваши авторы успели написать 3 курсовых за 3 дня. Безмерно вам благодарен! ...
  • Юлия, г. Москва

    Юлия, г. Москва

    Обращаюсь в вашу компанию уже не первый год. Курсовые сдаю на «хорошо» и «отлично». Работы всегда выполняются точно в срок, доработки делаются бесплатно ...
  • Олег, г. Новосибирск

    Олег, г. Новосибирск

    Выражаю благодарность вашим авторам! Заказывал контрольные по высшей математике. Все расчеты верны. Теперь буду обращаться только к вам!
  • Дмитрий, г. Белгород

    Дмитрий, г. Белгород

    На написание дипломной работы оставалось 3 дня. Вы меня спасли! Я не верил, что справитесь за такой срок. Я вам очень благодарен! Удачи вам и процветания!!!
  • Екатерина, г. Томск

    Екатерина, г. Томск

    Хочу сказать спасибо за качественно выполненную работу! Замечания были минимальные. На защите получила «5». Буду советовать ваш сайт.
  • Михаил, г. Тула

    Михаил, г. Тула

    Меня здорово подвели: сроки просрочили, выполнили плохо. Пришлось срочно обращаться к вам по совету друга. Не верил, что справитесь. Буду обращаться только к Вам!
  • Александр, г. Орел

    Александр, г. Орел

    Понравилось оформление сайта, решил попробовать заказать курсовую. Выполнили, как и обещали, вовремя. Мне еще учиться 3 года. Заказываю буду только здесь.
  • Алина, г. Клин

    Алина, г. Клин

    Вопреки скептицизму моих домашних, Вы точно уложились в сроки. Вы были правы, буду не раз ещё с Вами сотрудничать. Большое спасибо за курсовую!
  • Ольга, г. Самара

    Ольга, г. Самара

    Курсовую, которую сама написала, не приняли. Решила обратиться к вам. Сделали быстро, вредный препод курсовик принял! Я очень рада!!!
  • Анна, г. Ростов

    Анна, г. Ростов

    В 2 ночи вспомнила, что сегодня сдавать реферат. Обратилась к вам. Реферат сделали точно к сроку. Сдала на «отлично». Спасибо! Буду к вам обращаться!