ДИПЛОМНЫЕ И КУРСОВЫЕ НА ЗАКАЗ

качественно – в срок – без плагиата

ONLINE-DIPLOM.RU – ДЛЯ ТЕХ, КТО ЦЕНИТ СВОЕ ВРЕМЯ И ДЕНЬГИ!

Slide background
Slide background
Slide background
 

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ, РЕФЕРАТЫ, КОНТРОЛЬНЫЕ

Точно в срок, без плагиата, всегда на связи!

В ONLINE-DIPLOM.RU качеству работ и срокам выполнения уделяется большое внимание.

Мы постоянно осуществляем мониторинг сроков и все работы проверяем на плагиат.

Поэтому, сделав у нас заказ, Вы получаете отличную работу в срок и без плагиата. 

Мы дорожим своей репутацией и нам не безразличны наши клиенты!

 

Как заказать дипломную, курсовую ...

1. Заявка

1. Заявка
Оставляете заявку на сайте или по телефону.

2. Соглашение

2. Соглашение
Договариваемся о стоимости и сроках.

3. Предоплата

3. Предоплата
Вносите предоплату от 10% до 100%*.

4. Выполнение

4. Выполнение
Выполняем заказ и информируем о его выполнении.

5. Оплата

5. Оплата
Вносите остаток стоимости.

6. Получение

6. Получение
Получаете работу на электронную почту.

* Предоплата 100% применяется для срочных (до 2 дней) работ.

ДИПЛОМНАЯ

ДИПЛОМНАЯ


от 10  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КУРСОВАЯ

КУРСОВАЯ


от 800 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

КОНТРОЛЬНАЯ

КОНТРОЛЬНАЯ


от 5 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 – 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

МАГИСТЕРСКАЯ

МАГИСТЕРСКАЯ


от 12  000 руб.


срок от 10 дней
предоплата 25 – 33%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ

ОТЧЕТ ПО ПРАКТИКЕ


от 500 руб.


срок от 5 дней
предоплата 33 – 50%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

РЕФЕРАТ

РЕФЕРАТ


от 9 00 руб.


срок от 1 дня
предоплата 50 - 100%
доработки бесплатно
антиплагиат

Заказать

Конституционный Суд – это, по сути, "оборонный щит" конституционного строя, уникальный орган, уникальный механизм, который должен оставаться независимым верховным юридическим арбитром по наиболее животрепещущим вопросам, связанным с функционированием институтов государства и деятельностью государственной власти.

"Если мы хотим, чтобы рождающаяся в муках Конституция государства Российского действовала за пределами этого зала, – так говорил автор настоящего учебника, выступая на IV Съезде народных депутатов РСФСР, – мы должны приставить к ней защитника, чуждого своекорыстным помыслам и партийным симпатиям. Таким ангелом-хранителем Конституции должен стать Конституционный Суд Российской Федерации". Актуальность такого понимания роли и значения конституционного правосудия сохраняется и сегодня.

Конституционное правосудие рассматривается прежде всего как система норм права, регулирующих качественно однородный комплекс общественных отношений, складывающихся в процессе организации и функционирования конституционного контроля, осуществляемого конституционными судами в форме конституционального судопроизводства.

Конституционный контроль есть специфическая функция государственных органов по обеспечению конституционной законности, прежде всего верховенства Конституции РФ в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общественных отношений. Конституционное правосудие, осуществляемое специализированными конституционными или уставными судами в Российской Федерации, есть высшая форма конституционного контроля.

Конституционное правосудие представляет собой синтез, сплав двух начал: сущности конституционного контроля и формы правосудия, в результате чего мы имеем дело с самостоятельным видом государственно-властной контрольной деятельности.

Конституционное правосудие имеет своим предметом публичные общественные отношения, характеризуемые как отношения власти и подчинения между ее субъектами. Имманентным субъектом этих отношений выступает Конституционный Суд, который обладает властными контрольными функциями и соответствующими властными полномочиями по разрешению дел о проверке конституционности законов и других объектов контрольной деятельности. В основе конституционного правосудия лежит анализ конституционно-правовых отношений, а также реальных правовых отношений, как конституционных, так и отраслевых, сложившихся между государством в лице государственных органов и другими субъектами права, их соответствия между собой.

Как известно, в царской России, почти не знавшей конституции, и во времена СССР не возникало потребностей в создании судебного органа конституционного контроля. Однако это не означало, что конституционный контроль отсутствовал вовсе. Такой контроль возлагался на высшие органы государственной власти. Эта их функция находила то или иное отражение во всех конституциях, начиная с Конституции РСФСР 1918 г. до Конституции СССР 1977 г. и Конституции РСФСР 1978 г.

Конституция РСФСР 1918 г. относила функцию конституционного контроля непосредственно к ведению ВЦИК (ст. 32). Конституционной обязанностью Совета Народных Комиссаров было "немедленное сообщение" ВЦИК обо всех своих постановлениях и решениях. ВЦИК был вправе отменить или приостановить действие любого из этих актов СНК.

Более активно конституционно-контрольная функция стала реализовываться с образованием СССР. В соответствии с Конституцией СССР 1924 г. контрольная функция и в этот период закреплялась за верховными государственными органами – Съездом Советов СССР, ЦИК СССР и его Президиумом. Своеобразие конституционного контроля в период 1920-х – начала 1930-х годов заключалось в том, что в его осуществлении непосредственное участие принимал Верховный Суд СССР, наделенный конкретными надзорными полномочиями. Но он не был независимым органом, а состоял "при Центральном Исполнительном Комитете Союза СССР", не имел права осуществлять надзор за конституционностью актов высших органов власти, включая Правительство СССР, не выносил окончательных решений, а только вносил свои заключения и представления в органы государственной власти СССР и союзных республик по поводу нарушений и Конституции СССР, и законов. Защите прав граждан уделялось недостаточно внимания. Верховный Суд активно использовал свои полномочия в области конституционного и общего надзора. Среди опротестованных актов, признанных содержащими нарушения союзной Конституции и союзного законодательства, были акты наркоматов и ведомств СССР, союзного правительства, а также постановления ЦИК и СНК союзных республик.

Верховный Суд СССР осуществлял указанную функцию только до 1933 г. Несмотря на позитивное значение, эта деятельность Верховного Суда того периода не была судебным конституционным контролем, а скорее выполняла судебно-консультативную и надзорную функции.

В Конституции СССР 1936 г. отразилась тенденция к снижению роли конституционного контроля. Отражая приоритет союзного законодательства над республиканским, Конституция 1936 г. уже не содержала положений, имевшихся в Основном Законе 1924 г., – о праве республиканских органов опротестовывать акты союзных органов.

Конституция СССР 1936 г., как и конституции союзных республик, закрепила функцию конституционного контроля за высшими органами государственной власти. Однако на практике эта функция не получила достаточного развития и в какой-то мере осуществлялась в рамках Верховного Совета СССР и его постоянного органа – Президиума Верховного Совета СССР при согласовании проектов республиканских законодательных актов. Деятельность Президиума Верховного Совета СССР носила в основном характер предварительного контроля. Кроме того, в период с 1938 по 1969 г. им были изданы четыре указа по вопросам несоответствия отдельных статей конституций союзных республик Конституции СССР, а также шесть указов о несоответствии нормативных актов союзных республик общесоюзному законодательству.

Идея создания полноправного и независимого судебного конституционного контроля неоднократно выдвигалась впоследствии, особенно в 60 – 80-е годы (проект Комитета конституционного контроля Верховного Совета СССР, Государственного Конституционного Суда СССР и т.п.). Однако и в Конституции СССР 1977 г. модель конституционного контроля не получила должного развития, хотя были несколько расширены контрольные полномочия высших органов государственной власти.

Основной Закон 1977 г. предусматривал, что главенствующее положение в системе органов конституционного контроля вновь принадлежит Верховному Совету СССР. Право осуществлять конституционный контроль сохранил и Президиум Верховного Совета СССР. Статьей 121 Конституции СССР было предусмотрено, что Президиум Верховного Совета СССР "осуществляет контроль за соблюдением Конституции СССР и обеспечивает соответствие конституций и законов союзных республик Конституции и законам СССР"; "дает толкование законов СССР"; "отменяет постановления и распоряжения Совета Министров СССР и Советов Министров союзных республик в случае несоответствия их закону".

В 1988 г. Президиум Верховного Совета СССР дважды обсуждал вопросы о конституционности актов нижестоящих Советов: в июле – решений Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области, Верховных Советов Азербайджана и Армении по карабахскому вопросу; в декабре – Декларации о государственном суверенитете Эстонской ССР. В обоих случаях Президиум ВС СССР, признав некоторые акты неконституционными, предложил отменить эти акты самим органам, их издавшим.

На XIX Всесоюзной конференции КПСС в июне 1988 г. М.С. Горбачев в рамках программы реорганизации системы органов государственной власти СССР и республик на 1989 – 1990 гг. выдвинул идею создания специального органа, контролирующего соблюдение Конституции – Комитета конституционного надзора СССР (далее – ККН).

1 декабря 1988 г. в Конституцию СССР были внесены изменения и дополнения, предусматривающие создание ККН СССР, избираемого Съездом народных депутатов сроком на 10 лет. Предполагалось, что состав ККН будет избран на I Съезде народных депутатов СССР, однако этого не произошло (по вине литовской делегации, покинувшей зал перед голосованием).

После I Съезда продолжались споры между сторонниками различных вариантов будущего закона: одни предлагали сохранить Комитет конституционного надзора, другие выступали за создание нового органа – Конституционного Суда СССР, третьи считали необходимым передать функции конституционного контроля Верховному Суду СССР.

Комитет конституционного надзора СССР был избран на II Съезде народных депутатов СССР осенью 1989 г. в составе 27 человек во главе с председателем С.С. Алексеевым. Тогда же были приняты законодательные акты, изменившие систему правовой охраны Конституции СССР, в частности Закон "О конституционном надзоре в СССР".

На Комитет конституционного надзора СССР (ККН СССР) была возложена проверка на соответствие Конституции СССР, а также и обычным законам не только нормативных актов высших органов государственной власти, но и их проектов, внесенных на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР. ККН мог, установив такое несоответствие, рекомендовать издавшим или подготовившим соответствующие акты органам устранить его, а в случае отказа – переносить вопрос об исправлении или отмене таких актов в Верховный Совет, в Совет Министров или даже на Съезд народных депутатов, за которыми оставалось окончательное решение. Запрещалось какое-либо вмешательство в деятельность ККН.

Вскоре ККН СССР было предоставлено право принимать окончательные решения по вопросам конституционных прав человека и гражданина, и ряд таких решений был принят (например, были признаны неконституционными разрешительная прописка, насильственное помещение лиц, не совершивших правонарушений, в лечебно-трудовые профилактории и т.д.). Но все же ККН не был полноценным судебным органом.

Нарастающий кризис во взаимоотношениях союзного центра и республик, ущербность конституционно-законодательной модели ККН СССР не позволили ему играть серьезную роль в механизме правовой защиты союзной Конституции. С одной стороны, круг актов, которые он мог проверять, был чрезвычайно широким. С другой стороны, решения, которые был вправе принимать ККН по результатам рассмотрения дел, обладали весьма слабой юридической силой. Они имели статус заключений и влекли за собой три варианта правовых последствий в зависимости от органа, издавшего оспоренный акт, и предмета акта. Лишь применительно к актам, нарушающим основные права и свободы человека, закрепленные в союзной Конституции и международных договорах, в которых участвовал СССР, заключение ККН влекло утрату ими силы. Однако граждане не были наделены правом непосредственно обращаться в ККН СССР.

Комитет конституционного надзора СССР прекратил свое существование в декабре 1991 г. Предусмотренные союзным Законом о ККН и законами некоторых республик аналогичные ККН союзных и автономных республик не были созданы.

27 октября 1989 г. Верховный Совет РСФСР XI созыва принял поправки к Конституции РСФСР, утвердившие новую систему органов государственной власти Республики. Статья 119 новой редакции Конституции определяла состав, функции и полномочия ККН РСФСР. Однако I Съезд народных депутатов РСФСР (май – июнь 1990 г.) не включил в свою повестку дня формирование ККН РСФСР, а избранный на Съезде Председателем Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин заявил, что выступает за формирование не Комитета конституционного надзора, а Конституционного Суда.

Создание Конституционного Суда в России началось с разработки и установления его конституционных основ. Первый реальный шаг в этом направлении был сделан II (Внеочередным) Съездом народных депутатов РСФСР, который 15 декабря 1990 г. включил в действовавшую Конституцию РСФСР 1978 г. положение о том, что Съезд народных депутатов РСФСР избирает Конституционный Суд РСФСР и определяет порядок его избрания и деятельности в Законе. Затем – 24 мая 1991 г. – IV Съезд народных депутатов РСФСР дополнительно включил в текст этой Конституции положения о Конституционном Суде РСФСР как части судебной системы, как высшем судебном органе конституционного контроля, осуществляющем судебную власть в форме конституционного судопроизводства и состоящем из 15 судей.

В соответствии с этими положениями Конституции 12 июля 1991 г. V (Внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР принял Закон № 1599-1 "О Конституционном Суде РСФСР", в котором были подробно урегулированы порядок избрания и статус судей, основные принципы его деятельности, особенности рассмотрения отдельных категорий дел и др.

Как показывает сравнительный анализ, в основу концепции Конституционного Суда РФ была положена европейская модель. Ее преимущество заключается в том, что орган, предназначенный для защиты и толкования Основного Закона государства, независим, стоит "над" политическими схватками, неизбежными в период перехода государства и общества к качественно новому состоянию, к новой политической системе.

Особенностью принятого в 1991 г. Закона "О Конституционном Суде РСФСР" (далее – ЗКС), отличающей его от союзного Закона "О конституционном надзоре в СССР", является его комплексность и детальность правового регулирования. В ЗКС сочетаются нормы государственного, судоустроительного, процессуального и материального права. В отличие от аналогичного союзного документа Закон РСФСР не передоверяет самому органу конституционного контроля права устанавливать нормы, касающиеся сторон и других лиц. Подробно определяются в нем критерии проверки нормативных актов. Таким образом, по своему юридическому значению закон о высшем органе конституционного контроля равен кодексу, что соответствует традициям государств Западной Европы и обеих Америк.

При создании концепции Закона имелись в виду следующие основные соображения.

Во-первых, ЗКС должен стать органической составной частью существующей правовой системы, соответствующей принятому российским парламентом законодательству.

Во-вторых, необходимо учесть интересы республик в составе РСФСР. Им предоставляется возможность оспаривать перед Судом конституционность нормативных актов органов Российской Федерации. Конституционный Суд РСФСР не вправе проверять законы республик, входящих в состав РСФСР, кроме единственного случая – если законы этих республик вторгаются в сферу компетенции Российской Федерации. Наконец, Конституционный Суд РСФСР не будет вышестоящей инстанцией для органов конституционного контроля, образованных в республиках.

В-третьих, признается уникальность Конституционного Суда как органа судебной власти, применяющего исключительно нормы Основного Закона, и только для проверки конституционности нормативных актов, т.е. не имеющего, как правило, дела с конкретными преступлениями и спорами о праве гражданском.

В Законе указывалось, что Конституционный Суд является органом судебной власти, действующим в соответствии с демократическими принципами правосудия, законностью, независимостью, гласностью и коллегиальностью. Статус судьи Конституционного Суда характеризуется его независимостью и несменяемостью.

Впервые в отечественном законодательстве говорилось о том, что кто-то может действовать в личном качестве, не выражая ничьих интересов, кроме интереса права и Конституции, не подчиняясь никому и ничему, кроме Конституции, своей совести.

После принятия Закона "О Конституционном Суде РСФСР" последовало избрание 30 октября 1991 г. V (Внеочередным) Съездом народных депутатов РСФСР Конституционного Суда РСФСР в составе 13 судей (две судейские должности оставались вакантными).

Вскоре Конституционный Суд начал свою деятельность – сначала организационную (избрание руководства Конституционного Суда, формирование его аппарата, подготовка и принятие Временного регламента его работы и т.д.), а затем – с января 1992 г. – и осуществление конституционного правосудия. Одновременно продолжалось развитие конституционных основ Конституционного Суда РФ.

VI Съезд народных депутатов РФ уточнил статус Конституционного Суда, определив его как высший орган судебной власти по защите конституционного строя и дополнив действовавшую Конституцию РФ 1978 г. ст. ст. 81.5, 84.5 и 84.15 (согласно которым споры о компетенции при издании актов федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Федерации разрешаются Конституционным Судом) и ст. 86.1, предусматривавшей, что для досрочного прекращения полномочий краевых, областных и местных Советов народных депутатов требуется заключение Конституционного Суда.

VII Съезд народных депутатов РФ 9 декабря 1992 г. дополнительно установил, что при обращении Верховного Совета РФ в Конституционный Суд с просьбой дать заключение о конституционности указов и иных актов Президента РФ Верховный Совет вправе до получения такого заключения приостанавливать действие таких актов, а на основании заключения об их неконституционности – отменять их.

Полномочия, полученные Конституционным Судом РФ на этом первом этапе его развития, охватывали разрешение дел о конституционности законов и иных правовых актов Российской Федерации и ее субъектов, правоприменительной практики, а также о конституционности политических партий и общественных объединений. Конституционный Суд также был правомочен разрешать споры о компетенции между органами государственной власти.

Кроме того, в полномочия Конституционного Суда были включены: дача заключений об отрешении от должности ряда должностных лиц Российской Федерации и ее субъектов, право законодательной инициативы, ежегодное направление парламенту Российской Федерации послания о состоянии конституционной законности в России (подлежавшего срочному рассмотрению) и т.д.

Одним из следствий острого кризиса власти в октябре 1993 г. была приостановка деятельности Конституционного Суда. Одновременно была прервана деятельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Были введены в действие временные положения о федеральных органах власти, о выборах Государственной Думы.

Обосновывая эти меры, выходящие за пределы обычной конституционной практики, Президент РФ ссылался на то, что руководство Верховного Совета остановило процесс конституционной реформы, противодействовало социально-экономическим реформам, попирало волю народа, выраженную на выборах и на референдуме 25 апреля 1993 г., разрушало основы конституционного строя Российской Федерации (народовластие, разделение властей, федерализм), создавая тем самым угрозу тяжких последствий для страны.

В течение этого времени судьи и сотрудники Конституционного Суда активно участвовали в работе Конституционного совещания, готовившего проект новой Конституции РФ, и в подготовке проекта нового Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Следует отметить, что при подготовке проекта новой Конституции РФ активно обсуждались и иные, кроме Конституционного Суда, организационно-правовые формы осуществления конституционного правосудия: создание конституционной коллегии в составе Верховного Суда; возложение конституционно-контрольной функции на Верховный Суд в целом (классическая американская модель); образование Высшего судебного присутствия как своеобразной надстройки над Конституционным, Верховным и Высшим Арбитражным Судами (что еще не встречалось в мировой практике). В конечном счете новая Конституция России сохранила Конституционный Суд как самостоятельный институт власти, хотя и с измененной компетенцией.

Конституция РФ 1993 г. упоминает о Конституционном Суде РФ в трех группах своих предписаний: в ст. 125, специально посвященной Конституционному Суду РФ, в ст. ст. 82, 83, 93, 100, 102, 104, 128, касающихся, в частности, некоторых отдельных черт его статуса, в ст. ст. 118 – 124, где речь идет об общих принципах судоустройства, относящихся также и к Конституционному Суду РФ.

Статья 165 прежней Конституции (в редакции от 21 апреля 1992 г.) характеризовала Конституционный Суд чрезвычайно широко – как высший орган судебной власти по защите конституционного строя. Статья 1 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" дает более четкое определение Конституционного Суда – это судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. В этом определении отражены основные черты Конституционного Суда: правовой статус – судебный орган, функция – осуществление конституционного контроля, главные принципы деятельности – самостоятельное и независимое осуществление судебной власти, процессуальная форма деятельности – конституционное судопроизводство.

Общее законное число судей Конституционного Суда РФ было увеличено до 19. Полномочия Конституционного Суда не были ограничены определенным сроком.

Следует отметить, что в соответствии с Федеральным конституционным законом от 2 июня 2009 г. № 2-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" Совету Федерации Федерального Собрания РФ было передано право назначать главу Конституционного Суда и его заместителей. Ранее главу суда и его заместителей выбирали судьи Конституционного Суда на закрытом заседании. Кроме того, поправки предусматривают увеличение срока полномочий главы Конституционного Суда с трех до шести лет, а также упразднение должности судьи-секретаря Конституционного Суда и учреждение второй должности заместителя председателя Конституционного Суда.

Было предусмотрено создание двух палат Конституционного Суда РФ. Из компетенции Суда была исключена проверка конституционности политических партий и других общественных объединений, а также правоприменительной практики, но на Конституционный Суд были возложены такие полномочия, как дача общеобязательного толкования Конституции РФ, проверка соблюдения порядка выдвижения Государственной Думой обвинения Президента РФ в совершении тяжкого преступления, а также была предусмотрена и возможность установления дополнительных полномочий Конституционного Суда, что было сделано, в частности, Федеральным конституционным законом от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации". Конституционный Суд разработал и утвердил свой Регламент, регулирующий внутреннюю деятельность Конституционного Суда.

Федеральный конституционный закон подробно регулирует компетенцию и организацию Конституционного Суда и статус его судей (ст. ст. 1 – 28), общие принципы и правила производства (ст. ст. 29 – 83), особенности производства по отдельным категориям дел: о соответствии Конституции РФ нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, по спорам о компетенции, о конституционности законов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан, а также по запросам судов, о толковании Конституции РФ, о даче заключения (ст. ст. 84 – 110). Кроме того, этот Закон содержит основные положения об аппарате Конституционного Суда (ст. 111), об официальных изданиях решений Суда (ст. ст. 78, 112).

Действующий Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде РФ по сравнению с предшествующим и прежней Конституцией не сохранил термина "высший" при определении Конституционного Суда. Суд действительно не является высшим органом в том понимании, что не возглавляет систему судебных органов, в том числе конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, не является для судебной системы надзорной, кассационной или апелляционной инстанцией. Вместе с тем Конституционный Суд является высшим органом в том смысле, что занимает высшее положение в механизме конституционного контроля в государстве, не поднадзорен никаким инстанциям, его решения носят обязательный характер, в том числе для всех других высших государственных структур. Суд связан при осуществлении судопроизводства только Конституцией РФ как вершиной правовой системы и соответствующим федеральным конституционным законом. В силу такого особого статуса Конституционного Суда из всех высших судебных органов только его компетенция, наряду с компетенцией Президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, определена непосредственно в Конституции РФ.

Согласно Конституции России Конституционный Суд наделен важнейшей функцией: обеспечивать охрану Конституции РФ от нарушений, прежде всего в сфере правотворчества. Из этого естественно вытекает его ответственность и за развитие федеративных отношений в духе конституционных принципов.

При этом конституционно-правовая легитимация Конституционного Суда как судебного органа конституционного контроля выражается в регламентации самой Конституцией не только функций Конституционного Суда, но и его состава, порядка образования, конкретных полномочий, видов процедур и субъектов обращения, а также юридической силы его решений как источников права (п. "е" ст. 83, п. "ж" ч. 1 ст. 102 и ст. 125 Конституции РФ).

Общеобязательность этих решений, связанная с нормативным, прецедентным и преюдициальным их значением, обращена как к федеральным органам государственной власти, так и к органам государственной власти субъектов Федерации. Поэтому решения Конституционного Суда и выраженные в них его правовые позиции по вопросам федеративных отношений служат совершенствованию правовых основ федерализма и являются одним из существенных источников его развития.

Решения Конституционного Суда РФ выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства и имеют общеобязательную юридическую силу. Решения Конституционного Суда, как правило, могут быть преодолены только путем принятия новой Конституции РФ или внесением изменений и дополнений в действующую.

Важным вопросом является анализ пределов полномочий Конституционного Суда РФ, установленных Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации". Пределы полномочий можно разделить на общие и частные, характерные для каждого конкретного полномочия Конституционного Суда.

Общий предел полномочий судебного органа конституционного контроля Российской Федерации, как правило, выражается в том, что Конституционный Суд разрешает исключительно конституционно-правовые вопросы. Это означает, что Суд рассматривает только те вопросы, которые касаются конституционных основ государства и могут получить разрешение в Конституции или исходя из смысла конституционных положений. К таким вопросам по общему правилу относятся, например, защита конституционных прав и свобод человека, оценка конституционности нормативных правовых актов и международных договоров, решение споров о компетенции между органами государственной власти, между Федерацией и ее субъектами, а также между самими субъектами (в федеративных государствах), оценка конституционности проведения выборов и референдумов, толкование Конституции, а возможно, и законов, защита Конституции от нарушения ее высшими должностными лицами, оценка деятельности политических партий и др.

Приведенный перечень вопросов носит в известной мере относительный характер, так как некоторые из них взаимосвязаны: например, оценка конституционности правовых актов может осуществляться при рассмотрении конституционных жалоб, споров о компетенции и т.д.

Конституционный Суд РФ, как уже отмечалось, не дает оценок проведения выборов и референдумов, деятельности политических партий, поскольку они не охватываются понятием "конституционного надзора". Конституционный надзор в узком смысле способствует защите тех общественных ценностей, которые не просто оформлены правом, но и восходят к высшему юридическому источнику – Конституции, т.е. благодаря ей приобрели уже характер конституционно-правовых категорий.

Общие пределы полномочий Конституционного Суда РФ обусловлены также принципом разделения властей. Однако Конституционный Суд представляет собой не просто специализированный судебный орган, а судебный орган государственной власти. Такой подход не отрицает судебную сущность данного органа, но подчеркивает его особое положение и назначение.

Пределы полномочий Конституционного Суда РФ обусловлены также разграничением подсудности с другими судебными органами. Конституционный Суд РФ, с одной стороны, и Верховный Суд РФ, а также иные суды – с другой, наделяются взаимными правами и обязанностями по отношению друг к другу. При этом необходимо отметить, что в данном случае может идти речь о взаимоотношениях равных, поскольку и Конституционный Суд РФ, и Верховный Суд РФ являются высшими инстанциями в пределах своей компетенции.

Кроме того, сами взаимоотношения Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов в процессуальном аспекте ограничиваются рамками конституционной юрисдикции.

Конституция РФ 1993 г., Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации", новые нормы гражданского и арбитражного судопроизводства во многом устранили имевшееся до недавнего времени смешение компетенции конституционного и иных судов. У Конституционного Суда изъяты полномочия по оценке конституционности индивидуальных (ненормативных) актов государственных органов, нормативных и индивидуальных актов федеральных органов исполнительной власти, правоприменительной практики, а также оценке действий высших должностных лиц. Теперь эти акты и действия подпадают под юрисдикцию судов общей компетенции и арбитражных судов. Тем самым осуществлено более четкое разграничение подсудности Конституционного Суда с иными судами.

В соответствии с ч. ч. 2 и 3 ст. 125 Конституции РФ, п. п. 1 и 2 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд по запросам ряда органов государственной власти, включая Верховный Суд РФ, разрешает дела о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, относящихся к ведению Российской Федерации и совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Федерации, не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации; разрешает споры о компетенции между государственными органами.

Данные нормы показывают, с одной стороны, разграничение юрисдикции Конституционного Суда с юрисдикцией иных судов, а с другой стороны, их взаимодействие. Конституционный Суд РФ по запросам определенных законом государственных органов, включая Верховный Суд РФ, разрешает споры о компетенции между государственными органами.

Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ участвуют, как уже отмечалось, в процедуре отрешения Президента РФ от должности.

Возможны и другие формы взаимодействия Конституционного Суда и иных судов. Верховный Суд может быть стороной в разрешаемом Конституционным Судом споре о компетенции с другими федеральными органами государственной власти или органами государственной власти субъекта Федерации. При этом в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" такой спор не может касаться вопроса о подведомственности дела судам или о подсудности, т.е. быть спором между судебными органами. Стать участниками спора о компетенции высшим судебным органам возможно в ситуации, когда, например, произошло вторжение органа законодательной или исполнительной власти в их компетенцию, присвоение их полномочий посредством издания акта и т.д.

Еще одним средством разграничения юрисдикции и в то же время каналом взаимодействия Конституционного и иных судов является полномочие Конституционного Суда по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов оценивать конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Принципиальное значение при этом имеет вопрос о предмете конституционной жалобы и запроса судов – законе, примененном или подлежащем применению в конкретном деле. Под законом понимается главным образом закон в собственном смысле слова: федеральные конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов Федерации. Тем самым подзаконные нормативные акты, примененные или подлежащие применению в конкретном деле, по жалобам граждан и по запросам судов оказались вне юрисдикции Конституционного Суда.

Гражданин вправе обжаловать в суд любые акты государственных, иных органов, организаций, должностных лиц, ущемляющие его права, в порядке, установленном вступившим в силу с 15 сентября 2015 г. Кодексом административного судопроизводства РФ. Ранее обжалование осуществлялось в соответствии с положениями Закона РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Граждане и организации вправе обратиться в суд за защитой своих прав и свобод с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых, по мнению указанных лиц, были нарушены их права и свободы или созданы препятствия к осуществлению ими прав и свобод либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность или они незаконно привлечены к ответственности.

К решениям относятся акты органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных, муниципальных служащих и приравненных к ним лиц, принятые единолично или коллегиально, содержащие властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан и организаций. При этом необходимо учитывать, что решения могут быть приняты как в письменной, так и в устной форме (например, объявление военнослужащему дисциплинарного взыскания). В свою очередь, письменное решение принимается как в установленной законодательством определенной форме (в частности, распоряжение высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации), так и в произвольной (например, письменное сообщение об отказе должностного лица в удовлетворении обращения гражданина) (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих"). Так, Верховный Суд РФ рассматривает в первой инстанции дела об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан; решений и действий (бездействия) Центризбиркома по подготовке и проведению референдума Российской Федерации, выборов Президента РФ и депутатов Федерального Собрания.

Аналогично вопрос решался и в арбитражном законодательстве (ст. 36 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", ст. ст. 22, 24 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Ранее ВАС РФ рассматривал в первой инстанции дела о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, не соответствующих закону и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан.

Кроме того, с 1 января 2017 г. Верховный Суд РФ будет рассматривать в первой инстанции дела об оспаривании ненормативных правовых актов Генеральной прокуратуры РФ и Следственного комитета РФ, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих органов военной прокуратуры и военнослужащих военных следственных органов Следственного комитета РФ (абз. 3 п. 1 ст. 2 Федерального конституционного закона от 4 ноября 2014 г. № 16-ФКЗ).

Приведенные положения показывают, что гражданин не вправе обжаловать ни в суде общей юрисдикции, ни в арбитражном суде, ни в Конституционном Суде нормативные акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ. Оценка их конституционности подведомственна Конституционному Суду по обращению иных субъектов.

Тем самым ограничивается конституционное право гражданина на судебную защиту. В связи с этим представляется необходимым расширить предмет жалобы граждан в Конституционный Суд, включив в него наряду с законами и нормативные акты высших государственных органов, примененные или подлежащие применению в конкретном деле. В рамках данного вопроса важно также выяснить, какова роль судов общей юрисдикции и арбитражных судов в сфере конституционного надзора. Здесь следует обратить внимание на ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, которая определяет, что суд, установив при рассмотрении дела несоответствие закону акта государственного или иного органа, принимает решение в соответствии с законом. В силу данной нормы Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" вполне обоснованно разъяснил, что оценке, с точки зрения соответствия закону, подлежат нормативные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций и т.д.). Аналогичные положения закреплены применительно к арбитражным судам в ст. 11 АПК РФ.

Вместе с тем в таких случаях суд лишь в конкретном деле не применяет не соответствующий закону акт. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ также подчеркнуто, что при применении закона вместо не соответствующего ему акта государственного или иного органа суд вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом или отменить. Что может быть и не выполнено, и этот акт будет применяться другими судами, которые не усмотрели его несоответствия закону.

Поэтому представляется целесообразным, чтобы суды общей юрисдикции имели право обращаться с запросом в Конституционный Суд РФ об оценке конституционности не только законов, применяемых или подлежащих применению в конкретном деле, но и подзаконных нормативных актов, имея в виду, что эти акты, признанные Конституционным Судом неконституционными, утрачивают силу. Данным правом в соответствии с ч. 2 ст. 125 Конституции РФ обладает только Верховный Суд РФ.

Не менее важен вопрос о действиях Суда в том случае, если при рассмотрении дела он усмотрит несоответствие применяемого закона Конституции РФ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" указано следующее. Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию РФ, когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации в законе, а также во всех случаях, когда суд придет к выводу (убеждению) о противоречии федерального закона, а при его отсутствии – закона субъекта Федерации конституционным принципам и нормам. Однако и в этом случае юридическое значение решения суда будет ограничено рамками отдельного дела. Вместе с тем Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении отмечает, что в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности этого закона.

Таким образом, полномочие официально признать закон и иной нормативный акт определенных государственных органов не соответствующим Конституции и тем самым лишить их юридической силы является прерогативой только Конституционного Суда РФ.

Еще один предел полномочий Конституционного Суда РФ заключается в том, что Суд при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Так, чтобы получить необходимые для разрешения дела сведения о фактических обстоятельствах, Конституционный Суд обращается к соответствующим органам, которые обязаны исполнить требования Суда (ст. 50 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Требование (предел) воздерживаться от установления и исследования фактических обстоятельств раскрыто в ряде решений Конституционного Суда РФ. Так, в частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 16 апреля 2009 г. № 560-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шейченко Владислава Игоревича на нарушение его конституционных прав положениями ряда статей Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" отмечается, что Конституционный Суд РФ при осуществлении конституционного судопроизводства решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Также в Определении Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. № 541-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Каверзневой Зои Александровны на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации" устанавливается, что оценка правильности применения правовых норм с учетом фактических обстоятельств дела составляет прерогативу вышестоящих судов и к компетенции Конституционного Суда РФ не относится.

Вместе с тем определенные обстоятельства могут устанавливаться и исследоваться Конституционным Судом самостоятельно. Это фактические обстоятельства, касающиеся соблюдения порядка подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие нормативных актов государственных органов и договоров между ними; споров о компетенции; жалоб на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан; соблюдение порядка (процедуры) выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Для установления фактических обстоятельств Суд использует следующие установленные Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" средства: объяснения сторон, заключения экспертов, исследование документов, показания свидетелей. По Закону о Конституционном Суде РСФСР 1991 г. Суд разрешал в равной мере вопросы права и факта. Как отмечает С.В. Боботов, проверка соответствия Конституции деятельности политических партий и иных объединений, дача заключений о неспособности должностных лиц осуществлять связанные с их деятельностью полномочия были немыслимы без установления вопросов факта. Суд стал вызывать многочисленных свидетелей, и эта практика неизбежно повела к усложнению конституционного процесса и превращению его в разновидность гражданского процесса. Но и по делам о конституционности правоприменительной практики, отмечает указанный автор, Суд уделял непропорционально большое внимание фактическим обстоятельствам, что означало превращение его в высшую надзорную инстанцию. По действующему федеральному конституционному закону, возможность смешения компетенции Конституционного Суда с компетенцией других судов устранена. Тем самым подчеркнуто особое место Конституционного Суда в судебной системе Российской Федерации.

Требование решать исключительно вопросы права (не политики) также можно отнести к пределам полномочий Конституционного Суда РФ. Суд не должен выходить за рамки решения чисто юридических вопросов – правового содержания Конституции и ранга ее норм.

В прежнем Законе о Конституционном Суде РСФСР 1991 г. закреплялось, что Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы. Однако такая формулировка оказалась неудачной, а на практике к тому же и неработающей. Преимущество Федерального конституционного закона 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" заключается в том, что он основывается не на запретительных подходах в правовом регулировании – отечественная практика неоднократно демонстрировала их неэффективность, – а на более гибком и эффективном варианте обеспечения деполитизации посредством ограничения политической деятельности Конституционного Суда правовыми рамками и юрисдикционными процедурами.

Вопрос об исключении из компетенции Суда оценки конституционности политических партий и иных общественных объединений под предлогом блокирования возможности его политизации стал предметом острых дискуссий. Таким правом Конституционный Суд обладал в соответствии со ст. 165 Конституции РСФСР 1978 г. Так, представляется интересной позиция Б.С. Эбзеева, который указывал, что обсуждаемая проблема входит в ведение именно Конституционного Суда, а не Верховного Суда РФ. Аналогичным полномочием наделены, например, органы конституционного надзора ФРГ, Словакии, Чехии, Молдовы, Украины и др.

В компетенцию Конституционного Суда РФ не входит и рассмотрение дел о конституционности выборов высших органов государственной власти. Жалобы по данному вопросу рассматривает Верховный Суд РФ – высший судебный орган по уголовным, гражданским, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Получается, как отмечает С.А. Авакьян, что "конституционно-правовую материю оценивают судьи, в основном далекие от нее. Даже психология этих судей настроена на другой характер судопроизводства". Между тем вопросы о конституционности выборов высших органов государственной власти рассматривают органы конституционного надзора Австрии, Франции, ФРГ, Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Киргизии, Португалии и др.

В юридической литературе активно обсуждается вопрос взаимодействия конституционного надзора и политики. Отмечается, что, несмотря на законодательно оформленную отстраненность конституционного надзора от политики, конституционные суды зачастую приобретают большой политический вес и значение. Вовлеченность конституционных судов в политику оценивается в следующих аспектах: во-первых, суд выступает в качестве арбитра между весьма политизированными органами государства; во-вторых, он является судьей в спорах между обществом и государством. Конфликты подобного рода неизбежно будут носить политический оттенок, поскольку речь в них будет идти о пределах власти государства над обществом. Конституционный Суд может приобрести определенный политический вес, так как особенностью юридических фактов как объектов судебного конституционно-контрольного толкования является их важное политическое звучание. В самом деле, любое решение Конституционного Суда также неизбежно приобретает политическое значение, желают того сами судьи или нет. Ведь Конституционный Суд относится к одной из ветвей власти, а власть не может быть вне политики. В то же время следует исходить из того, что Конституционный Суд решает вопросы государственной важности и, следовательно, не может допускать ошибок в своей деятельности. В связи с этим ему ни в коем случае нельзя втягиваться в текущую политику, тем более в политическую борьбу.

Процессуальная форма деятельности Конституционного Суда по природе несовместима с поспешностью, дает возможность дистанцироваться от политической повседневности, что уже неоднократно успешно демонстрировал Конституционный Суд РФ.

Особое значение имеет анализ пределов полномочий Конституционного Суда, связанных с федеративной природой государства. Конституционный Суд рассматривает дела о конституционности исключительно федерального законодательства и законодательства по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Суть данного предела в том, что оценка конституционности нормативных актов субъектов Федерации, изданных по вопросам их исключительного ведения, не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ. Данный вопрос возлагается на конституционные (уставные) суды субъектов Федерации.

К пределам полномочий Конституционного Суда РФ можно отнести и рассмотрение им дел исключительно по обращениям в форме запросов, жалоб и ходатайств (ст. 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Это означает, что он не возбуждает процедуру рассмотрения дел по собственной инициативе.

Однако существует и иная практика: например, правом собственной инициативы обладают Конституционные Суды Австрии, Албании, Габона, Бенина, Мали, Узбекистана, Конституционный трибунал Польши, Суд Конституционного надзора Монголии. Ранее таким правом обладал Союзный Конституционный Суд Югославии. При этом такая инициатива в одних странах распространяется на определенные виды правовых актов, установленные законом: например, конституционные Суды Бенина, Габона, Мали по собственной инициативе возбуждают производство по делу о конституционности только законопроектов, нарушающих публичные права и свободы. А органы конституционного надзора Австрии, Албании, Польши, Узбекистана, Монголии рассматривают по своей инициативе все правовые акты.

По Закону 1991 г. Конституционный Суд России также имел право по собственной инициативе давать заключения по вопросам, строго определенным законом (ст. 74). При принятии в 1994 г. нового законопроекта о Конституционном Суде РФ данный вопрос активно обсуждался. Так, депутат О.О. Миронов отмечал, что без предоставления права собственной инициативы Конституционный Суд будет занимать сугубо пассивную позицию при наличии большого количества нарушений конституционного законодательства. По мнению же депутата Л.Н. Завадской, такое право ставит Суд над парламентом, что тем самым нарушит систему "сдержек и противовесов" между тремя ветвями власти. Последняя позиция была принята за основу, и право собственной инициативы Конституционного Суда РФ не нашло отражения в Законе.

Вместе с тем представляется, что Конституционному Суду как "хранителю и защитнику Конституции" необходимо в будущем предоставить право возбуждать производство по собственной инициативе, но оно должно иметь границы, т.е. применяться по определенному кругу вопросов, например, когда идет речь о грубых нарушениях Конституции РФ, конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Важное значение имеет и такой предел полномочий Конституционного Суда РФ, как рассмотрение дел исключительно по обращениям. Так, ч. 3 ст. 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" закрепляет, что Конституционный Суд РФ принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта или компетенции органа, конституционность которых подвергается сомнению в обращении. Это означает, что Конституционный Суд при разрешении дела не вправе выходить за пределы предмета, предусмотренного в обращении.

Однако анализ практики деятельности Конституционного Суда РФ позволяет сделать вывод о необходимости в процессе дальнейшего совершенствования законодательства наделить Конституционный Суд правом признавать не соответствующими Конституции РФ не только нормы правового акта или части компетенции органа, конституционность которых подвергнута сомнению в обращении, но и те нормы того же акта или части компетенции того же органа, которые были установлены в процедуре конституционного судопроизводства самим Конституционным Судом.

Следующий предел полномочий Конституционного Суда РФ состоит в возможности осуществления лишь последующего конституционного надзора. Это означает, что Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции РФ уже вступивших в силу нормативных правовых актов и договоров между органами государственной власти. Единственное исключение из этого правила предусмотрено для международных договоров. Применение предварительного надзора только в этом случае характерно также и для Конституционного Суда Венгрии и Конституционного Суда Болгарии. Суд осуществляет в отношении них предварительный надзор, т.е. оценивает конституционность подписанных, но не вступивших в силу международных договоров, тем самым предотвращает коллизии между национальным и международным правом.

Вопрос о предварительном конституционном надзоре, как отмечается, в науке конституционного права является дискуссионным. При этом диапазон мнений – от минимизации роли этой стадии как носящей сугубо консультационный характер до придания ей чуть ли не определяющего значения.

В некоторых странах предварительный конституционный надзор неизвестен (Дания, Норвегия, США и др.). В Испании предварительный конституционный надзор был упразднен в 1985 г. В других странах применяются оба вида конституционного надзора – как предварительный, так и последующий. Подобная практика сложилась в Ирландии, Бельгии, Колумбии, Австрии (важно отметить, что предварительный надзор применяется только в отношении законопроектов о разграничении компетенции между федерацией и ее субъектами), Италии (предварительный надзор действует при оценке конституционности областных законопроектов).

По процедуре возбуждения различают абстрактный и конкретный конституционный надзор. Абстрактный надзор имеет место при рассмотрении вопроса о конституционности нормативного акта вне связи с его конкретным применением. Конкретный надзор применяется в связи с рассмотрением действия исследуемого нормативного акта применительно к обстоятельствам конкретного дела.

Абстрактная форма, по мнению В.В. Маклакова, имеет определенные преимущества перед конкретной: позволяет шире взглянуть на проблему соотношения оспариваемого акта с Конституцией, обеспечивает единство и непротиворечивость контроля и в конечном счете лучше отвечает идее разделения властей. Однако конкретный контроль создает лучшие возможности для более или менее оперативной защиты прав человека. Действительно, конкретный надзор ориентирует Конституционный Суд при рассмотрении дела на поиск наиболее оптимальной в плане защиты прав человека оценки подлежащего применению закона. Так, в западной доктрине и судебной практике сформировалась следующая установка: если при толковании подлежащего применению закона возникает несколько вариантов прочтения такого закона, то предпочтение следует отдать варианту, который гарантирует защиту прав и свобод человека и исключает возможность их нарушения. Такой подход прочно утвердился в судебной практике конкретного конституционного надзора в ФРГ.

Вопрос о полномочиях Конституционного Суда РФ в Конституции РФ решен следующим образом. Статья 125 Конституции РФ в отличие от ст. 165-1 предшествующей Конституции после перечисления полномочий Конституционного Суда не закрепляет положение "рассматривает иные дела, если это предусмотрено законом и не противоречит его юридической природе", но в ч. 3 ст. 128 Конституции РФ отмечается, что полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ устанавливаются федеральным конституционным законом. Пункт 7 ст. 3 действующего Федерального конституционного закона предусматривает, что Конституционный Суд осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией, федеральным договором и федеральными конституционными законами. В этом же пункте закреплено, что Суд также может пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации, "если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля".

Таким образом, пределы полномочий Конституционного Суда РФ, обозначая основные направления активности конституционного правосудия, выступают ориентирами совершенствования отечественного законодательства и в целом развития правовой системы.

Далее – § 1. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации

  • Ярослав, г. Калуга

    Ярослав, г. Калуга

    Мне сроки одна фирма затянула, курсовую уже неделю назад должны были сделать. Заказал у Вас. Спасибо Вам за помощь и понимание. Я Ваш клиент навеки!
  • Дарья, г. Омск

    Дарья, г. Омск

    Вы меня еще ни разу не разочаровали. 3 реферата и 2 курсовых работы сдала на «отлично». Теперь мой девиз – «Цена соответствует качеству».
  • Андрей, г. Липецк

    Андрей, г. Липецк

    У меня уже был горький опыт заказа курсовых и контрольных через Интернет. Повелся за дешевизной, в итоге было стыдно показывать. Буду заказывать теперь только у вас!
  • Мария, г. Москва

    Мария, г. Москва

    Спасибо большое! Заказывала реферат. Сделали вовремя. Реферат понравился и мне и преподавателю. Оригинальность реферата 80%! Получила 5 ...
  • Антон, г. Брянск

    Антон, г. Брянск

    Уже второй раз заказываю контрольную и снова результат превосходит ожидания!!! Пеподаватель доволен, а мне 5!!! Советую всем!!! Лучше, вряд ли, найдете!!!
  • Сергей, г. Воронеж

    Сергей, г. Воронеж

    Являюсь постоянным клиентом. Все работы заказываю только у вас. Радует качество, а также скидки. Рекомендовал сайт одногруппникам. Все довольны ...
  • Наталья, г. Казань

    Наталья, г. Казань

    Учусь заочно и работаю, поэтому мало времени на подготовку к сессии. Заказывала у вас курсовые, рефераты, контрольные. За работы получала только «4» и «5» ...
  • Константин, г. Тюмень

    Константин, г. Тюмень

    Решил самостоятельно написать дипломную работу – не получилось. Преподаватель раскритиковал. Переписывать времени не было. Благодаря вашему автору успел ...
  • Анастасия, г. Москва

    Анастасия, г. Москва

    Всем рекомендую вашу компанию. Сотрудники компетентны и вежливы. Заказывала дипломную по ВЭД. Сдала и защитилась без проблем. Спасибо за отличную работу!
  • Жанна, г. Кострома

    Жанна, г. Кострома

    У меня очень строгий преподаватель, любит придираться к мелочам, ему очень трудно угодить. Но ваш автор справился с поставленной задачей ...
  • Юлия О., г. Вологда

    Юлия О., г. Вологда

    Спасибо за профессионально выполненную работу! Дипломную работу защитила на «5». Материал был действительно оригинальным, все расчеты приведены ...
  • Елизавета, г. Москва

    Елизавета, г. Москва

    Поздно заказала дипломную, времени на выполнение была мало. Поразило то, что справились. Это просто фантастика!!! Молодцы, так держать!
  • Тимофей, г. Москва

    Тимофей, г. Москва

    Вы спасли меня от отчисления с последнего курса. Висел в должниках из-за курсовых работ. Ваши авторы успели написать 3 курсовых за 3 дня. Безмерно вам благодарен! ...
  • Юлия, г. Москва

    Юлия, г. Москва

    Обращаюсь в вашу компанию уже не первый год. Курсовые сдаю на «хорошо» и «отлично». Работы всегда выполняются точно в срок, доработки делаются бесплатно ...
  • Олег, г. Новосибирск

    Олег, г. Новосибирск

    Выражаю благодарность вашим авторам! Заказывал контрольные по высшей математике. Все расчеты верны. Теперь буду обращаться только к вам!
  • Дмитрий, г. Белгород

    Дмитрий, г. Белгород

    На написание дипломной работы оставалось 3 дня. Вы меня спасли! Я не верил, что справитесь за такой срок. Я вам очень благодарен! Удачи вам и процветания!!!
  • Екатерина, г. Томск

    Екатерина, г. Томск

    Хочу сказать спасибо за качественно выполненную работу! Замечания были минимальные. На защите получила «5». Буду советовать ваш сайт.
  • Михаил, г. Тула

    Михаил, г. Тула

    Меня здорово подвели: сроки просрочили, выполнили плохо. Пришлось срочно обращаться к вам по совету друга. Не верил, что справитесь. Буду обращаться только к Вам!
  • Александр, г. Орел

    Александр, г. Орел

    Понравилось оформление сайта, решил попробовать заказать курсовую. Выполнили, как и обещали, вовремя. Мне еще учиться 3 года. Заказываю буду только здесь.
  • Алина, г. Клин

    Алина, г. Клин

    Вопреки скептицизму моих домашних, Вы точно уложились в сроки. Вы были правы, буду не раз ещё с Вами сотрудничать. Большое спасибо за курсовую!
  • Ольга, г. Самара

    Ольга, г. Самара

    Курсовую, которую сама написала, не приняли. Решила обратиться к вам. Сделали быстро, вредный препод курсовик принял! Я очень рада!!!
  • Анна, г. Ростов

    Анна, г. Ростов

    В 2 ночи вспомнила, что сегодня сдавать реферат. Обратилась к вам. Реферат сделали точно к сроку. Сдала на «отлично». Спасибо! Буду к вам обращаться!